Понедельник, 25 Октября, 2021
   
(2 голоса, среднее 4.50 из 5)

 


Преображение. 1408

По­лу­чая сво­бо­ду, ус­та­нов­ка сак­ра­ли­за­ции от­нюдь не ог­ра­ни­чи­ва­ет­ся сфе­рой влас­ти и го­су­да­р­ства. Это – об­щая ус­та­нов­ка, оп­ре­де­лен­ный тип от­но­ше­ния к ре­аль­нос­ти, ко­то­рый мо­жет ска­зы­вать­ся в лю­бых сфе­рах. На дру­гом по­лю­се от вы­со­ких им­пе­рс­ких сфер – пов­сед­нев­ное су­ще­ст­во­ва­ние че­ло­ве­ка, и здесь сак­ра­ли­за­ция то­же по­лу­чи­ла уси­лен­ное раз­ви­тие. Про­из­воль­ное рас­ши­ре­ние кру­га яв­ле­ний, на­де­ля­е­мых при­ча­ст­ностью Бо­же­ст­вен­но­му, вы­ра­жа­ет­ся тут преж­де все­го в раз­рас­та­нии, ги­пе­рт­ро­фии куль­то­во­го сим­во­лиз­ма, ког­да стре­мят­ся про­ни­зать сак­ра­ли­зу­ю­щим куль­том и ри­ту­а­лом ед­ва ли не весь по­ря­док зем­но­го су­ще­ст­во­ва­ния. По это­му пу­ти в Рос­сии, по­жа­луй, за­хо­ди­ли даль­ше, чем в Ви­зан­тии. Сла­вя­н­ство мо­ло­же эл­ли­н­ства, и тут бли­же бы­ли плас­ты ар­ха­и­чес­кой, при­ми­тив­ной ре­ли­ги­оз­нос­ти, для ко­то­рой «все пол­но бо­гов», а еще боль­ше – бе­сов, ко­то­рой близ­ка тен­ден­ция к то­таль­ной сак­ра­ли­за­ции и лич­но­го, и об­ще­ст­вен­но­го бы­тия. Эта тен­ден­ция рож­да­ет та­кие из­ве­ст­ные яв­ле­ния на­шей ду­хов­ной ис­то­рии, как дог­ма­ти­за­ция об­ря­да, сак­ра­ли­за­ция бы­та, об­ря­до­ве­рие. В них пе­ре­жит­ки сла­вя­нс­ко­го язы­че­ст­ва по­лу­ча­ли хрис­ти­а­нс­кое оформ­ле­ние и хрис­ти­а­нс­кую ле­ги­ти­ма­цию от па­ра­диг­мы сак­ра­ли­за­ции, при­шед­шей из Ви­зан­тии в сос­та­ве транс­ли­ро­ван­но­го на Русь вос­точ­нох­рис­ти­а­нс­ко­го дис­кур­са. Стог­ла­вый со­бор 1551 го­да все­го бо­лее пос­лу­жил дог­ма­ти­за­ции об­ря­да. С этой дог­ма­ти­за­ци­ей в ши­ро­ком соз­на­нии по­се­ли­лось проч­ное предс­тав­ле­ние, что вся­кое из­ме­не­ние об­ряд­нос­ти – ересь, из­ме­на ве­ре. По­э­то­му че­рез сто лет об­ря­до­вая ре­фор­ма Ни­ко­на выз­ва­ла ис­то­вый от­пор и при­ве­ла к тра­ге­дии рас­ко­ла – как ви­дим, эту тра­ге­дию при­хо­дит­ся то­же от­нес­ти к воз­дей­стви­ям ви­зан­тийс­ко­го нас­ле­дия! Ха­рак­тер­но, что в борь­бе с рас­ко­лом влас­тям приш­лось сде­лать ре­ше­ния Стог­ла­ва сек­рет­ны­ми – так ро­дил­ся еще один сте­ре­о­тип, ко­ре­ня­щий­ся в ус­та­нов­ке сак­ра­ли­за­ции и до­жив­ший до на­ших дней.

Хранимая и культивируемая в исихазме установка обожения отвечает
аутентично христианской религиозности, тогда как установка
сакрализации не передает уникальность и новизну Благой Вести,
толкая византийское сознание назад, к язычеству.

Что же до об­ря­до­ве­рия и сак­ра­ли­за­ции бы­та, то они сло­жи­ли ко­ло­рит­ную сти­хию на­род­ной жиз­ни, ко­то­рая уми­ля­ла бы­то­пи­са­те­лей, а для мно­гих уче­ных слу­жи­ла до­ка­за­тель­ством глу­бо­чай­шей пра­вос­лав­нос­ти рус­ско­го на­ро­да. Но эта сти­хия про­ва­ли­лась на ис­то­ри­чес­ком эк­за­ме­не. За счи­тан­ные го­ды – мо­мен­таль­но по ис­то­ри­чес­ким мер­кам! – Русь пра­вос­лав­ная ста­ла СССР-ом, где пра­вос­лав­ные ока­за­лись ма­ло­за­мет­ны­ми го­ни­мы­ми мар­ги­на­ла­ми, а мил­ли­о­ны преж­них об­ря­до­вер­цев об­ре­ли со­ве­тс­кое соз­на­ние, не­ред­ко и при­со­е­ди­ня­ясь к го­ни­те­лям. Свой­ства об­ря­до­вер­чес­ко­го соз­на­ния это неп­ло­хо поз­во­ля­ют. Ес­ли ве­ра не име­ет опо­ры в выс­ших ин­тел­лек­ту­аль­ных сло­ях соз­на­ния, эти слои нет­руд­но за­пол­нить боль­ше­ви­с­тской или иной иде­о­ло­ги­ей, яс­но до­ка­зы­ва­ю­щей вче­раш­не­му пра­вос­лав­но­му, что по­пы об­ма­ны­ва­ли его.

Так пос­те­пен­но мы возв­ра­ща­ем­ся к на­шим дням и к глав­ной те­ме об ак­ту­аль­нос­ти ви­зан­тийс­ко­го нас­ле­дия. Нет сом­не­ний, с сак­ра­ли­за­ци­ей то­же свя­за­на са­мая вы­со­кая ак­ту­аль­ность. «От­зы­ва­ют­ся в на­ших днях», по вы­ра­же­нию Хо­мя­ко­ва, и проб­ле­ма хрис­ти­а­нс­кой им­пе­рии, и фор­ма­ция ре­ли­ги­оз­нос­ти, ко­то­рая ог­ра­ни­чи­ва­ет­ся об­ря­до­ве­ри­ем и гра­ни­чит вплот­ную с су­е­ве­ри­ем. Ущерб­ность об­ря­до­вер­чес­кой фор­ма­ции не вы­зы­ва­ет се­год­ня спо­ров. Од­на­ко сов­сем иное – «им­пе­рс­кий воп­рос». Мы на­пом­ни­ли сви­де­тель­ства спе­ци­а­лис­тов, до­ка­зы­вав­ших, что Ви­зан­тийс­кая им­пе­рия от­нюдь не бе­зо­го­во­роч­но мо­жет быть наз­ва­на хрис­ти­а­нс­кой им­пе­ри­ей: она име­ла ре­ли­ги­оз­ную конс­ти­ту­цию, но со­от­ве­т­ству­ю­щая ре­ли­ги­оз­ность – язы­чес­кой, а не хрис­ти­а­нс­кой при­ро­ды. В то же вре­мя в сво­ей те­о­ло­гии и иде­о­ло­гии она не же­ла­ла это­го приз­на­вать, нап­ро­тив, она уси­лен­но се­бя ут­ве­рж­да­ла да­же «хрис­ти­ан­ней­шей». Расч­ле­нить это сра­ще­ние, рас­це­пить эти два плас­та, две в кор­не раз­ные фор­ма­ции соз­на­ния да­же в прин­ци­пе не­воз­мож­но. Вла­ди­мир Би­би­хин чет­ко фик­си­ро­вал та­кую не­воз­мож­ность: «От­но­си­тель­но ед­ва ли не пре­об­ла­да­ю­ще­го чис­ла ви­зан­тийс­ких ав­то­ров и ис­то­ри­чес­ких лиц сов­ре­мен­но­му ис­то­ри­ку хо­те­лось бы знать, бы­ли ли они ис­тин­но хрис­ти­а­на­ми или втай­не языч­ни­ка­ми. Де­ло не в нех­ват­ке ис­то­ри­чес­ко­го ма­те­ри­а­ла, а в том, что мы от се­бя на­вя­зы­ва­ем ви­зан­тий­цам воп­рос, ко­то­рый они са­ми не спе­ши­ли ста­вить и да­же пос­та­вив ре­шать». И в ито­ге – прак­ти­чес­ки вся ви­зан­тийс­кая речь об­ре­та­ет «не­исп­ра­ви­мую двуз­нач­ность все­го го­во­ри­мо­го». Гиб­рид­ный и смут­ный, в выс­шей ме­ре двус­мыс­лен­ный фе­но­мен!

Та­ко­ва же и его роль в рос­сийс­кой ис­то­рии. Язы­чес­кий культ го­су­да­р­ства, ме­няя об­личья, ста­но­вясь то бли­же, то даль­ше от ви­зан­тийс­ко­го про­то­ти­па, фаль­ши­во объ­яв­ляя се­бя то хрис­ти­ан­ней­шим, то гу­ман­ней­шим, соп­ро­вож­да­ет всю ис­то­рию на­ше­го Оте­че­ст­ва. Двус­мыс­лен­но и то, как се­год­ня вновь вбра­сы­ва­ют этот про­то­тип в об­ще­ст­вен­ное соз­на­ние – то ис­под­воль, а то и пря­мо выд­ви­гая его как об­ра­зец в се­год­няш­них по­ис­ках но­вых ори­ен­ти­ров для рос­сийс­кой го­су­да­р­ствен­нос­ти. Так пи­шет в сво­ем пос­лес­ло­вии к фун­да­мен­таль­но­му тру­ду Даг­ро­на его пе­ре­вод­чик Алек­сандр Му­син: «Те­мы ца­ря и Ви­зан­тии <…> под­пи­ты­ва­ют­ся на са­мом вы­со­ком уров­не. На под­де­рж­ку этой идеи бро­ше­ны ки­но­ин­ду­ст­рия и пом­пез­ные кон­фе­рен­ции. <…> Мо­нар­хия ос­та­ет­ся вож­де­лен­ной меч­той мно­гих». Ес­те­ст­вен­но яв­ля­ет­ся мысль: не сле­ду­ет ли уй­ти сов­сем от это­го мут­но­ва­то­го ви­зан­тийс­ко­го нас­ле­дия? Не бу­дет ли это пря­мее, сме­лее, чи­ще?

«Иног­да от пос­то­ян­но­го всмат­ри­ва­ния в тай­ну Рос­сии, от пос­то­ян­но­го за­ня­тия боль­ше­виз­мом в ду­ше под­ни­ма­ет­ся неп­ре­о­до­ли­мая тос­ка и воз­ни­ка­ет соб­лазн ухо­да в ис­ку­с­ство, фи­ло­со­фию, на­у­ку. Но соб­лазн быст­ро отс­ту­па­ет. Уй­ти нам нель­зя и не­ку­да» – так за­кан­чи­ва­ет Фе­дор Сте­пун свои зна­ме­ни­тые ме­му­а­ры «Быв­шее и нес­быв­ше­еся». Mutatis mutandis («с со­от­ве­т­ству­ю­щи­ми из­ме­не­ни­я­ми», лат.) и я ска­жу это о на­шей те­ме. И фе­но­мен Ви­зан­тии, и фе­но­мен им­пе­рии со всем их язы­че­ст­вом не­от­де­ли­мы уже от су­деб Рос­сии, от рус­ско­го хрис­ти­а­н­ства. За мно­го сто­ле­тий в них вло­жен не­из­ме­ри­мый ка­пи­тал – от­нюдь не толь­ко ил­лю­зор­ных и об­ман­ных те­о­ло­гий и тех­но­ло­гий, но и чест­ных по­пы­ток нас­то­я­ще­го сле­до­ва­ния за­яв­лен­ным хрис­ти­а­нс­ким цен­нос­тям. «В Ви­зан­тии иск­рен­не пы­та­лись соз­дать хрис­ти­а­нс­кую че­ло­ве­чес­кую общ­ность, ко­то­рая бы­ла бы соз­вуч­на не­бес­ной», – пи­шет Сти­вен Ран­си­мен, ни­как не склон­ный иде­а­ли­зи­ро­вать Ви­зан­тию. Отыс­ки­ва­е­мые се­год­ня мо­де­ли и стра­те­гии но­вой го­су­да­р­ствен­нос­ти долж­ны учи­ты­вать ис­то­рию и чувство­вать ор­га­ни­ку рос­сийс­ко­го го­су­да­р­ствен­но­го бы­тия; и сто­ит пос­та­рать­ся, что­бы идеи и ча­я­ния на­ших пред­ше­ст­вен­ни­ков не бы­ли це­ли­ком отб­ро­ше­ны как чис­тое заб­луж­де­ние.



Комментарии  

 
+1 #1 Demetrios 18.12.2012 23:18
Позиция С.С. Хоружего отличается наибольшей взвешенностью из того, что у нас говорится и пишется о Византии в последнее время. Призыв продолжить дело св. Григория Паламы звучит дерзновенно, но вместе с тем это - правильный призыв. И нам остается последовать этому призыву.
 

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2021 belkin.tmweb.ru. Все права защищены.
Сейчас 3038 гостей онлайн