(3 голоса, среднее 5.00 из 5)

О предсказании будущего
Александр Зиновьев

29 октября 2012 года исполняется 90 лет со дня рождения Александра Александровича Зиновьева. Альманах «Развитие и экономика» публикует подборку высказываний мыслителя, представляющих интерес в связи с темой номера.

Источник: альманах «Развитие и экономика», №3, август 2012, стр. 42, 90, 112, 176, 280

Александр Александрович Зиновьев – философ, логик, социолог, писатель, художник

О «колониальной демократии»

За­пад­ни­за­ция есть осо­бая фор­ма ко­ло­ни­за­ции, в ре­зуль­та­те ко­то­рой в ко­ло­ни­зи­ру­е­мой стра­не соз­да­ет­ся со­ци­аль­но-по­ли­ти­чес­кий строй ко­ло­ни­аль­ной де­мок­ра­тии (по мо­ей тер­ми­но­ло­гии). <…> Изоб­ре­та­те­лем его мож­но с пол­ным пра­вом счи­тать США. Ко­ло­ни­аль­ная де­мок­ра­тия <…> есть неч­то ис­ку­с­ствен­ное, на­вя­зан­ное этой стра­не изв­не и воп­ре­ки ее ис­то­ри­чес­ки сло­жив­шим­ся тен­ден­ци­ям эво­лю­ции.

***

За­пад­ни­за­ция есть стрем­ле­ние За­па­да сде­лать дру­гие стра­ны по­доб­ны­ми се­бе по со­ци­аль­но­му строю, эко­но­ми­ке, по­ли­ти­чес­кой сис­те­ме, иде­о­ло­гии, пси­хо­ло­гии и куль­ту­ре. Иде­о­ло­ги­чес­ки это изоб­ра­жа­ет­ся как гу­ман­ная, бес­ко­ры­ст­ная и ос­во­бо­ди­тель­ная мис­сия За­па­да, яв­ля­ю­ще­го со­бой вер­ши­ну раз­ви­тия ци­ви­ли­за­ции и сре­до­то­чие всех мыс­ли­мых доб­ро­де­те­лей. Мы сво­бод­ны, бо­га­ты и счаст­ли­вы, – вну­ша­ет За­пад за­пад­ни­зи­ру­е­мым на­ро­дам, – и хо­тим по­мочь вам стать то­же сво­бод­ны­ми, бо­га­ты­ми и счаст­ли­вы­ми. Но ре­аль­ная сущ­ность за­пад­ни­за­ции не име­ет с этим ни­че­го об­ще­го.

***

Цель за­пад­ни­за­ции – вклю­чить дру­гие стра­ны в сфе­ру вли­я­ния, влас­ти и эксплу­а­та­ции За­па­да. Вклю­чить не в ро­ли пол­но­моч­ных и рав­ноп­рав­ных парт­не­ров, – это прос­то не­воз­мож­но в си­лу не­ра­ве­н­ства фак­ти­чес­ких сил, – а в ро­ли, ка­кую За­пад соч­тет нуж­ным ему са­мо­му. Эта роль мо­жет удов­лет­во­рить ка­кую-то часть граж­дан за­пад­ни­зи­ру­е­мых стран, да и то на ко­рот­кое вре­мя. Но в об­щем и це­лом эта роль вто­рос­те­пен­ная и под­соб­ная. За­пад об­ла­да­ет дос­та­точ­ной мощью, что­бы не до­пус­тить по­яв­ле­ние не­за­ви­си­мых от не­го за­пад­но­об­раз­ных стран, уг­ро­жа­ю­щих его гос­по­д­ству в от­во­е­ван­ной им для се­бя час­ти пла­не­ты, а в перс­пек­ти­ве – и на всей пла­не­те.

***

Вся ос­во­бо­ди­тель­ная и ци­ви­ли­за­то­рс­кая де­я­тель­ность За­па­да в прош­лом име­ла од­ну цель: за­во­е­ва­ние пла­не­ты для се­бя, а не для дру­гих, прис­по­соб­ле­ние пла­не­ты для сво­их, а не для чу­жих ин­те­ре­сов. Он пре­об­ра­зо­вы­вал свое ок­ру­же­ние так, что­бы са­мим за­пад­ным стра­нам бы­ло удоб­нее в нем жить. Ког­да им ме­ша­ли в этом, они не гну­ша­лись ни­ка­ки­ми сред­ства­ми. Их ис­то­ри­чес­кий путь в ми­ре был пу­тем на­си­лия, об­ма­на и расп­рав. <…> Бы­ла раз­ра­бо­та­на так­же и так­ти­ка за­пад­ни­за­ции. В нее вош­ли ме­ры та­ко­го ро­да. Диск­ре­ди­ти­ро­вать все ос­нов­ные ат­ри­бу­ты об­ще­ст­вен­но­го уст­рой­ства стра­ны, ко­то­рую предс­то­ит за­пад­ни­зи­ро­вать. Дес­та­би­ли­зи­ро­вать ее. Спо­со­б­ство­вать кри­зи­су эко­но­ми­ки, го­су­да­р­ствен­но­го ап­па­ра­та и иде­о­ло­гии. Рас­ка­лы­вать на­се­ле­ние стра­ны на враж­ду­ю­щие груп­пы, ато­ми­зи­ро­вать его, под­дер­жи­вать лю­бые оп­по­зи­ци­он­ные дви­же­ния, под­ку­пать ин­тел­лек­ту­аль­ную эли­ту и при­ви­ле­ги­ро­ван­ные слои. Од­нов­ре­мен­но вес­ти про­па­ган­ду дос­то­инств за­пад­но­го об­ра­за жиз­ни. Воз­буж­дать у на­се­ле­ния за­пад­ни­зи­ру­е­мой стра­ны за­висть к за­пад­но­му изо­би­лию. Соз­да­вать ил­лю­зию, буд­то это изо­би­лие дос­ти­жи­мо и для не­го в крат­чай­шие сро­ки, ес­ли его стра­на вста­нет на путь пре­об­ра­зо­ва­ния по за­пад­ным об­раз­цам. За­ра­жать его по­ро­ка­ми за­пад­но­го об­ще­ст­ва, изоб­ра­жая по­ро­ки как про­яв­ле­ние под­лин­ной сво­бо­ды лич­нос­ти. Ока­зы­вать эко­но­ми­чес­кую по­мощь за­пад­ни­зи­ру­е­мой стра­не лишь в той ме­ре, в ка­кой это спо­со­б­ству­ет раз­ру­ше­нию ее эко­но­ми­ки и де­ла­ет ее за­ви­си­мой от За­па­да, а За­па­ду соз­да­ет ре­пу­та­цию бес­ко­ры­ст­но­го спа­си­те­ля за­пад­ни­зи­ру­е­мой стра­ны от зол ее преж­не­го об­ра­за жиз­ни.

«Кри­зис ком­му­низ­ма» (Мюн­хен, 1990)


О кризисе коммунизма

Хо­тя кри­зис наз­рел уже в бреж­не­вс­кие го­ды, да­же Гор­ба­че­ву еще не при­хо­ди­ла в го­ло­ву мысль о нем. Он на­чал свои ма­ни­а­каль­ные ре­фор­мы в пол­ной уве­рен­нос­ти в том, что со­ве­тс­кое об­ще­ст­во по­кор­но под­чи­нит­ся его во­ле и при­зы­вам. Он сам боль­ше, чем кто бы то ни бы­ло, спо­со­б­ство­вал раз­вя­зы­ва­нию кри­зи­са, не ве­дая о том.

***

Де­ло обс­то­я­ло не так, буд­то в об­ще­ст­ве на­чал­ся кри­зис, вы­ну­див­ший власть на оп­ре­де­лен­ную по­ли­ти­ку ре­форм, а на­о­бо­рот, власть на­ча­ла про­во­дить оп­ре­де­лен­ную по­ли­ти­ку, мо­ти­ви­ру­ясь со­об­ра­же­ни­я­ми, ни­че­го об­ще­го не имев­ши­ми с ин­те­ре­са­ми пре­до­тв­ра­ще­ния над­ви­гав­ше­го­ся кри­зи­са (об этом во­об­ще не ду­ма­ли), и бу­ду­чи уве­рен­ной в том, что об­ще­ст­во бу­дет про­дол­жать жить под ее конт­ро­лем и сле­до­вать ее пред­на­чер­та­ни­ям. Рас­чет влас­ти ока­зал­ся оши­боч­ным. Об­ще­ст­во, соз­рев­шее для кри­зи­са, ре­а­ги­ро­ва­ло на по­ли­ти­ку влас­ти не­о­жи­дан­ным и не­же­ла­тель­ным для нее об­ра­зом. Выс­шая власть вы­пус­ти­ла джин­на кри­зи­са из бу­тыл­ки сво­и­ми не­ле­пы­ми и бе­зот­ве­т­ствен­ны­ми ре­фор­ма­ми и ус­та­нов­ка­ми.

***

Ре­аль­ное ком­му­нис­ти­чес­кое об­ще­ст­во су­ще­ст­во­ва­ло слиш­ком ко­рот­кое вре­мя, при­чем – в край­не неб­ла­гоп­ри­ят­ных ус­ло­ви­ях, что­бы де­лать ка­те­го­ри­чес­кие вы­во­ды о его не­сос­то­я­тель­нос­ти. Хо­лод­ная вой­на да­же от­да­лен­но не от­ве­ча­ет ус­ло­ви­ям ла­бо­ра­тор­но­го экс­пе­ри­мен­та. Что­бы сде­лать вы­вод о том, что тут ка­пи­та­лизм по­бе­дил ком­му­низм, нуж­но бы­ло, что­бы про­тив­ни­ки бы­ли оди­на­ко­вы во всем, кро­ме со­ци­аль­но­го строя. Ни­че­го по­доб­но­го в ре­аль­нос­ти не бы­ло. За­пад прос­то пре­вос­хо­дил Со­ве­тс­кий Со­юз по ос­нов­ным фак­то­рам, иг­рав­шим ре­ша­ю­щую роль в хо­лод­ной вой­не.

Пос­ле­ду­ю­щее раз­ви­тие со­бы­тий по­ка­за­ло, что по­ни­ма­ние сущ­нос­ти ис­то­ри­чес­ко­го про­цес­са в пе­ри­од хо­лод­ной вой­ны как борь­бы двух со­ци­аль­ных сис­тем – ка­пи­та­лизм и ком­му­низ­ма – бы­ло по­ве­рх­но­ст­ным и в ко­неч­ном счет оши­боч­ным. Тут за сущ­ность про­цес­са при­ня­ли его ис­то­ри­чес­кую фор­му. По су­ти де­ла это бы­ла вой­на За­па­да за вы­жи­ва­ние и за гос­по­д­ство на пла­не­те как не­об­хо­ди­мое ус­ло­вие вы­жи­ва­ния. Ком­му­нис­ти­чес­кая сис­те­ма в дру­гих стра­нах бы­ла сред­ством за­щи­тить­ся от этих пре­тен­зий За­па­да. Ком­му­нис­ти­чес­кие стра­ны пе­ре­хо­ди­ли са­ми к на­па­де­нию. Но ини­ци­а­ти­ва ис­то­рии ис­хо­ди­ла не от них, а от За­па­да. Она пря­та­лась в глу­би­нах ис­то­ри­чес­ко­го по­то­ка, по­рою скры­ва­лась умыш­лен­но. Ис­то­ри­чес­кая ини­ци­а­ти­ва не есть прог­рам­ма пар­тий и пра­ви­тельств. Она ред­ко осоз­на­ет­ся людь­ми в адек­ват­ной ей фор­ме. Ком­му­низм стал объ­ек­том ата­ки со сто­ро­ны За­па­да, пос­коль­ку соп­ро­тив­ля­ю­щий­ся За­па­ду и от­час­ти ата­ку­ю­щий его мир при­нял ком­му­нис­ти­чес­кую фор­му. Он мог соп­ро­тив­лять­ся и да­же вре­ме­на­ми по­беж­дать лишь в та­кой фор­ме. По­то­му имен­но на ком­му­низ­ме сос­ре­до­то­чи­лось вни­ма­ние. Кро­ме то­го, борь­ба про­тив ком­му­низ­ма да­ва­ла За­па­ду оп­рав­да­ние все­му то­му, что он предп­ри­ни­мал на пла­не­те в эти го­ды.

***

Со­ве­тс­кая офи­ци­аль­ная иде­о­ло­гия об­на­ру­жи­ла пол­ную нес­по­соб­ность отс­та­и­вать по­ло­жи­тель­ные дос­ти­же­ния сво­е­го об­ще­ст­вен­но­го строя и кри­ти­ко­вать де­фек­ты за­пад­но­го, ока­за­лась не­под­го­тов­лен­ной к мас­си­ро­ван­ной иде­о­ло­ги­чес­кой ата­ке со сто­ро­ны За­па­да. В стра­не на­ча­лась иде­о­ло­ги­чес­кая па­ни­ка. По­я­ви­лись иде­о­ло­ги­чес­кие де­зер­ти­ры, пре­да­те­ли, пе­ре­вер­ты­ши. Иде­о­ло­ги­чес­кие ге­не­ра­лы на­ча­ли пе­ре­бе­гать к про­тив­ни­ку. На­ча­лась бесп­ри­мер­ная ор­гия очер­не­ния все­го, что ка­са­лось со­ве­тс­кой ис­то­рии, со­ве­тс­ко­го со­ци­аль­но­го строя и ком­му­низ­ма во­об­ще.

Иде­о­ло­ги­чес­кий пе­ре­лом не ог­ра­ни­чил­ся сфе­рой соз­на­ния. Но­вая иде­о­ло­гия («но­вое мыш­ле­ние») ста­ла внед­рять­ся в прак­ти­ку. На­чав с се­рии бес­смыс­лен­ных на­силь­ствен­ных ре­форм и по­тер­пев на этом пу­ти банк­ро­т­ство, со­ве­тс­кое ру­ко­во­д­ство вста­ло в кон­це кон­цов на путь на­силь­ствен­ной за­пад­ни­за­ции стра­ны, ста­ло на­саж­дать за­пад­ные по­ли­ти­чес­кие фор­мы и со­ци­аль­ные от­но­ше­ния. В язы­ке про­па­ган­ды их наз­ва­ли ры­ноч­ной эко­но­ми­кой и де­мок­ра­ти­ей. Под­чер­ки­ваю ис­ку­с­ствен­ный и на­силь­ствен­ный ха­рак­тер этих пре­об­ра­зо­ва­ний. В Со­ве­тс­ком Со­ю­зе до это­го не соз­ре­ли и не мог­ли соз­реть в прин­ци­пе ни­ка­кие пред­по­сыл­ки для пе­ре­хо­да к ка­пи­та­лис­ти­чес­ким со­ци­аль­ным от­но­ше­ни­ям и к со­от­ве­т­ству­ю­щим им по­ли­ти­чес­ким фор­мам. В мас­се на­се­ле­ния не бы­ло ни­ка­кой пот­реб­нос­ти в пе­ре­хо­де к ка­пи­та­лиз­му. Об этом меч­та­ли лишь прес­туп­ни­ки из «те­не­вой эко­но­ми­ки», от­дель­ные дис­си­ден­ты, скры­тые вра­ги и часть предс­та­ви­те­лей при­ви­ле­ги­ро­ван­ных сло­ев, на­ко­пив­ших бо­га­т­ства и хо­тев­ших их ле­га­ли­за­ции. На­чав­ший­ся позд­нее эн­ту­зи­азм по по­во­ду лом­ки все­го со­ве­тс­ко­го был ре­зуль­та­том но­вой – ан­ти­со­ве­тс­кой и ан­ти­ком­му­нис­ти­чес­кой – про­па­ган­ды и мас­со­во­го по­мут­не­ния умов, а в вер­хах влас­ти – прос­то же­ла­ни­ем уго­дить за­пад­ным хо­зя­е­вам, без под­де­рж­ки ко­то­рых они дав­но бы­ли бы выб­ро­ше­ны на по­мой­ку ис­то­рии.

Ре­зуль­та­ты на­силь­ствен­ной за­пад­ни­за­ции Со­ве­тс­ко­го Со­ю­за не за­мед­ли­ли ска­зать­ся. На­чал­ся стре­ми­тель­ный рас­пад всех ос­нов со­ве­тс­ко­го об­ще­ст­ва. Ста­ла раз­ва­ли­вать­ся эко­но­ми­ка, дег­ра­ди­ро­вать куль­ту­ра, раз­ла­гать­ся мо­раль­ное и пси­хо­ло­ги­чес­кое сос­то­я­ние ши­ро­ких сло­ев на­се­ле­ния. Под пред­ло­гом борь­бы про­тив яко­бы прес­туп­но­го ком­му­низ­ма и рос­пус­ка КПСС бы­ла бук­валь­но разг­ром­ле­на вся сис­те­ма го­су­да­р­ствен­нос­ти. Рас­пал­ся Со­ве­тс­кий Со­юз. Стра­на пок­ры­лась сетью кро­ва­вых конф­лик­тов. Расц­ве­ла прес­туп­ность. Раз­ру­ше­ны все луч­шие дос­ти­же­ния со­ве­тс­кой ис­то­рии, дос­тав­ши­е­ся це­ной не­и­мо­вер­ных уси­лий мил­ли­о­нов лю­дей в те­че­ние мно­гих де­ся­ти­ле­тий. На­ча­лось та­кое разг­раб­ле­ние бо­гатств стра­ны, ка­ко­го не поз­во­ля­ли се­бе по­бе­ди­те­ли в вой­нах прош­ло­го с по­беж­ден­ной стра­ной. «Теп­лая» вой­на всту­пи­ла в за­вер­ша­ю­щую фа­зу – в фа­зу прев­ра­ще­ния Рос­сии в ко­ло­ни­аль­ную де­мок­ра­тию.

«Кри­зис ком­му­низ­ма» (Мюн­хен, 1990)


О коммунизме

Ком­му­низм не есть слу­чай­ный зиг­заг ис­то­рии. Он име­ет глу­бо­кие кор­ни в са­мих ос­но­вах че­ло­ве­чес­ко­го бы­тия. Ис­то­рия еще не ска­за­ла пос­лед­нее сло­во. Ес­ли да­же на пла­не­те не ос­та­нет­ся ни од­ной ком­му­нис­ти­чес­кой стра­ны и ни од­но­го ком­му­нис­та по убеж­де­ни­ям, это еще не бу­дет оз­на­чать, что ком­му­низм ис­чез на­веч­но! Че­ло­ве­че­ст­во так или ина­че нач­нет но­вый цикл борь­бы за ком­му­низм. Воз­мож­но, под дру­ги­ми наз­ва­ни­я­ми, с дру­ги­ми ло­зун­га­ми, но по су­ти де­ла за то же са­мое. Пост­ком­му­нис­ти­чес­кая эра есть лишь за­та­ен­ная меч­та ан­ти­ком­му­нис­тов и бе­зот­ве­т­ствен­ная фра­за де­ма­го­гов.

***

Как я уже пи­сал, сло­во «ком­му­низм» не от­ли­ча­ет­ся од­ноз­нач­ностью и оп­ре­де­лен­ностью. Во из­бе­жа­ние тер­ми­но­ло­ги­чес­кой пу­та­ни­цы и бес­смыс­лен­ных тер­ми­но­ло­ги­чес­ких спо­ров сло­вом «ком­му­низм» (или «ком­му­нис­ти­чес­кий со­ци­аль­ный строй») я на­зы­ваю тип об­ще­ст­вен­но­го уст­рой­ства, ка­кое мож­но бы­ло наб­лю­дать в Со­ве­тс­ком Со­ю­зе до 1985 го­да, в стра­нах со­ве­тс­ко­го бло­ка в Вос­точ­ной Ев­ро­пе, в Ки­тае, Вь­ет­на­ме, Се­вер­ной Ко­рее и дру­гих стра­нах. Что ка­са­ет­ся тех, кто счи­та­ет, буд­то со­ве­тс­кое об­ще­ст­во не бы­ло нас­то­я­щим ком­му­низ­мом, я го­тов приз­нать их мне­ние спра­вед­ли­вым лишь при том ус­ло­вии, что они пост­ро­ят «нас­то­я­щий ком­му­низм» в ре­аль­нос­ти, а не толь­ко в во­об­ра­же­нии.

Я от­вер­гаю марк­си­с­тское уче­ние о двух ста­ди­ях ком­му­низ­ма и о «пол­ном ком­му­низ­ме» как выс­шей ста­дии. Это уче­ние не­ле­по с на­уч­ной точ­ки зре­ния. То, что мы ви­де­ли в Рос­сии в ста­ли­нс­кие и осо­бен­но в бреж­не­вс­кие го­ды, это и бы­ло нас­то­я­щим и пол­ным ком­му­низ­мом. И ни­ка­кой дру­гой в при­ро­де прос­то не­воз­мо­жен в си­лу объ­ек­тив­ных со­ци­аль­ных за­ко­нов. Он мо­жет быть ху­же или луч­ше в ка­ких-то от­но­ше­ни­ях и в раз­лич­ных стра­нах. Но суть его не мо­жет быть ни­ка­кой иной.

Я от­вер­гаю ши­ро­ко расп­ро­ст­ра­нен­ное мне­ние, буд­то ком­му­низм в Рос­сии чужд рус­ской ис­то­рии и рус­ско­му на­ро­ду, буд­то он был на­вя­зан куч­кой иде­о­ло­гов мас­сам доб­ро­го и хо­ро­ше­го на­се­ле­ния пу­тем на­си­лия и об­ма­на, воп­ре­ки во­ле, же­ла­ни­ям и ин­те­ре­сам масс. Ком­му­низм есть со­ци­аль­ная ор­га­ни­за­ция ог­ром­ных масс лю­дей, а не прос­то по­ли­ти­чес­кий ре­жим. Он сло­жил­ся в Рос­сии не по марк­си­с­тско­му про­ек­ту – та­ко­го про­ек­та во­об­ще не бы­ло, – а в си­лу объ­ек­тив­ных за­ко­нов ор­га­ни­за­ции боль­ших масс лю­дей в еди­ный со­ци­аль­ный ор­га­низм, при­чем – в ус­ло­ви­ях борь­бы лю­дей за са­мое обыч­ное фи­зи­чес­кое вы­жи­ва­ние. Он явил­ся ре­зуль­та­том ис­то­ри­чес­ко­го твор­че­ст­ва мил­ли­о­нов лю­дей, ко­то­рые ли­бо во­об­ще не име­ли ни­ка­ко­го по­ня­тия о марк­сиз­ме, ли­бо зна­ли его весь­ма смут­но и ин­те­рп­ре­ти­ро­ва­ли его на свой лад. То, что по­лу­чи­лось, лишь по не­ко­то­рым приз­на­кам по­хо­же на марк­си­с­тские идеи.

***

Ком­му­низм в Рос­сии воз­ник не на пус­том мес­те. Он имел здесь ис­то­ри­чес­кие пред­по­сыл­ки, ис­то­ри­чес­кие кор­ни. Кор­ни (пред­по­сыл­ки, за­ро­ды­ши, эле­мен­ты) ком­му­низ­ма су­ще­ст­ву­ют в са­мых раз­лич­ных об­ще­ст­вах. Су­ще­ст­во­ва­ли они и в до­ре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии. Су­ще­ст­ву­ют они и в стра­нах За­па­да. Без них во­об­ще не­воз­мож­но ни­ка­кое дос­та­точ­но боль­шое и раз­ви­тое об­ще­ст­во. Так что ут­ве­рж­де­ние марк­сис­тов, буд­то ком­му­нис­ти­чес­кие со­ци­аль­ные от­но­ше­ния не выз­ре­ва­ют в не­ком­му­нис­ти­чес­ком об­ще­ст­ве, прос­то фак­ти­чес­ки лож­но. Кор­ня­ми (за­ро­ды­ша­ми, эле­мен­та­ми) ком­му­низ­ма яв­ля­ют­ся со­ци­аль­ные фе­но­ме­ны, ко­то­рые я наз­вал фе­но­ме­на­ми ком­му­наль­нос­ти. Они обус­лов­ле­ны тем, что боль­шое чис­ло лю­дей вы­нуж­да­ет­ся в те­че­ние жиз­ни мно­гих по­ко­ле­ний жить как еди­ное це­лое, сов­ме­ст­но.

***

Ком­му­нис­ти­чес­кое об­ще­ст­во яв­ля­ет­ся не ме­нее ес­те­ст­вен­ным со­ци­аль­ным об­ра­зо­ва­ни­ем, чем лю­бое дру­гое, и в том чис­ле – за­пад­ное. Оно име­ет свою спе­ци­фи­чес­кую со­ци­аль­ную струк­ту­ру и свои объ­ек­тив­ные за­ко­но­мер­нос­ти функ­ци­о­ни­ро­ва­ния. Эти струк­ту­ра и за­ко­но­мер­нос­ти не име­ют ни­че­го об­ще­го с тем, как это об­ще­ст­во изоб­ра­жа­лось в со­ве­тс­кой и тем бо­лее в за­пад­ной иде­о­ло­гии, пре­тен­ду­ю­щих на ста­тус со­ци­аль­ной на­у­ки, но не со­дер­жа­щих в се­бе ни­че­го на­уч­но­го.

В за­пад­ной иде­о­ло­гии и про­па­ган­де, а вслед за ни­ми – и в про­за­пад­ной рос­сийс­кой про­па­ган­де пос­ле 1985 го­да ком­му­нис­ти­чес­кий (со­ве­тс­кий) пе­ри­од рос­сийс­кой ис­то­рии рас­смат­ри­ва­ет­ся как чер­ный про­вал. Рос­сию да­же ок­рес­ти­ли «им­пе­ри­ей зла». Я счи­таю это не прос­то заб­луж­де­ни­ем, а умыш­лен­ной и бесп­ре­це­де­нт­ной в ис­то­рии че­ло­ве­че­ст­ва фаль­си­фи­ка­ци­ей ре­аль­нос­ти. Ком­му­нис­ти­чес­кое об­ще­ст­во, как и вся­кое дру­гое, име­ет свои не­дос­тат­ки – иде­аль­ных об­ществ во­об­ще не су­ще­ст­ву­ет. Но оно име­ет и дос­то­и­н­ства. <…> И со­ве­тс­кий пе­ри­од рус­ской ис­то­рии был не про­ва­лом, а, на­о­бо­рот, са­мым зна­чи­тель­ным про­цес­сом. Нуж­но быть прос­то ци­нич­ным не­го­дя­ем, что­бы от­ри­цать то, что бы­ло дос­тиг­ну­то и сде­ла­но в этот пе­ри­од имен­но бла­го­да­ря ком­му­низ­му. По­том­ки, ко­то­рые бо­лее спра­вед­ли­во от­не­сут­ся к на­ше­му вре­ме­ни, бу­дут по­ра­же­ны тем, как мно­го бы­ло сде­ла­но в на­шу эпо­ху, при­чем – в тя­же­лей­ших ис­то­ри­чес­ких ус­ло­ви­ях. Я ни­ког­да не был и не яв­ля­юсь апо­ло­ге­том ком­му­низ­ма. Но са­мое эле­мен­тар­ное чувство спра­вед­ли­вос­ти зас­тав­ля­ет от­дать ему долж­ное. При ис­сле­до­ва­нии и опи­са­нии ком­му­низ­ма на­до раз­ли­чать то, что вы­те­ка­ет из его внут­рен­них за­ко­но­мер­нос­тей, и то, что свя­за­но с конк­рет­ны­ми ис­то­ри­чес­ки­ми ус­ло­ви­я­ми его воз­ник­но­ве­ния и вы­жи­ва­ния, а так­же с ус­ло­ви­я­ми борь­бы за су­ще­ст­во­ва­ние в ок­ру­жа­ю­щей сре­де. Ком­му­низм в Рос­сии воз­ник в ус­ло­ви­ях кра­ха мо­нар­хи­чес­кой сис­те­мы и ужа­са­ю­щей раз­ру­хи всле­д­ствие Пер­вой ми­ро­вой вой­ны. За­тем – граж­да­нс­кая вой­на и ин­тер­вен­ция. Уг­ро­за рес­тав­ра­ции до­ре­во­лю­ци­он­ных по­ряд­ков и на­па­де­ния изв­не. Ни­щее и безг­ра­мот­ное на­се­ле­ние, разб­ро­сан­ное по ог­ром­ной тер­ри­то­рии. Око­ло ста раз­лич­ных на­ци­о­наль­нос­тей и на­род­нос­тей с фе­о­даль­ны­ми и да­же ро­до­вы­ми со­ци­аль­ны­ми от­но­ше­ни­я­ми. Под­го­тов­ка к вой­не с гит­ле­ро­вс­кой Гер­ма­ни­ей и са­ма вой­на, ко­то­рая сто­и­ла Со­ве­тс­ко­му Со­ю­зу бесп­ре­це­де­нт­ных жертв. Пос­ле ко­рот­кой пе­ре­дыш­ки – под­го­тов­ка к но­вой вой­не и хо­лод­ная вой­на. Ес­ли выр­вать си­ту­а­цию в стра­не и по­ли­ти­ку со­ве­тс­ко­го ру­ко­во­д­ства из это­го ис­то­ри­чес­ко­го кон­те­кс­та, то она по­ка­жет­ся се­ри­ей глу­пос­тей и прес­туп­ле­ний. Но это не бы­ло глу­постью и прес­туп­ле­ни­ем, хо­тя и глу­пос­тей бы­ло не­ма­ло, а о прес­туп­ле­ни­ях и го­во­рить не­че­го. Это бы­ла тра­ги­чес­кая и бесп­ре­це­де­нт­ная по труд­нос­тям ис­то­рия. Будь в стра­не иной со­ци­аль­ный строй, она бы­ла бы раз­ру­ше­на и рас­та­ще­на по ку­соч­кам. Стра­на вы­жи­ла глав­ным об­ра­зом бла­го­да­ря но­во­му со­ци­аль­но­му строю – ком­му­низ­му. И нель­зя все де­фек­ты жиз­ни в Со­ве­тс­ком Со­ю­зе от­но­сить за счет ком­му­низ­ма. Мно­гие из них суть ре­зуль­тат неб­ла­гоп­ри­ят­ной ис­то­рии.

«Кри­зис ком­му­низ­ма» (Мюн­хен, 1990)


 

О структуре власти

Весь­ма воз­мож­но, что струк­ту­ра со­ве­тс­кой сис­те­мы влас­ти в бли­жай­шие го­ды бла­го­да­ря гор­ба­че­вс­ким ре­фор­мам бу­дет выг­ля­деть так. Стерж­не­вой ап­па­рат влас­ти, роль ко­то­ро­го до сих пор отк­ры­то вы­пол­нял пар­тий­ный ап­па­рат, по­те­ря­ет чет­кие очер­та­ния и бу­дет скрыт от внеш­не­го об­на­ру­же­ния бу­та­фо­рс­ким пар­ла­мен­том (со­ве­та­ми), ил­лю­зор­ной ком­му­нис­ти­чес­кой пар­ти­ей, яко­бы по­те­ряв­шей мо­но­по­лию на власть, дру­ги­ми ма­ри­о­не­точ­ны­ми пар­ти­я­ми и про­чи­ми уч­реж­де­ни­я­ми «де­мок­ра­тии». Стерж­не­вой ап­па­рат влас­ти бу­дет на всех уров­нях скла­ды­вать­ся не­фор­маль­ны­ми пу­тя­ми, в том чис­ле – пу­тем лич­ных кон­так­тов. Он бу­дет скла­ды­вать­ся из ра­бот­ни­ков ре­аль­но­го пар­тий­но­го ап­па­ра­та, ор­га­нов го­су­да­р­ствен­ной бе­зо­пас­нос­ти, со­ве­тов, ми­нис­терств, во­ен­ных уч­реж­де­ний, ко­ро­че го­во­ря – из лиц, об­ла­да­ю­щих ре­аль­ной властью, ка­кие бы внеш­ние фор­мы она ни при­ни­ма­ла. Ап­па­рат свер­хвлас­ти бу­дет сто­ять над пар­тий­ным ап­па­ра­том. Его бу­дет возг­лав­лять ско­рее все­го пре­зи­дент. Сох­ра­нит он при этом пост ге­не­раль­но­го сек­ре­та­ря ЦК КПСС (или пред­се­да­те­ля пар­тии) или нет, воп­рос вто­рос­те­пен­ный. Важ­но то, что ап­па­рат свер­хвлас­ти бу­дет сфор­ми­ро­ван опять-та­ки не­фор­маль­ным по­ряд­ком. Это не бу­дет выс­ший ор­ган со­ве­тов. Это бу­дет прос­то выс­шая часть стерж­не­во­го ап­па­ра­та влас­ти. В не­го вой­дут выс­шие ли­ца пар­тий­но­го ап­па­ра­та, ор­га­нов го­су­да­р­ствен­ной бе­зо­пас­нос­ти, со­ве­тов, Со­ве­та ми­ни­ст­ров, во­ору­жен­ных сил. Со­ве­ты ста­нут выс­шей властью лишь по ви­ди­мос­ти, как это и бы­ло до сих пор. Они бу­дут ору­ди­ем ап­па­ра­та свер­хвлас­ти, как и пар­тий­ный ап­па­рат. Но в перс­пек­ти­ве все же пар­тий­ный ап­па­рат все рав­но бу­дет иметь тен­ден­цию до­ми­ни­ро­вать в сис­те­ме влас­ти. Воз­мож­но, под дру­ги­ми наз­ва­ни­я­ми. Де­ло в том, что стерж­не­вой ап­па­рат влас­ти и ап­па­рат свер­хвлас­ти в том ви­де, как я толь­ко что опи­сал, яв­ля­ют­ся аморф­ны­ми и не­ус­той­чи­вы­ми. А сис­те­ма влас­ти нуж­да­ет­ся в оп­ре­де­лен­нос­ти и ста­биль­нос­ти. Так что ес­ли со вре­ме­нем при­дет­ся вы­би­рать од­но из двух – за­мас­ки­ро­ван­ная, но аморф­ная и не­ус­той­чи­вая, или отк­ры­тая, но чет­кая и ста­биль­ная стерж­не­вая и выс­шая власть, то вто­рая на дли­тель­ный срок сме­нит пер­вую. В со­ве­тс­кой ис­то­рии неч­то по­доб­ное уже име­ло мес­то, ког­да бреж­не­визм при­шел на сме­ну ста­ли­низ­му.

«Кри­зис ком­му­низ­ма» (Мюн­хен, 1990)

О предсказании будущего

О фи­зи­чес­ком и со­ци­аль­ном вре­ме­ни

На­до раз­ли­чать ло­ги­чес­кий (мож­но ска­зать – фи­зи­чес­кий) и со­ци­аль­ный ас­пек­ты по­ня­тий вре­ме­ни. В пер­вом ас­пек­те пред­по­ла­га­ют­ся ка­кие-то эм­пи­ри­чес­кие (наб­лю­да­е­мые, фи­зи­чес­кие) со­бы­тия и их пос­ле­до­ва­тель­ность в ка­че­ст­ве опор­ных то­чек для абстра­ги­ро­ва­ния, осоз­на­ния и из­ме­ре­ния вре­ме­ни, но са­ми эти со­бы­тия не яв­ля­ют­ся объ­ек­та­ми ис­сле­до­ва­ния. В со­ци­аль­ном же смыс­ле пред­по­ла­га­ет­ся, что вре­мя как-то осоз­на­ет­ся людь­ми, при­ни­ма­ет­ся во вни­ма­ние и из­ме­ря­ет­ся, но вни­ма­ние ори­ен­ти­ру­ет­ся на ре­аль­ную жизнь лю­дей во вре­ме­ни.

***

Для от­но­ше­ния прош­ло­го, нас­то­я­ще­го и бу­ду­ще­го в со­ци­аль­ном смыс­ле ма­ло ска­зать, что они сле­ду­ют друг за дру­гом во вре­ме­ни. <…> Для [со­ци­аль­но­го субъ­ек­та] прош­лое, нас­то­я­щее и бу­ду­щее суть его жизнь в раз­лич­ные пе­ри­о­ды вре­ме­ни, а не са­ми эти пе­ри­о­ды вре­ме­ни как та­ко­вые. Это его сос­то­я­ния в фи­зи­чес­ком прош­лом, нас­то­я­щем и бу­ду­щем. Раз­ли­чия этих сос­то­я­ний оп­ре­де­ля­ют­ся не пе­ри­о­да­ми вре­ме­ни, а фак­то­ра­ми жиз­ни со­ци­аль­но­го субъ­ек­та.

«Рус­ская тра­ге­дия» (Моск­ва, 2002)

О по­ня­тии бу­ду­ще­го

Для со­ци­аль­но­го субъ­ек­та фи­зи­чес­кое нас­то­я­щее не есть лишь миг, не име­ю­щий про­тя­жен­нос­ти. Для не­го это – про­тя­жен­ный вре­мен­ной ин­тер­вал, в ко­то­ром он рас­счи­ты­ва­ет и со­вер­ша­ет свои действия так, как буд­то вре­мя не ухо­дит в прош­лое и не при­хо­дит из бу­ду­ще­го, как буд­то вре­мя есть неч­то зас­тыв­шее. <…> Для не­го нас­то­я­щее вре­мя не­раз­рыв­но свя­за­но с его оп­ре­де­лен­ным сос­то­я­ни­ем, оп­ре­де­лен­ным об­ра­зом его жиз­не­де­я­тель­нос­ти. Имен­но фак­то­ры это­го сос­то­я­ния оп­ре­де­ля­ют гра­ни­цы его со­ци­аль­но­го нас­то­я­ще­го в фи­зи­чес­ком вре­ме­ни.

***

Со­ци­аль­ным прош­лым для дан­но­го со­ци­аль­но­го субъ­ек­та яв­ля­ет­ся его сос­то­я­ние в фи­зи­чес­ком прош­лом, ко­то­рое уже не вклю­ча­ет­ся в его со­ци­аль­ное нас­то­я­щее, а со­ци­аль­ным бу­ду­щим – его сос­то­я­ние в фи­зи­чес­ком бу­ду­щем, ко­то­рое еще не вклю­ча­ет­ся в его со­ци­аль­ное нас­то­я­щее, но пред­по­ла­га­ет­ся, что оно при­дет на сме­ну ему.

«Кри­зис ком­му­низ­ма» (Мюн­хен, 1990)

Об уст­рем­лен­нос­ти во вре­ме­ни

Ин­тер­вал фи­зи­чес­ко­го бу­ду­ще­го, вклю­ча­е­мо­го в нас­то­я­щее, мо­жет уве­ли­чи­вать­ся. Это оз­на­ча­ет, что лю­ди все даль­ше и даль­ше заг­ля­ды­ва­ют в фи­зи­чес­кое бу­ду­щее, все боль­ше в сво­ей жиз­не­де­я­тель­нос­ти ори­ен­ти­ру­ют­ся на пред­по­ла­га­е­мые в бу­ду­щем со­бы­тия, в нас­туп­ле­нии ко­то­рых они бо­лее или ме­нее уве­ре­ны. Они как бы уст­рем­ля­ют­ся в бу­ду­щее.

***

Уст­рем­лен­ность в бу­ду­щее есть не из­веч­ное и не все­об­щее яв­ле­ние, а срав­ни­тель­но мо­ло­дое, иск­лю­чи­тель­ное и пре­хо­дя­щие. Ду­маю, что она есть изоб­ре­те­ние за­пад­но­ев­ро­пейс­кой ци­ви­ли­за­ции. За­пад не всег­да был уст­рем­лен в бу­ду­щее. Как и про­чие на­ро­ды, на­ро­ды за­пад­ные жи­ли нас­то­я­щим. Хрис­ти­а­нс­кая ре­ли­гия во­об­ще сни­ма­ла проб­ле­му бу­ду­ще­го как проб­ле­му со­ци­аль­ную, от­не­ся ее в сфе­ру заг­роб­но­го бы­тия и ре­ли­ги­оз­ной мо­ра­ли. Прак­ти­чес­кие рас­че­ты не вы­хо­ди­ли за рам­ки жиз­ни в нас­то­я­щем. На­ча­ло ори­ен­та­ции За­па­да на бу­ду­щее от­но­сит­ся, по всей ве­ро­ят­нос­ти, к эпо­хе Воз­рож­де­ния, ког­да бу­ду­щее как фак­тор со­ци­аль­ный бы­ло из сфе­ры по­тус­то­рон­не­го спу­ще­но на зем­лю, в обыч­ную че­ло­ве­чес­кую жизнь в нас­то­я­щем.

***

Са­мо­го вы­со­ко­го, на мой взгляд, уров­ня уст­рем­лен­ность в бу­ду­щее дос­ти­га­ла в ста­ли­нс­кие го­ды в Со­ве­тс­ком Со­ю­зе. Ос­нов­ная мас­са на­се­ле­ния жи­ла бу­ду­щим в пол­ном смыс­ле сло­ва. Под­чер­ки­ваю, не прос­то меч­та­ла (меч­та­ли-то не все и да­же не боль­ши­н­ство, а нем­но­гие!), а имен­но жи­ла.


***

Возв­рат в фи­зи­чес­кое прош­лое ло­ги­чес­ки (а зна­чит и эм­пи­ри­чес­ки, в ре­аль­нос­ти) не­воз­мо­жен. В со­ци­аль­ном же нас­то­я­щем для дан­но­го со­ци­аль­но­го субъ­ек­та воз­мож­но ожив­ле­ние и воз­рож­де­ние яв­ле­ний, ко­то­рые счи­та­лись яв­ле­ни­я­ми со­ци­аль­но­го прош­ло­го, так что эво­лю­ция это­го субъ­ек­та восп­ри­ни­ма­ет­ся как уст­рем­лен­ность в со­ци­аль­ное прош­лое. В XX ве­ке та­кое яв­ле­ние при­ня­ло гран­ди­оз­ные гло­баль­ные масш­та­бы как ре­ак­ция на уст­рем­лен­ность в бу­ду­щее. Про­и­зош­ла как бы диф­фе­рен­ци­а­ция че­ло­ве­че­ст­ва в его от­но­ше­нии к со­ци­аль­но­му вре­ме­ни на уст­рем­лен­ных в бу­ду­щее и уст­рем­лен­ных в прош­лое. Уст­рем­лен­ность в прош­лое ста­ла важ­ным фак­то­ром жиз­ни в час­тях че­ло­ве­че­ст­ва, стра­да­ю­щих от за­пад­ни­за­ции и гло­ба­ли­за­ции. Ха­рак­тер­ным ее про­яв­ле­ни­ем мо­жет слу­жить фун­да­мен­та­лизм. В пост­ком­му­нис­ти­чес­кой Рос­сии она при­ня­ла гро­те­ск­ные фор­мы, при­чем не толь­ко как ре­ак­ция на тяж­кие пос­ле­д­ствия за­пад­ни­за­ции, но и как ре­ак­ция на ком­му­нис­ти­чес­кое прош­лое.

«Рус­ская тра­ге­дия» (Моск­ва, 2002)

О предс­ка­за­нии бу­ду­ще­го

Нас­то­я­щее не есть лишь миг, лишь гра­ни­ца меж­ду прош­лым и бу­ду­щим. Это – мно­же­ст­во эм­пи­ри­чес­ких сос­то­я­ний и со­бы­тий в не­ко­то­ром прост­ра­н­ствен­но-вре­мен­ном объ­е­ме.

***

Нас­то­я­щее, прош­лое и бу­ду­щее от­час­ти об­ра­зу­ют еди­ный про­цесс жиз­ни со­ци­аль­но­го ор­га­низ­ма, а от­час­ти – раз­лич­ные ис­то­ри­чес­кие фе­но­ме­ны. В пер­вом смыс­ле нас­то­я­щее есть восп­ро­из­во­д­ство ка­ких-то яв­ле­ний прош­ло­го и ре­а­ли­за­ция по­тен­ций прош­ло­го, а бу­ду­щее есть сох­ра­не­ние яв­ле­ний нас­то­я­ще­го и ре­а­ли­за­ция по­тен­ций нас­то­я­ще­го. На­уч­ное прог­но­зи­ро­ва­ние, оче­вид­но, воз­мож­но лишь в этом ас­пек­те. Не­воз­мож­но на­уч­но пред­ви­деть то, что по са­мо­му оп­ре­де­ле­нию от­но­сит­ся к неп­ред­ви­ден­ным след­стви­ям эво­лю­ции.

Бу­ду­щее об­ще­ст­ва есть про­дол­же­ние нас­то­я­ще­го в той ме­ре, в ка­кой в бу­ду­щем сох­ра­ня­ет­ся и восп­ро­из­во­дит­ся стро­и­тель­ный ма­те­ри­ал об­ще­ст­ва – лю­ди и дос­ти­же­ния их прош­лой де­я­тель­нос­ти. Кро­ме то­го, в бу­ду­щем сох­ра­ня­ют си­лу уни­вер­саль­ные со­ци­аль­ные за­ко­ны ор­га­ни­за­ции и жиз­не­де­я­тель­нос­ти лю­дей, а так­же уни­вер­саль­ные за­ко­ны эво­лю­ции и раз­ви­тия че­ло­ве­чес­ких объ­е­ди­не­ний. Бу­ду­щее в этом смыс­ле есть нас­то­я­щее, лишь пе­ре­не­сен­ное в ус­ло­вия бу­ду­ще­го. Ес­ли нас­то­я­щее поз­на­но в со­от­ве­т­ствии с прин­ци­па­ми на­у­ки, то тем са­мым поз­на­ны и са­мые фун­да­мен­таль­ные пред­по­сыл­ки бу­ду­ще­го. Нас­то­я­щее да­ет ключ к по­ни­ма­нию не толь­ко прош­ло­го, но и бу­ду­ще­го. Под­лин­ное на­уч­ное поз­на­ние во­об­ще име­ет целью отк­ры­тие уни­вер­саль­ных за­ко­но­мер­нос­тей, вклю­ча­ю­щих в се­бя фак­тор вре­ме­ни, но не свя­зан­ных спе­ци­фи­чес­ки с нас­то­я­щим, прош­лым или бу­ду­щим.

***

Я раз­ли­чаю де­тер­ми­нис­ти­чес­кое и те­о­ре­ти­чес­кое прог­но­зи­ро­ва­ние. Пер­вое ос­но­вы­ва­ет­ся на прин­ци­пах де­тер­ми­низ­ма. Эти прин­ци­пы под­вер­га­лись ос­но­ва­тель­ной кри­ти­ке в ис­то­рии на­у­ки и фи­ло­со­фии. Я хо­чу здесь лишь от­ме­тить, что воз­мож­нос­ти де­тер­ми­нис­ти­чес­ко­го прог­но­зи­ро­ва­ния в об­лас­ти со­ци­аль­ных яв­ле­ний край­не ог­ра­ни­че­ны.

***

Мое прог­но­зи­ро­ва­ние яв­ля­ет­ся не де­тер­ми­нис­ти­чес­ким, а те­о­ре­ти­чес­ким. Пос­лед­нее ха­рак­те­ри­зу­ет­ся сов­сем ины­ми прин­ци­па­ми и сред­ства­ми. При этом бу­ду­щее рас­смат­ри­ва­ет­ся не во­об­ще как сос­то­я­ние той или иной стра­ны или че­ло­ве­че­ст­ва во­об­ще в ка­кое-то вре­мя в бу­ду­щем, а лишь в той ме­ре, в ка­кой оно яв­ля­ет­ся ре­а­ли­за­ци­ей объ­ек­тив­ных по­тен­ций и тен­ден­ций нас­то­я­ще­го. Сред­ством прог­но­зи­ро­ва­ния яв­ля­ет­ся та­кой ана­лиз нас­то­я­ще­го, ре­зуль­та­том ко­то­ро­го долж­но быть изоб­ре­те­ние на­уч­ной те­о­рии, пост­ро­ен­ной по пра­ви­лам ло­ги­ки для язы­ко­вых конструк­ций та­ко­го ро­да и поз­во­ля­ю­щей де­лать ло­ги­чес­кие вы­во­ды от­но­си­тель­но бу­ду­ще­го, ис­хо­дя из не­ко­то­рых эм­пи­ри­чес­ких дан­ных о ре­аль­нос­ти.

***

Лю­ди де­ла­ют свое бу­ду­щее в нас­то­я­щем. Бу­ду­щее есть ре­зуль­тат де­я­тель­нос­ти лю­дей в нас­то­я­щем. При­чем де­я­тель­нос­ти це­ле­со­об­раз­ной и во­ле­вой. Лю­ди пред­ви­дят ре­зуль­та­ты сво­ей де­я­тель­нос­ти, ста­вят пе­ред со­бою це­ли и при­ла­га­ют уси­лия к то­му, что­бы их осу­ще­ст­вить. По­че­му же в та­ком слу­чае во­об­ще воз­ни­ка­ет проб­ле­ма пред­ви­де­ния? По­то­му что не все под­ко­нт­роль­но во­ле лю­дей. Воз­ни­ка­ют неп­ред­ви­ден­ные след­ствия их де­я­тель­нос­ти. Лю­дей мно­го, их це­ли и на­ме­ре­ния раз­но­об­раз­ны. Они всту­па­ют в конф­лик­ты, пре­пя­т­ству­ют друг дру­гу. Сум­мар­ный ре­зуль­тат их действий да­ле­ко не всег­да сов­па­да­ет с тем, к че­му стре­мят­ся от­дель­ные участ­ни­ки ис­то­ри­чес­ко­го про­цес­са. Лю­ди со­вер­ша­ют ошиб­ки в сво­их рас­че­тах. Воз­мож­нос­ти их пред­ви­де­ния ог­ра­ни­че­ны.

***

Име­ет­ся еще один важ­ный ас­пект де­ла. Оп­ре­де­лен­ная часть чле­нов об­ще­ст­ва и че­ло­ве­че­ст­ва соз­на­тель­но действу­ет в нап­рав­ле­нии та­ко­го бу­ду­ще­го, ка­кое для них же­ла­тель­но и ка­кое мож­но пред­ви­деть те­о­ре­ти­чес­ки. Эти лю­ди мо­гут скры­вать свои под­лин­ные це­ли, мас­ки­ро­вать их, что­бы ввес­ти в заб­луж­де­ние дру­гих. Мо­гут впа­дать в са­мо­об­ман. Дру­гие мо­гут под­да­вать­ся об­ма­ну, мо­гут зак­ры­вать гла­за на пос­ле­д­ствия действий пер­вых. Третьи мо­гут быть прос­то без­раз­лич­ны­ми, хо­тя мо­гут по­ни­мать суть де­ла. Те­о­ре­ти­чес­кое пред­ви­де­ние име­ет целью об­на­жить ре­аль­ные на­ме­ре­ния участ­ни­ков ис­то­ри­чес­ко­го про­цес­са и предс­ка­зать ре­зуль­та­ты их действий. Этот ас­пект де­ла осо­бен­но ва­жен в на­ше вре­мя, ког­да срав­ни­тель­но не­боль­шая часть об­ще­ст­ва мо­жет на­вя­зать свою во­лю мно­гим мил­ли­о­нам чле­нов об­ще­ст­ва и ма­ни­пу­ли­ро­вать ими.

«Кри­зис ком­му­низ­ма» (Мюн­хен, 1990)

О фак­то­ре вре­ме­ни

Мы мо­жем ин­те­ре­со­вать­ся тем, что бу­дет в стра­не или в ми­ре во­об­ще че­рез 10, 100 или ты­ся­чу лет. Ин­те­рес этот впол­не оп­рав­дан. Но те­о­ре­ти­чес­кий под­ход к бу­ду­ще­му ина­че смот­рит на проб­ле­му вре­ме­ни. Для не­го вре­мя есть фак­тор эво­лю­ции, а не прос­то ка­кой-то пе­ри­од в бу­ду­щем, в от­но­ше­нии ко­то­ро­го мы про­яв­ля­ем ка­кой-то ин­те­рес. Здесь вре­мя не за­да­ет­ся в за­да­че ис­сле­до­ва­ния, а отк­ры­ва­ет­ся как эле­мент за­ко­но­мер­ных про­цес­сов в об­ще­ст­ве. Здесь воз­ни­ка­ют ино­го ро­да проб­ле­мы, а имен­но – с ка­кой ско­ростью про­те­ка­ют те или иные про­цес­сы в об­ще­ст­ве, сколь­ко вре­ме­ни тре­бу­ет­ся на осу­ще­с­твле­ние ка­ких-то действий и ме­роп­ри­я­тий влас­тей и т.д. Фак­тор вре­ме­ни в та­ком смыс­ле, как пра­ви­ло, иг­но­ри­ру­ет­ся в рас­суж­де­ни­ях на со­ци­аль­ные те­мы. Осо­бен­но от­чет­ли­во это про­я­ви­лось в гор­ба­че­вс­кой ре­фор­ма­то­рс­кой су­е­те и в рас­суж­де­ни­ях по ее по­во­ду на За­па­де. Нап­ри­мер, воз­мож­но ли под­нять эко­но­ми­чес­кую эф­фек­тив­ность со­ве­тс­ких предп­ри­я­тий на уро­вень, со­пос­та­ви­мый с за­пад­ным? Да, воз­мож­но. Но за ка­кое вре­мя? Со­ци­аль­ные про­цес­сы та­ко­го ро­да в ком­му­нис­ти­чес­кой сре­де про­те­ка­ют мед­лен­нее, чем в ка­пи­та­лис­ти­чес­кой. На ре­ше­ние этой за­да­чи нуж­но в ус­ло­ви­ях Со­ве­тс­ко­го Со­ю­за вре­ме­ни во мно­го раз боль­ше, чем рас­счи­ты­ва­ет гор­ба­че­вс­кое ру­ко­во­д­ство. Или дру­гой при­мер. Воз­мож­но ли ком­му­нис­ти­чес­кое об­ще­ст­во «с че­ло­ве­чес­ким ли­цом», то есть с ре­аль­ной де­мок­ра­ти­ей, со­пос­та­ви­мой с за­пад­ной, и уров­нем жиз­ни, ана­ло­гич­ным за­пад­но­му? Воз­мож­но. Но на это да­же в са­мых бла­гоп­ри­ят­ных ус­ло­ви­ях нуж­ны мно­гие де­ся­ти­ле­тия и да­же сто­ле­тия ост­рой борь­бы со все­ми ее ат­ри­бу­та­ми.

Ана­ло­гич­но фак­тор вре­ме­ни иг­ра­ет су­ще­ст­вен­ную роль во всех зна­чи­тель­ных яв­ле­ни­ях жиз­ни че­ло­ве­че­ст­ва. Со­ве­тс­кий Со­юз мог бы под­нять уро­вень сельс­ко­го хо­зяй­ства. Но для это­го нуж­ны боль­шие ка­пи­та­лов­ло­же­ния, ка­кие он сей­час не мо­жет се­бе поз­во­лить. И вре­мя! Вре­мя, ка­ким, по мне­нию влас­тей, Со­ве­тс­кий Со­юз не рас­по­ла­га­ет. По­то­му со­ве­тс­кое ру­ко­во­д­ство вы­нуж­да­ет­ся на дру­гой путь – на путь эксплу­а­та­ции стран За­па­да и треть­е­го ми­ра. Со­ве­тс­ко­му Со­ю­зу сей­час нуж­но мо­дер­ни­зи­ро­вать про­мыш­лен­ность, осо­бен­но – во­ен­ную, и пе­ре­во­ору­жить ар­мию. И опять-та­ки это не сде­ла­ешь од­ним при­ка­зом. Нуж­но вре­мя, ми­ни­мум де­сять лет.

«Кри­зис ком­му­низ­ма» (Мюн­хен, 1990)
Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com