Среда, 15 Июля, 2020
   
(10 голоса, среднее 4.60 из 5)

 

Ле­онть­ев имел воз­мож­ность, бла­го­да­ря дип­ло­ма­ти­чес­кой служ­бе, что на­зы­ва­ет­ся, на мес­те оз­на­ко­мить­ся с ви­зан­тийс­ким нас­ле­ди­ем в Гре­ции и на Бал­ка­нах. По­э­то­му его очень силь­но за­де­ло от­су­т­ствие в спис­ке ци­ви­ли­за­ций Да­ни­ле­вс­ко­го Ви­зан­тии. Са­мос­то­я­тель­ный в дру­гих сво­их вы­во­дах, Да­ни­ле­вс­кий пос­та­вил ри­то­ри­чес­кий для сво­е­го вре­ме­ни воп­рос о Ви­зан­тии: «С лиш­ком ты­ся­чу лет про­жи­ла она пос­ле от­де­ле­ния от сво­ей римс­кой, за­пад­ной сест­ры; ка­ким же прог­рес­сом оз­на­ме­но­ва­лась ее жизнь пос­ле пос­лед­не­го ве­ли­ко­го де­ла эл­ли­нс­ко­го на­ро­да – ут­ве­рж­де­ния пра­вос­лав­ной хрис­ти­а­нс­кой дог­ма­ти­ки?» То есть мыс­ли­тель не предп­ри­нял по­пыт­ки уй­ти от об­ще­ст­вен­но­го штам­па.

По­хо­жим об­ра­зом обс­то­ит де­ло и с ин­те­рп­ре­та­ци­ей ле­онть­е­вс­ко­го «ви­зан­тиз­ма», ко­то­рый – без ма­лей­шей ог­ляд­ки на сов­ре­мен­ную Ле­онть­е­ву ис­то­ри­ог­ра­фию (и на ха­рак­тер мыш­ле­ния са­мо­го Конс­тан­ти­на Ни­ко­ла­е­ви­ча) – до­во­дит­ся до аб­сур­да в «но­вой вер­сии уче­ния о Треть­ем Ри­ме». Ле­онть­ев-де, в про­ти­во­по­лож­ность стар­цу Фи­ло­фею, ве­рил не в Моск­ву – Тре­тий Рим, а в не­об­хо­ди­мость об­нов­ле­ния рус­ски­ми и гре­ка­ми Вто­ро­го Ри­ма, то есть Ви­зан­тии. В по­доб­ных ин­те­рп­ре­та­ци­ях со­вер­шен­но иг­но­ри­ру­ет­ся тот факт, что ввес­ти этот тер­мин Ле­онть­е­ва по­бу­ди­ли сов­ре­мен­ные ему ре­а­лии. Во-пер­вых, огуль­ное пос­рам­ле­ние Ви­зан­тии в Ев­ро­пе и ев­ро­пе­и­зи­ро­ван­ной мыс­ли Рос­сии, во-вто­рых, не­у­ем­ное – чис­то эт­ни­чес­кое – восх­ва­ле­ние «сла­вя­нс­кой идеи». Вот что пи­сал о тер­ми­не «ви­зан­тизм» сам Ле­онть­ев в пись­ме к от­цу Ио­си­фу Фу­де­лю: «Это сло­во “ви­зан­тизм” упот­реб­ле­но мною изо всех ста­тей мо­их толь­ко в од­ной (“Ви­зан­тизм и Сла­вя­н­ство”); опа­са­ясь (тог­да, в 72–73 гг.) ка­ких-то ту­ман­ных и об­ман­чи­вых ли­бе­раль­но-сла­вя­нс­ких нов­шеств на ста­рой гре­ко-рос­сийс­кой цер­ков­ной поч­ве, я за­хо­тел по­яс­нее ука­зать на то, что да­же и по­ми­мо сфе­ры лич­ной ве­ры то­го или дру­го­го из нас, пра­вос­ла­вие (гре­ко-ви­зан­тий­ца­ми раз­ви­тое) име­ет для Рос­сии и куль­тур­но-го­су­да­р­ствен­ное зна­че­ние (прос­ве­ти­тель­ное, обо­соб­ля­ю­щее и ут­ве­рж­да­ю­щее). И толь­ко! Пос­ле это­го я ниг­де ни ра­зу не го­во­рил “ви­зан­тизм” (по­и­щи­те-ка!), а всег­да уже го­во­рил “Пра­вос­ла­вие”, “Са­мо­дер­жа­вие” и т.д.»

Все значительное в истории выковывалось в ходе осуществления стратегии
«иосифлянства» – за счет устроения человеком не только окружающего мира,
но в первую очередь самого себя. Стратегии же прогрессизма и хилиазма,
напротив, приводят к регрессу и деградации.

По­э­то­му бы­ло бы су­щей нас­меш­кой ис­то­рии, со­вер­шен­ным не­по­ни­ма­ни­ем ду­ха ле­онть­е­вс­кой ис­то­ри­о­со­фии восп­ри­ни­мать его «ви­зан­тизм» как конс­та­та­цию «не­са­мос­то­я­тель­нос­ти» Рос­сии, ее «вто­ро­со­рт­нос­ти» или не­кой «не­важ­нос­ти» по срав­не­нию с са­мой Ви­зан­ти­ей. Нап­ро­тив, ес­ли бы вдруг кто-то из сов­ре­мен­ни­ков Ле­онть­е­ва так про­ник­ся его иде­я­ми, что за­го­во­рил бы о рус­ской об­лас­ти ви­зан­тийс­кой ци­ви­ли­за­ции, Ле­онть­ев (как и в слу­чае со «сла­вя­нс­кой» и «ту­ра­нс­кой» ци­ви­ли­за­ци­я­ми) сра­зу бы об­ра­тил вни­ма­ние на ев­ро­пейс­кие свя­зи Ру­си. Во всем не­об­хо­ди­ма гар­мо­ния, стра­те­гия зо­ло­той се­ре­ди­ны, по­э­то­му-то он иног­да поз­во­лял се­бе де­лать ак­цент боль­ше на ви­зан­тийс­кос­ти Рос­сии, чем на ее сла­вя­нс­кос­ти: «Умень­шат­ся толь­ко на­ши лжес­ла­вя­нс­кие пре­тен­зии; на­ше куль­тур­но-на­ци­о­наль­ное соз­на­ние при­мет толь­ко с этой сто­ро­ны бо­лее пра­виль­ное и доб­ро­со­ве­ст­ное нап­рав­ле­ние».

Ле­онть­ев дос­той­но от­ве­тил на воп­рос Да­ни­ле­вс­ко­го о том, чем бы­ла бо­га­та жизнь Ви­зан­тии, не толь­ко вы­де­лив Ви­зан­тию в от­дель­ную ци­ви­ли­за­цию, но и опи­сав вы­со­кий уро­вень раз­ных ее сос­тав­ля­ю­щих. Имея гре­чес­кие, римс­кие и из­ра­ильс­кие кор­ни сво­ей на­ци­о­наль­ной идеи, эта ци­ви­ли­за­ция спло­ти­ла их в еди­ном по­ры­ве и на их ба­зе соз­да­ла слож­ную, ве­ли­че­ст­вен­ную и оду­хот­во­рен­ную ком­по­зи­цию ре­ли­ги­оз­ной, куль­тур­ной и го­су­да­р­ствен­ной сос­тав­ля­ю­щих ее ци­ви­ли­за­ции. Мыс­ли­тель рас­смат­ри­вал «ви­зан­тизм» в пер­вую оче­редь как идею, ос­но­ван­ную на пра­вос­ла­вии, то есть хрис­ти­а­н­стве «с оп­ре­де­лен­ны­ми чер­та­ми, от­ли­ча­ю­щи­ми его от за­пад­ных Церк­вей, от ере­сей и рас­ко­лов». Всле­д­ствие это­го ви­зан­тийс­кий иде­ал чужд «край­не пре­у­ве­ли­чен­но­му по­ня­тию о зем­ной лич­нос­ти че­ло­ве­чес­кой, ко­то­рое вне­се­но в ис­то­рию гер­ма­нс­ким фе­о­да­лиз­мом». Чужд он и хи­ли­аз­му – «вся­кой на­деж­де на все­об­щее бла­го­де­н­ствие на­ро­дов». А по­то­му «он есть силь­ней­шая ан­ти­те­за идее все­че­ло­ве­че­ст­ва в смыс­ле зем­но­го все­ра­ве­н­ства, зем­ной всес­во­бо­ды, зем­но­го все­со­вер­ше­н­ства и все­до­воль­ства». «Ви­зан­тизм» в го­су­да­р­стве, не­сом­нен­но, оз­на­ча­ет ие­рар­хию, а в куль­ту­ре – весь­ма яс­ные предс­тав­ле­ния об эс­те­ти­ке, ис­ку­с­стве, на­у­ке, мо­дах, обы­ча­ях, вку­сах и одеж­дах. Ле­онть­ев пи­сал о бо­га­той ли­те­ра­ту­ре (ис­то­ри­чес­кой, фи­ло­со­фс­кой, дог­ма­ти­чес­кой, бо­гос­лу­жеб­ной, нрав­ствен­но-ас­ке­ти­чес­кой), не­под­ра­жа­е­мых и не­до­ся­га­е­мых об­раз­цах ис­ку­с­ства – свя­той Со­фии, ико­но­пи­си Пан­се­ли­на, бес­чис­лен­ных цер­ков­ных пес­но­пе­ни­ях, «ко­и­ми ог­ла­ша­ют­ся и – как мож­но ве­рить – до кон­ца ми­ра бу­дут ог­ла­шать­ся во всей все­лен­ной пра­вос­лав­ные хра­мы», ха­рак­те­ри­зуя все это как «в выс­шей сте­пе­ни са­мо­род­ное, ори­ги­наль­ное, но­вое». А по­то­му ве­ли­чай­шее зна­че­ние ви­зан­тийс­кой ци­ви­ли­за­ции для Ле­онть­е­ва бы­ло оче­вид­ным. По сло­вам Ва­ди­ма Ко­жи­но­ва, «как раз тог­да, ког­да Ле­онть­ев пи­сал эти стро­ки, дос­тиг­ли сво­ей на­уч­ной зре­лос­ти вы­да­ю­щи­е­ся твор­цы рус­ско­го ви­зан­ти­но­ве­де­ния». Пуб­ли­цист имел в ви­ду ака­де­ми­ков Ва­си­лия Ва­силь­е­вс­ко­го, Фе­до­ра Ус­пе­нс­ко­го, Ни­ко­ди­ма Кон­да­ко­ва, «тру­ды ко­то­рых подт­ве­рж­да­ли пол­ную пра­во­ту Ле­онть­е­ва».

Та идея, ко­то­рую Ле­онть­ев обоз­на­чил как «ви­зан­тизм», яв­ля­ет­ся тем, бла­го­да­ря че­му Рос­сия ста­ла Треть­им Ри­мом. Суть этой идеи не толь­ко в пре­ем­ствен­нос­ти по от­но­ше­нию к им­пе­рии ро­ме­ев, но и в са­мо­быт­нос­ти Рос­сии.

Весь­ма схо­жая с ле­онть­е­вс­кой кон­цеп­ция «ви­зан­тийс­ко­го нас­ле­дия Рос­сии» про­фес­со­ра ви­зан­тийс­ко­го и сов­ре­мен­но­го гре­чес­ко­го язы­ка, ис­то­рии и куль­ту­ры Лон­до­нс­ко­го уни­вер­си­те­та Тойн­би бы­ла про­дик­то­ва­на от­лич­ным зна­ни­ем ис­то­рии. И это его убеж­де­ние очень не пон­ра­ви­лось все­воз­мож­ным сто­рон­ни­кам «об­ще­че­ло­ве­чес­кой ци­ви­ли­за­ции».



Комментарии  

 
0 #3 Наталья 17.01.2013 13:26
Конечный вывод автора можно было бы изложить намного проще: спасение России, как возврат к христианству, Православию, которое является исторической основой Руси-России вообще, и изначально. Причем, к именно русскому христианству, к той базовой ее форме, которая сумела выжить в годы гонений и лишений. Об этом хорошо сказал Патриарх Кирилл 7 янв. 2013 г. (на вечерней проповеди), место "мы знаем когда произойдет Крнец Света").
 
 
0 #2 Наталья 17.01.2013 09:49
Недавно читала автора XIX в. Николая Троицкого ("Престол сатаны" в Пергаме. Спб., 1903). Там даны размышления автора о величии и падении трона Зевса в Пергаме (сведения вскоре после раскопок Бона в XIX в.). Как христианский автор он видел в Зевсе языческий символ, даже обращает внимание на то, что возле трона Зевсе были скульптуры грифонов и даже сирийских быков с лицами людей. Но мне кажется, что греческая античная цивилизация вовсе не идет в связке с Древним Римом. На мой взгляд, греческая античная цивилизация была "от Бога" (хотя это и было "детство человечества"), а разрушил ее именно Рим (тип цивилизации примитивной силы и материального лукавства одновременно). Поэтому война богов с гигантами на Пергамском фризе и оказалась в виде "осколков" той цивилизации.
 
 
0 #1 Наталья 17.01.2013 09:09
Согласна с автором, что "Россия...является самостоятельным историческим типом - Русской Цивилизацией". Но не согласна с делением государства и времен его развития. Что касается времени, то см. "Третья книга Ездры", Гл.7 (о времени цивилизаций, данное Богом). С точки зрения нашего века, века Христа, только Бог может определять типы цивилизаций человека. И тут явно видны 3 типа: 1) первобытная цивилизация (Царство примитивной силы), 2) материальная цивилизация (Царство Лукавого) 3) духовная цивилизация (Царство Духа Святого). Ясно, что человек был создан Богом для высшей цели, а человеческая цивилизация должна стремиться к Высоте Духа. Все три типа цивилизации присутствуют на Земле одновременно для того, чтобы опираться на что-то в своем движении. Но в целом, статья очень интересная, даны имена, которые изучали эту проблему цивилизаций, спасибо (я не знала их).
 

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2020 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1742 гостей онлайн