Понедельник, 23 Сентября, 2019
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

Представления российских интеллектуальных элит о будущем отражают скорее
всю противоречивость процесса поиска новой русской идентичности, нежели
прагматическое решение задачи разработки принципов и приоритетов
будущего развития России в окружающем ее мире.

В зна­чи­тель­ной сво­ей час­ти предс­тав­ле­ния рос­сийс­ких ин­тел­лек­ту­аль­ных элит о бу­ду­щем во мно­гом ос­та­ют­ся чис­то (инстру)мен­таль­ны­ми, от­ра­жая ско­рее всю про­ти­во­ре­чи­вость про­цес­са по­ис­ка но­вой рус­ской на­ци­о­наль­но-куль­тур­но-го­су­да­р­ствен­ной иден­тич­нос­ти, не­же­ли праг­ма­ти­чес­кое ре­ше­ние за­да­чи раз­ра­бот­ки прин­ци­пов и при­о­ри­те­тов бу­ду­ще­го раз­ви­тия Рос­сии в ок­ру­жа­ю­щем ее ми­ре.

При этом в по­ис­ке «нор­маль­но­го» – то есть по­до­ба­ю­ще­го Рос­сии – мес­та в ми­ре («в ря­ду ци­ви­ли­зо­ван­ных стран») зна­чи­тель­ную роль иг­ра­ет то­пос ин­тег­ра­ция/изо­ля­ция: так, страх ока­зать­ся на «зад­вор­ках Ев­ро­пы» «ор­га­нич­но» со­се­д­ству­ет здесь с тре­бо­ва­ни­ем сох­ра­не­ния на­ци­о­наль­ной са­мо­быт­нос­ти. А уг­ро­за раст­во­рить­ся в гло­баль­ной ми­ро­вой ци­ви­ли­за­ции мен­таль­но пре­о­до­ле­ва­ет­ся пос­ре­д­ством про­ек­ции не­ких рос­сийс­ких цен­нос­тей и при­о­ри­те­тов на дру­гие куль­ту­ры, стра­ны и да­же ци­ви­ли­за­ции, наз­на­ча­е­мые на ро­ли ква­зи­ес­те­ст­вен­ных объ­ек­тов осо­бой мис­сии Рос­сии («ис­ла­мс­кий мир», «ев­ра­зийс­кое прост­ра­н­ство»). При этом ис­поль­зу­ет­ся да­же не ду­аль­ная мо­дель, а сво­е­об­раз­ная три­а­да: дис­кур­сив­но  констру­и­ру­ет­ся не толь­ко враж­деб­ный Дру­гой («ко­вар­ный За­пад», «ми­ро­вое пра­ви­тель­ство»), не под­да­ю­щий­ся ни­ка­кой ло­ка­ли­за­ции в си­лу фан­том­но­го ха­рак­те­ра, но и дру­же­ст­вен­ный Дру­гой («Ве­ли­кий Ки­тай», «арабс­кий мир»), ко­то­рый час­то да­же не по­доз­ре­ва­ет о при­у­го­тов­лен­ной ему ро­ли и яв­ля­ет­ся или иде­а­ли­зи­ро­ван­ным по­до­би­ем са­мой Рос­сии, или, нап­ро­тив, не­ким об­раз­цом, иде­а­лом, то есть опять-та­ки нор­мой, к ко­то­рой Рос­сия долж­на стре­мить­ся в сво­ем бу­ду­щем раз­ви­тии.

В рам­ках мен­таль­ной кар­тог­ра­фии рус­ско­го бу­ду­ще­го мож­но ана­ли­ти­чес­ки вы­де­лить нес­коль­ко ос­нов­ных кон­цеп­ций и об­ра­зов, пре­тен­ду­ю­щих на нор­ма­тив­ный ха­рак­тер и струк­ту­ри­ру­ю­щих все ин­тел­лек­ту­аль­ное по­ле:

  • прев­ра­ще­ние Рос­сии в «нор­маль­ную ев­ро­пейс­кую стра­ну» – нор­ма­тив­ная ли­бе­раль­ная по­зи­ция про­за­пад­ной ори­ен­та­ции, нап­рав­лен­ная на бу­ду­щую ин­тег­ра­цию Рос­сии в су­ще­ст­ву­ю­щие струк­ту­ры За­па­да («ци­ви­ли­зо­ван­но­го ми­ра»);
  • воз­рож­де­ние Рос­сии как «ве­ли­кой дер­жа­вы» – нор­ма­тив­ная для тра­ди­ци­о­на­ли­с­тских кру­гов (при­чем как для «бе­лых», так и для «крас­ных») идея воз­рож­де­ния бы­ло­го ве­ли­чия Рос­сии с целью ре­ши­тель­но­го про­ти­во­дей­ствия аг­рес­сив­ным пла­нам За­па­да;
  • прев­ра­ще­ние РФ в рус­ское на­ци­о­наль­ное де­мок­ра­ти­чес­кое го­су­да­р­ство – взгляд от­но­си­тель­но но­во­го по­ли­ти­чес­ко­го те­че­ния (на­ци­о­нал-ли­бе­ра­лы, на­ци­о­нал-де­мок­ра­ты), пы­та­ю­ще­го­ся объ­е­ди­нить тра­ди­ци­он­ные ли­бе­раль­ные цен­нос­ти с иде­ей рус­ско­го на­ци­о­наль­но­го ос­во­бож­де­ния. Хо­тя та­кое по­ни­ма­ние нор­маль­но­го пу­ти раз­ви­тия Рос­сии по­ка окон­ча­тель­но не сфор­ми­ро­ва­лось, тем не ме­нее оно предс­тав­ля­ет­ся перс­пек­тив­ным с точ­ки зре­ния об­ра­за рус­ско­го бу­ду­ще­го и – в от­ли­чие от мно­гих сво­их дог­ма­ти­чес­ких кон­ку­рен­тов – име­ет оп­ре­де­лен­ный те­о­ре­ти­чес­кий и праг­ма­ти­чес­кий ин­те­рес.

По­ми­мо при­ве­ден­ных, мож­но за­фик­си­ро­вать еще бо­лее эк­зо­ти­чес­кие и ра­ди­каль­ные об­ра­зы рус­ско­го бу­ду­ще­го. Нап­ри­мер, на­по­до­бие изо­ля­ци­о­ни­с­тской кон­цеп­ции, в ко­то­рой нор­маль­ной для Рос­сии ока­зы­ва­ет­ся си­ту­а­ция ее гор­до­го оди­но­че­ст­ва и ав­тар­кии ти­па Се­вер­ной Ко­реи. И хо­тя эле­мен­ты этих «кон­цеп­ций» мо­гут при­су­т­ство­вать в дру­гих прог­рам­мах, взя­тые в чис­том ви­де, они, по су­ти, яв­ля­ют­ся при­ме­ром от­ка­за от ак­тив­но­го учас­тия в ре­аль­ном рус­ском бу­ду­щем и вряд ли зас­лу­жи­ва­ют здесь от­дель­но­го рас­смот­ре­ния.

Нор­ма­тив­ная ве­ли­ко­дер­жав­ность: не­нор­маль­ность как нор­ма

По­ня­тие «ве­ли­ко­дер­жав­ни­ки» объ­е­ди­ня­ет буй­ную по­росль те­о­рий и кон­цеп­ций, ко­то­рые – при всех их раз­ли­чи­ях в де­та­лях – сгус­ти­лись во вто­рой по­ло­ви­не 90-х го­дов до сос­то­я­ния «пат­ри­о­ти­чес­ко­го кон­сен­су­са». Воз­ник­но­ве­ние обоз­на­чен­но­го по­ли­ти­ко-се­ман­ти­чес­ко­го комп­лек­са идей про­и­зош­ло в зна­чи­тель­ной час­ти как ре­ак­ция час­ти элит и обс­лу­жи­ва­ю­щих их ин­тел­лек­ту­а­лов на струк­тур­ный кри­зис го­су­да­р­ства и об­ще­ст­ва на прост­ра­н­стве ис­то­ри­чес­кой Рос­сии. Ос­нов­ны­ми его но­си­те­ля­ми яв­ля­ют­ся тра­ди­ци­о­на­лис­ты раз­ных мас­тей (вклю­чая ком­му­нис­тов), а клю­че­вым пунк­том – кон­ти­нен­таль­но-ев­ра­зийс­кая, или ев­ро­а­зи­а­тс­кая ори­ен­та­ция Рос­сии, ко­то­рая про­ти­во­пос­тав­ля­ет­ся про­за­пад­ной и ев­ро­ат­лан­ти­чес­кой. Со­дер­жа­тель­но не­оп­ре­де­лен­ные, час­то да­же мис­ти­чес­кие предс­тав­ле­ния («Рус­ская идея», «осо­бый путь Рос­сии») со­че­та­ют­ся в ос­нов­ном с ан­ти­за­пад­ны­ми и преж­де все­го ан­ти­а­ме­ри­ка­нс­ки­ми те­зи­са­ми. Ос­нов­ные пунк­ты этой прог­рам­мы сос­то­ят в том, что ны­неш­нее по­ло­же­ние не­нор­маль­но для Рос­сии, так как не со­от­ве­т­ству­ет ее «ис­то­ри­чес­кой нор­ме» – быть ве­ли­кой дер­жа­вой со сво­ей уни­каль­ной мис­си­ей (что бы под этим ни по­ни­ма­лось), прин­ци­пи­аль­но не­по­хо­жей на дру­гие, бо­лее или ме­нее «нор­маль­ные», стра­ны.



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1691 гостей онлайн