Пятница, 05 Марта, 2021
   
(6 голоса, среднее 3.00 из 5)

 

Невиданный поток свободных денег вызвал бурный рост западноевропейских
городов, стал решающим толчком развития ремесел, наук, искусств. Запад
варварский стал Западом цивилизованным лишь после того, как захватил,
разграбил, разрушил и поглотил в себя Византийскую империю.

***

Про­и­зош­ло это так. Од­ним из глав­ных фи­нан­со­вых ре­сур­сов стра­ны бы­ла не нефть, как сей­час, и не газ, а та­мо­жен­ные пос­туп­ле­ния от гран­ди­оз­ной меж­ду­на­род­ной тор­гов­ли на Бос­фо­ре и Дар­да­нел­лах. Ви­зан­тий­цы, ко­то­рые ра­нее всег­да прин­ци­пи­аль­но по­ла­га­лись толь­ко на свои си­лы в уп­рав­ле­нии стра­ной и в хо­зяй­ствен­ных воп­ро­сах, вдруг ста­ли бур­но об­суж­дать, а по­том и ре­ши­ли, что меж­ду­на­род­ную тор­гов­лю ра­зум­нее пре­дос­та­вить за­ру­беж­ным «друзь­ям», бо­лее предп­ри­им­чи­вым и го­то­вым взять на се­бя все рас­хо­ды по соз­да­нию слож­ных транс­по­рт­ных по­то­ков, во­ору­жен­ной ох­ра­не тор­го­вых пу­тей, стро­и­тель­ству но­вых пор­тов, ин­тен­си­фи­ка­ции и раз­ви­тию ком­мер­чес­кой де­я­тель­нос­ти. Бы­ли приз­ва­ны за­пад­ные спе­ци­а­лис­ты из Ве­не­ции и Ге­нуи, за нес­коль­ко сто­ле­тий вы­рос­шие на ви­зан­тийс­кой тор­гов­ле, и им бы­ла раз­ре­ше­на бес­пош­лин­ная тор­гов­ля и по­ру­че­на ох­ра­на морс­ких ком­му­ни­ка­ций на тер­ри­то­рии им­пе­рии.

За­пад все­ми прав­да­ми и неп­рав­да­ми стал вов­ле­кать Ви­зан­тию в за­рож­да­ю­щий­ся тог­да про­об­раз все­ев­ро­пейс­кой тор­го­вой ор­га­ни­за­ции и, вос­поль­зо­вав­шись од­ним из слож­ных пе­ри­о­дов в жиз­ни им­пе­рии, до­бил­ся сво­е­го: им­пе­ра­тор Алек­сий Ком­нин на са­мых не­вы­год­ных для стра­ны ус­ло­ви­ях под­пи­сал меж­ду­на­род­ный тор­го­вый до­го­вор, наз­ван­ный «Зо­ло­тая бул­ла». На по­вер­ку этот до­го­вор ока­зал­ся ка­баль­ным и вы­год­ным толь­ко За­па­ду.

До по­ры до вре­ме­ни все бы­ли до­воль­ны: ожи­ви­лась тор­гов­ля, в го­ро­дс­ких лав­ках и ма­га­зи­нах по­я­ви­лось не­ви­дан­ное преж­де изо­би­лие ев­ро­пейс­ких и ази­а­тс­ких то­ва­ров… Но все это не да­лось да­ром: за счи­тан­ные де­ся­ти­ле­тия оте­че­ст­вен­ное про­из­во­д­ство и сельс­кое хо­зяй­ство дег­ра­ди­ро­ва­ли стре­ми­тель­ны­ми тем­па­ми.

Ра­зо­ри­лись или по­па­ли в за­ви­си­мость от иност­ран­цев все ви­зан­тийс­кие предп­ри­ни­ма­те­ли. Ког­да всерь­ез спох­ва­ти­лись, ока­за­лось уже позд­но. Был ан­ну­ли­ро­ван до­го­вор «Зо­ло­тая бул­ла», и им­пе­ра­тор Анд­ро­ник по­пы­тал­ся вер­нуть стра­не те­ку­щие по­то­ка­ми за гра­ни­цу до­хо­ды. Он кон­фис­ко­вал все до од­но­го иност­ран­ные ком­мер­чес­кие предп­ри­я­тия, вы­са­сы­ва­ю­щие пос­лед­ние ре­сур­сы из эко­но­ми­ки го­су­да­р­ства. Это не прош­ло да­ром ни ему, ни им­пе­рии. Его зверс­ки уби­ли, а Ве­не­ци­а­нс­кая рес­пуб­ли­ка, став­шая к то­му вре­ме­ни круп­ней­шей фи­нан­со­вой оли­гар­хи­ей, на­ня­ла це­лый крес­то­вый по­ход и вмес­то Свя­той Зем­ли нап­ра­ви­ла его на гра­беж Конс­тан­ти­но­по­ля. Ви­зан­тий­цы, ко­то­рые до это­го восп­ри­ни­ма­ли крес­то­нос­цев в об­щем-то как брать­ев по ве­ре и во­ен­ных со­юз­ни­ков, бы­ли нас­толь­ко не под­го­тов­ле­ны к та­ко­му ко­вар­ней­ше­му уда­ру, что не ор­га­ни­зо­ва­ли долж­но­го соп­ро­тив­ле­ния. В 1204 го­ду фран­цу­зс­кий, гер­ма­нс­кий и италь­я­нс­кий кон­тин­ген­ты за­пад­ных со­юз­ни­ков оса­ди­ли Конс­тан­ти­но­поль и зах­ва­ти­ли его. Го­род был без­жа­ло­ст­но разг­раб­лен и сож­жен.

При этом ве­не­ци­ан­цы – оп­лот тог­даш­не­го сво­бод­но­го предп­ри­ни­ма­тель­ства – объ­я­ви­ли на весь за­пад­ный мир, что вос­ста­нав­ли­ва­ют поп­ран­ную за­кон­ность, пра­ва сво­бод­но­го меж­ду­на­род­но­го рын­ка, а глав­ное – бо­рют­ся с ре­жи­мом, от­ри­ца­ю­щим об­ще­ев­ро­пейс­кие цен­нос­ти. Имен­но с это­го мо­мен­та на За­па­де стал соз­да­вать­ся об­раз Ви­зан­тии как ере­ти­чес­кой «им­пе­рии зла».

В даль­ней­шем этот об­раз всег­да, ког­да тре­бо­ва­лось, изв­ле­кал­ся из иде­о­ло­ги­чес­ких ар­се­на­лов. Хо­тя че­рез 50 лет Конс­тан­ти­но­поль был ос­во­бож­ден от крес­то­нос­цев, Ви­зан­тия боль­ше ни­ког­да не смог­ла оп­ра­вить­ся от это­го уда­ра. А иност­ран­ные тор­гов­цы нав­сег­да ос­та­лись пол­ны­ми хо­зя­е­ва­ми и в эко­но­ми­ке, и на ви­зан­тийс­ком рын­ке.

***

Дру­гой не­раз­ре­шен­ной проб­ле­мой Ви­зан­тии ста­ла кор­руп­ция и оли­гар­хия. Борь­ба с ни­ми ве­лась пос­то­ян­но и дол­гое вре­мя бы­ла эф­фек­тив­на. Зар­вав­ших­ся чи­нов­ни­ков и фи­нан­со­вых ма­хи­на­то­ров под­вер­га­ли на­ка­за­ни­ям и ссыл­кам, их иму­ще­ст­во пол­ностью кон­фис­ко­вы­ва­лось в каз­ну. Но, в кон­це кон­цов, у влас­ти не хва­ти­ло ре­ши­мос­ти и сил пос­ле­до­ва­тель­но пре­се­кать это зло. Оли­гар­хи об­за­ве­лись це­лы­ми ар­ми­я­ми под ви­дом слуг и под­раз­де­ле­ний ох­ра­ны и вверг­ли го­су­да­р­ство в пу­чи­ну граж­да­нс­ких войн.

От­ку­да в Ви­зан­тии во­об­ще взя­лась оли­гар­хия и по­че­му она ста­ла не­уп­рав­ля­е­ма?

Ви­зан­тия всег­да бы­ла жест­ко цент­ра­ли­зо­ван­ным бю­рок­ра­ти­чес­ким го­су­да­р­ством, и это бы­ло от­нюдь не ее сла­бостью, а нап­ро­тив, ее ис­то­ри­чес­кой си­лой. Лю­бые по­пыт­ки срас­та­ния влас­ти и част­ных ин­те­ре­сов всег­да пре­се­ка­лись здесь жест­ко и ре­ши­тель­но. Но в один из мо­мен­тов, в пе­ри­од по­ли­ти­чес­ких и ад­ми­ни­ст­ра­тив­ных ре­форм, воз­ник соб­лазн за­ме­нить ста­рую и ка­жу­щу­ю­ся не­по­во­рот­ли­вой бю­рок­ра­ти­чес­кую ма­ши­ну на бо­лее эф­фек­тив­ную и гиб­кую, в ко­то­рой роль го­су­да­р­ства бы­ла бы ог­ра­ни­че­на и све­де­на к над­зо­ру над фор­маль­ной за­кон­ностью. Ко­ро­че го­во­ря, го­су­да­р­ство ра­ди бла­гих це­лей фак­ти­чес­ки доб­ро­воль­но от­ка­за­лось от час­ти сво­их стра­те­ги­чес­ких мо­но­поль­ных функ­ций и пе­ре­да­ло их в ру­ки не­ко­го уз­ко­го кру­га се­мейств.

Эта вско­рм­лен­ная го­су­да­р­ством но­вая арис­ток­ра­тия не­дол­го на­хо­ди­лась под конт­ро­лем бю­рок­ра­ти­чес­ко­го ап­па­ра­та, как это за­ду­мы­ва­лось. Про­ти­вос­то­я­ние шло с пе­ре­мен­ным ус­пе­хом и кон­чи­лось тя­же­лей­шим по­ли­ти­чес­ким кри­зи­сом, вы­би­рать­ся из ко­то­ро­го приш­лось це­ной не­об­ра­ти­мых ус­ту­пок иност­ран­цам. Что за этим пос­ле­до­ва­ло, мы уже зна­ем. Оли­гар­хи­чес­кое же раз­ло­же­ние го­су­да­р­ства про­дол­жа­лось до са­мо­го за­во­е­ва­ния тур­ка­ми Конс­тан­ти­но­по­ля.



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2021 belkin.tmweb.ru. Все права защищены.
Сейчас 1303 гостей онлайн