(4 голоса, среднее 4.25 из 5)


Распад СССР: уроки и вызовы новым интеграциям
А. Бузгалин

Источник: альманах «Развитие и экономика», №2, март 2012, стр. 96

А.В. Бузгалин – доктор экономических наук, профессор МГУ имени М.В. Ломоносова, главный редактор журнала «Альтернативы»

Воп­рос о при­чи­нах и уро­ках рас­па­да СССР и дру­гих стран так на­зы­ва­е­мой Ми­ро­вой со­ци­а­лис­ти­чес­кой сис­те­мы сто­ял и сто­ит, как за­гад­ка сфинк­са, пе­ред каж­дым, кто ищет пу­ти как ми­ни­мум ди­а­ло­га, а как мак­си­мум – ре­ин­тег­ра­ции на­ро­дов не­ког­да еди­ной стра­ны. Ве­ли­чие и тра­ге­дию про­дол­жав­шей­ся бо­лее 70 лет эво­лю­ции на­ших на­ро­дов серь­ез­ный уче­ный и по­ли­тик, ана­ли­тик и прос­то от­ве­т­ствен­ный граж­да­нин не мо­гут прос­то за­быть, как сон: этот сон про­дол­жа­ет снить­ся. И не толь­ко ста­ри­кам: в мо­ей стра­не его все ча­ще ви­дит мо­ло­дежь, стал­ки­ва­ю­ща­я­ся с тем, что мир, воз­ник­ший на раз­ва­ли­нах СССР, не ре­шил тех проб­лем, на вы­зо­вы ко­то­рых пы­тал­ся от­ве­тить Со­ве­тс­кий Со­юз.

Так что же это бы­ло? Как по­я­ви­лось на свет и по­че­му уш­ло в не­бы­тие?


СССР как загадка прошлого: экономико-политический взгляд
на «мутантный социализм»

Спектр ос­нов­ных ва­ри­ан­тов от­ве­та на воп­рос, что та­кое СССР, в прин­ци­пе хо­ро­шо из­вес­тен. Гос­по­д­ству­ю­щее се­год­ня ли­бе­раль­ное ми­ро­ви­де­ние ис­хо­дит из то­го, что ни­ка­кая иная со­ци­аль­но-эко­но­ми­чес­кая сис­те­ма, кро­ме ры­ноч­но-ка­пи­та­лис­ти­чес­кой, во­об­ще не­воз­мож­на и по­то­му «ком­му­нис­ти­чес­кий» строй был ис­то­ри­чес­кой слу­чай­ностью, обус­лов­лен­ной субъ­ек­тив­ны­ми фак­то­ра­ми.

Столь же ма­ло­у­бе­ди­тель­ным яв­ля­ет­ся и ут­ве­рж­де­ние об од­ноз­нач­ной прог­рес­сив­нос­ти об­ще­ст­вен­но-эко­но­ми­чес­кой сис­те­мы «ре­аль­но­го со­ци­а­лиз­ма» и, со­от­ве­т­ствен­но, слу­чай­нос­ти его ги­бе­ли всле­д­ствие субъ­ек­тив­ных при­чин. При этом от­нюдь не слу­чай­но ор­то­док­саль­ные ли­бе­ра­лы и ор­то­док­саль­ные марк­сис­ты ме­то­до­ло­ги­чес­ки стал­ки­ва­ют­ся здесь на од­ном пя­тач­ке апел­ля­ций к субъ­ек­тив­ным флюк­ту­а­ци­ям, «за­го­во­рам» и «пре­да­тель­ству», пя­тясь спи­на­ми навстре­чу друг дру­гу в стрем­ле­нии вы­дать свою плос­кую по­зи­цию за ис­ти­ну в пос­лед­ней инс­тан­ции.

На мой взгляд, клю­че­вой пункт в от­ве­те на воп­рос о при­ро­де СССР – ана­лиз объ­ек­тив­ных про­ти­во­ре­чий Рос­сийс­кой им­пе­рии (рав­но как и сов­ре­мен­но­го ей ми­ро­во­го кон­те­кс­та), ко­то­рые, с од­ной сто­ро­ны, выз­ва­ли к жиз­ни этот спе­ци­фи­чес­кий об­ще­ст­вен­ный ор­га­низм, а с дру­гой – при­ве­ли к его рас­па­ду. Бо­лее то­го, при та­ком ана­ли­зе сле­ду­ет ис­хо­дить из то­го, что при­чи­ны воз­ник­но­ве­ния и рас­па­да со­ве­тс­кой сис­те­мы бы­ли в ос­но­ве сво­ей од­ни и те же. Рас­смот­рим эту неп­рос­тую ди­а­лек­ти­ку под­роб­нее.

Ге­не­зис и рас­пад «ре­аль­но­го со­ци­а­лиз­ма» мне предс­тав­ля­ют­ся частью пла­не­тар­но­го про­цес­са, при­вед­ше­го на оп­ре­де­лен­ной ста­дии к ге­не­зи­су «му­та­нт­но­го со­ци­а­лиз­ма» – ту­пи­ко­во­го в ис­то­ри­чес­ком смыс­ле сло­ва ва­ри­ан­та об­ще­ст­вен­ной сис­те­мы, на­хо­див­шей­ся в на­ча­ле об­ще­ми­ро­во­го пе­ре­ход­но­го пе­ри­о­да от ка­пи­та­лиз­ма к но­во­му об­ще­ст­вен­но­му бы­тию. По­доб­ная об­ще­ст­вен­ная сис­те­ма вы­хо­ди­ла за рам­ки ка­пи­та­лиз­ма, но не об­ра­зо­вы­ва­ла ус­той­чи­вой мо­де­ли, слу­жив­шей ос­но­ва­ни­ем для пос­ле­ду­ю­ще­го дви­же­ния.


 

При­ве­ден­ные те­зи­сы тре­бу­ют не­ко­то­рых по­яс­не­ний.

Во-пер­вых, здесь преж­де все­го нуж­но от­ве­тить на мощ­ное воз­ра­же­ние кри­ти­ков, суть ко­то­ро­го зак­лю­ча­ет­ся в конс­та­та­ции ка­жу­ще­го­ся оче­вид­ным по­ло­же­ния: ни­ка­ко­го ино­го со­ци­а­лиз­ма, кро­ме то­го, что был в стра­нах Ми­ро­вой со­ци­а­лис­ти­чес­кой сис­те­мы, че­ло­ве­че­ст­во не зна­ет. Сле­до­ва­тель­но, у нас нет ос­но­ва­ний счи­тать этот строй му­та­ци­ей.

Эта оче­вид­ность, од­на­ко, яв­ля­ет­ся не чем иным, как од­ной из клас­си­чес­ких прев­ра­щен­ных форм, в ко­то­рых толь­ко и про­яв­ля­ют­ся все глу­бин­ные за­ко­но­мер­нос­ти ми­ра от­чуж­де­ния. Ум (или, точ­нее, «здра­вый смысл» обы­ва­те­ля и его уче­ных соб­рать­ев) хо­чет и мо­жет ви­деть толь­ко эти фор­мы, но не сущ­ность. Меж­ду тем, на наш взгляд, в СССР и дру­гих стра­нах Ми­ро­вой со­ци­а­лис­ти­чес­кой сис­те­мы был ис­ка­жен не не­кий «иде­ал» со­ци­а­лиз­ма. Прос­то ре­аль­ная об­ще­ис­то­ри­чес­кая тен­ден­ция пе­ре­хо­да к но­во­му об­ще­ст­ву и адек­ват­ные ей ре­аль­ные его рост­ки раз­ви­ва­лись в ре­аль­ной же ис­то­рии ХХ ве­ка в му­та­нт­ном, с са­мо­го на­ча­ла де­фор­ми­ро­ван­ном неб­ла­гоп­ри­ят­ны­ми ус­ло­ви­я­ми ви­де.

Это ка­са­ет­ся рост­ков и пла­ни­ро­ва­ния эко­но­ми­ки, и ас­со­ци­иро­ван­но­го прис­во­е­ния об­ще­ст­вен­но­го бо­га­т­ства, и со­ци­аль­но­го ра­ве­н­ства, и но­вой мо­ти­ва­ции, и осо­бых цен­нос­тей homo soveticus, и со­ве­тс­кой куль­ту­ры. Так, пла­ни­ро­ва­ние с са­мо­го на­ча­ла при­во­ди­ло не толь­ко к мощ­ным прог­рес­сив­ным струк­тур­ным сдви­гам, но и к эко­но­ми­ке де­фи­ци­та. Обо­рот­ной сто­ро­ной ме­да­ли об­ще­ст­вен­но­го прис­во­е­ния бы­ло мас­со­вое расп­ро­ст­ра­не­ние вне­э­ко­но­ми­чес­ко­го при­нуж­де­ния (от про­пи­сок до ГУ­ЛА­Гов). Эн­ту­зи­азм был не­раз­рыв­но свя­зан с урав­ни­лов­кой, ве­ли­кая со­ве­тс­кая куль­ту­ра – с жда­но­вс­ко-сус­ло­вс­ким идей­ным дик­та­том и т.д.

Во-вто­рых, об­ра­ще­ние к тер­ми­ну «му­та­ция» нес­лу­чай­но. Ав­тор в дан­ном слу­чае по­шел по не слиш­ком ори­ги­наль­но­му пу­ти ана­ло­гий с не­ко­то­ры­ми раз­ра­бот­ка­ми в об­лас­ти ес­те­ст­вен­ных на­ук, чем гре­шат и марк­сис­ты («фор­ма­ция» и т.п.), и не­ок­лас­си­ки. Ка­те­го­рия «му­та­нт­ный со­ци­а­лизм» ис­поль­зу­ет­ся мной для ква­ли­фи­ка­ции об­ще­ст­вен­ной сис­те­мы на­ших стран по ана­ло­гии с по­ня­ти­ем му­та­ции в эво­лю­ци­он­ной би­о­ло­гии. (Ор­га­низ­мы, при­над­ле­жа­щие к оп­ре­де­лен­но­му ви­ду, в том чис­ле – но­во­му, толь­ко воз­ни­ка­ю­ще­му, об­ла­да­ют раз­но­об­раз­ным на­бо­ром приз­на­ков – «де­по му­та­ций», ко­то­рые в боль­шей или мень­шей сте­пе­ни адек­ват­ны «чис­то­му» ви­ду и в за­ви­си­мос­ти от из­ме­не­ния сре­ды мо­гут стать ос­но­вой для ес­те­ст­вен­но­го от­бо­ра, вы­жи­ва­ния осо­бей с оп­ре­де­лен­ным «де­по му­та­ций», для вы­де­ле­ния но­во­го ви­да.)

В мо­мент ге­не­зи­са, на­чи­ная с ре­во­лю­ции 1917 го­да, рож­дав­ше­еся но­вое об­ще­ст­во об­ла­да­ло на­бо­ром приз­на­ков («де­по му­та­ций»), поз­во­ляв­ших ему эво­лю­ци­о­ни­ро­вать по раз­ным тра­ек­то­ри­ям, в том чис­ле – су­ще­ст­вен­но отк­ло­няв­шим­ся от оп­ти­маль­но­го пу­ти рож­де­ния но­во­го об­ще­ст­ва. Осо­бен­нос­ти «сре­ды» – уро­вень раз­ви­тия про­из­во­ди­тель­ных сил, со­ци­аль­ной ба­зы со­ци­а­лис­ти­чес­ких пре­об­ра­зо­ва­ний, куль­ту­ры на­се­ле­ния и меж­ду­на­род­ная обс­та­нов­ка – при­ве­ли к то­му, что из имев­ших­ся в «де­по му­та­ций» эле­мен­тов воз­ни­кав­шей тог­да сис­те­мы на­и­боль­шее раз­ви­тие и зак­реп­ле­ние пос­те­пен­но по­лу­чи­ли про­цес­сы бю­рок­ра­ти­за­ции, раз­ви­тия го­су­да­р­ствен­но­го ка­пи­та­лиз­ма и дру­гие чер­ты, по­ро­див­шие ус­той­чи­вую, но край­не жест­кую, не прис­по­соб­лен­ную для даль­ней­ших ра­ди­каль­ных из­ме­не­ний сис­те­му.

В СССР сформировался строй, который мог жить, расти, бороться и даже побеждать
в условиях индустриально-аграрной России, находившейся в окружении колониальных
империй, фашистских держав и т.п. Но этот «вид» оказался неадекватен новым
условиям информационного общества.

Так сло­жил­ся ор­га­низм, ко­то­рый имен­но в си­лу му­та­ции был, с од­ной сто­ро­ны, хо­ро­шо прис­по­соб­лен к «сре­де» Рос­сии и ми­ро­вой ка­пи­та­лис­ти­чес­кой сис­те­мы пер­вой по­ло­ви­ны и се­ре­ди­ны ХХ ве­ка, но с дру­гой (по тем же са­мым при­чи­нам) – да­лек от тра­ек­то­рии дви­же­ния к но­во­му ми­ру. Тра­ек­то­рии, ко­то­рая поз­во­ли­ла бы мак­си­маль­но ис­поль­зо­вать но­вые об­ще­ст­вен­ные от­но­ше­ния и инс­ти­ту­ты для прог­рес­са че­ло­ве­чес­ких ка­честв и ре­ше­ния гло­баль­ных проб­лем на ос­но­ве ис­поль­зо­ва­ния но­вей­ших тех­но­ло­гий.

В ре­зуль­та­те в СССР сфор­ми­ро­вал­ся строй, ко­то­рый мог жить, рас­ти и да­же бо­роть­ся в ус­ло­ви­ях ин­ду­ст­ри­аль­но-аг­рар­ной Рос­сии, на­хо­див­шей­ся в ок­ру­же­нии ко­ло­ни­аль­ных им­пе­рий, фа­ши­с­тских дер­жав и т.п. По­бе­да в Ве­ли­кой Оте­че­ст­вен­ной вой­не – са­мый яр­кий то­му при­мер. Но в си­лу тех же са­мых при­чин (му­та­ции «ге­не­раль­ных», стра­те­ги­чес­ких тен­ден­ций рож­де­ния но­во­го об­ще­ст­ва) этот «вид» не был адек­ва­тен но­вым ус­ло­ви­ям ге­не­зи­са ин­фор­ма­ци­он­но­го об­ще­ст­ва. Он не мог дать адек­ват­ный от­вет на вы­зо­вы обост­ряв­ших­ся гло­баль­ных проб­лем, но­вых про­цес­сов рос­та бла­го­сос­то­я­ния, со­ци­а­ли­за­ции и де­мок­ра­ти­за­ции, раз­вер­ты­вав­ших­ся в раз­ви­тых ка­пи­та­лис­ти­чес­ких стра­нах во вто­рой по­ло­ви­не XX ве­ка.

У сло­жив­ше­го­ся в рам­ках Ми­ро­вой со­ци­а­лис­ти­чес­кой сис­те­мы строя в си­лу его бю­рок­ра­ти­чес­кой жест­кос­ти был край­не уз­кий на­бор приз­на­ков («де­по му­та­ций»), поз­во­ляв­ших прис­по­саб­ли­вать­ся к даль­ней­шим из­ме­не­ни­ям «внеш­ней сре­ды». Это­му му­тан­ту бы­ли свой­ствен­ны мощ­ные (хо­тя и глу­бин­ные, подс­пуд­ные) про­ти­во­ре­чия: на од­ном по­лю­се – ра­ко­вая опу­холь бю­рок­ра­тиз­ма, на дру­гом – рост­ки «жи­во­го твор­че­ст­ва на­ро­да», со­дер­жав­шие по­тен­ци­ал эво­лю­ции в нап­рав­ле­нии, спо­соб­ном дать по­до­ба­ю­щий от­вет на но­вые вы­зо­вы кон­ца XX ве­ка. Но пос­те­пен­но эти рост­ки бы­ли за­дав­ле­ны ра­ком бю­рок­ра­тии. В ре­зуль­та­те му­та­нт­ный со­ци­а­лизм не смог раз­ви­вать­ся имен­но в этих, бо­лее бла­гоп­ри­ят­ных для ге­не­зи­са рост­ков но­во­го об­ще­ст­ва, ус­ло­ви­ях – ус­ло­ви­ях раз­вер­ты­ва­ния НТР, обост­ре­ния гло­баль­ных проб­лем и т.п. От­ве­тить на та­кие вы­зо­вы жест­кий му­та­нт­ный со­ци­а­лизм не смог. В ре­зуль­та­те он за­хи­рел («зас­той») и вполз в кри­зис.

Ког­да «мяг­кая» мо­дель со­ци­аль­но-ори­ен­ти­ро­ван­но­го ка­пи­та­лиз­ма сме­ни­лась в 1980-е го­ды «жест­кой» и аг­рес­сив­ной пра­во­ли­бе­раль­ной, вы­зов рож­дав­ше­го­ся ин­фор­ма­ци­он­но­го об­ще­ст­ва стал прак­ти­чес­кой проб­ле­мой. Внут­рен­ние же проб­ле­мы му­та­нт­но­го со­ци­а­лиз­ма дос­тиг­ли тог­да та­кой ост­ро­ты, ко­то­рая не поз­во­ля­ла ре­шить их в рам­ках сох­ра­не­ния преж­не­го ви­да. Вот тут-то и встал вы­бор: ли­бо пре­о­до­ле­ние му­та­ций ста­рой сис­те­мы и дви­же­ние в нап­рав­ле­нии к но­во­му со­ци­а­лиз­му, ли­бо кри­зис. Пер­вое ока­за­лось не­воз­мож­но в си­лу от­ме­чен­ной жест­кос­ти ста­рой сис­те­мы. По­э­то­му му­та­нт­ный со­ци­а­лизм умер собствен­ной смертью, ус­ко­рен­ной, впро­чем, внеш­ним вли­я­ни­ем.



Мутантный социализм умер собственной смертью, ускоренной,
впрочем, внешним влиянием.

Об­ще­ст­ву му­та­нт­но­го со­ци­а­лиз­ма был при­сущ один нес­лу­чай­ный па­ра­докс. В нем в на­и­мень­шей сте­пе­ни бы­ли ре­ше­ны те за­да­чи, ко­то­рые сос­тав­ля­ют пред­по­сыл­ки пост­ка­пи­та­лис­ти­чес­ко­го ми­ра и ко­то­рые по идее долж­ны ре­шать­ся в рам­ках бур­жу­аз­ной сис­те­мы – преж­де все­го, раз­ви­тие де­мок­ра­тии, граж­да­нс­ко­го об­ще­ст­ва, прав и сво­бод ин­ди­ви­да, обес­пе­че­ние на­се­ле­ния пред­ме­та­ми пот­реб­ле­ния и ус­лу­га­ми, вы­со­кий уро­вень дис­цип­ли­ны тру­да и т.п. И на­о­бо­рот, в ус­ло­ви­ях «ре­аль­но­го со­ци­а­лиз­ма» на­и­боль­шее раз­ви­тие по­лу­чи­ли имен­но те сфе­ры, ко­то­рые собствен­но и ха­рак­те­ри­зо­ва­ли его как за­рож­дав­ше­еся но­вое об­ще­ст­во – дос­туп­ные и гу­ма­нис­ти­чес­кие куль­ту­ра, об­ра­зо­ва­ние, на­у­ка и т.п. Бо­лее то­го, СССР и, позд­нее, дру­гие соцстра­ны впер­вые в ис­то­рии че­ло­ве­че­ст­ва в мас­со­вом масш­та­бе ге­не­ри­ро­ва­ли рост­ки ас­со­ци­иро­ван­но­го со­ци­аль­но­го твор­че­ст­ва и иде­аль­ный об­раз (те­о­ре­ти­ко-ху­до­же­ст­вен­ный иде­ал) бу­ду­ще­го, ком­му­низ­ма. (Те­о­рия со­ци­а­лиз­ма и со­ве­тс­кая куль­ту­ра бы­ли восп­ри­ня­ты прак­ти­чес­ки, в ре­аль­ном об­ра­зе жиз­ни боль­ши­н­ством на­се­ле­ния имен­но как та­кие иде­аль­ные про­об­ра­зы бу­ду­ще­го.) При этом в си­лу не­раз­ви­тос­ти бур­жу­аз­ных пред­по­сы­лок собствен­но со­ци­а­лис­ти­чес­кие за­да­чи ре­ша­лись час­тич­но, в весь­ма спе­ци­фи­чес­ких, опять-та­ки му­та­нт­ных фор­мах. (Один из на­и­бо­лее яр­ких при­ме­ров пос­лед­них – бе­ри­е­вс­кие «ша­раш­ки», где по­лу­го­лод­ные зак­лю­чен­ные в боль­ши­н­стве сво­ем с иск­рен­ним эн­ту­зи­аз­мом соз­да­ва­ли ос­но­вы пос­тин­ду­ст­ри­аль­но­го сек­то­ра СССР.)

В ре­зуль­та­те му­та­нт­ный со­ци­а­лизм, воз­ник­нув на об­лом­ках еще не­до­раз­ви­то­го (хо­тя в чем-то и уже пе­ре­раз­ви­то­го) ка­пи­та­лиз­ма, не смог ре­шить бур­жу­аз­ных за­дач, во мно­гом ус­пеш­но ре­шая не­ко­то­рые сверх­за­да­чи дви­же­ния к пост­ка­пи­та­лис­ти­чес­ко­му ми­ру. И это про­ти­во­ре­чие ста­ло од­ной из глу­бин­ных при­чин кра­ха му­та­нт­но­го со­ци­а­лиз­ма.

СССР и, позднее, другие соцстраны впервые в истории человечества в массовом
масштабе генерировали ростки ассоциированного социального творчества
и идеальный образ (теоретико-художественный идеал) будущего, коммунизма.

Сло­жи­лось же по­доб­ное про­ти­во­ре­чие нес­лу­чай­но: «ре­аль­ный со­ци­а­лизм» воз­ник как про­дукт «ло­вуш­ки ХХ ве­ка», сде­лав­шей по­во­рот к со­ци­а­лиз­му объ­ек­тив­но не­об­хо­ди­мым (всле­д­ствие обост­ре­ния про­ти­во­ре­чий им­пе­ри­а­лиз­ма, при­вед­ших к пер­вой в ис­то­рии че­ло­ве­че­ст­ва ми­ро­вой вой­не) и од­нов­ре­мен­но не­воз­мож­ным в си­лу сла­бой раз­ви­тос­ти пред­по­сы­лок но­во­го об­ще­ст­ва в на­шей стра­не.

Под­че­рк­нем: ска­зан­ное – не осуж­де­ние прош­ло­го (хо­тя мы осуж­да­ем са­мым ре­ши­тель­ным об­ра­зом ти­ра­нов-ста­ли­ных, по­рож­ден­ных той эпо­хой, и вдвой­не – их прих­ле­ба­те­лей). Это конс­та­та­ция ис­то­ри­чес­ко­го фак­та: пер­вая по­пыт­ка про­ры­ва к но­во­му ми­ру по­ро­ди­ла та­кое об­ще­ст­во. Те нес­коль­ко шан­сов из ста, ко­то­рые бы­ли да­ны нам для то­го, что­бы не ска­тить­ся в рус­ло ста­лин­щи­ны в 1920-е, для то­го, что­бы не сва­лить­ся в кри­зис ель­цин­щи­ны в 1990-е, мы – граж­да­не СССР и дру­гих стран Ми­ро­вой со­ци­а­лис­ти­чес­кой сис­те­мы – ре­а­ли­зо­вать не смог­ли. Зак­ры­вать гла­за на то, что та­кая му­та­ция про­и­зош­ла, не изв­лечь уро­ков из тра­ге­дии прош­ло­го так же прес­туп­но, как пре­дать заб­ве­нию ге­ро­и­чес­кую борь­бу на­ших от­цов, де­дов и пра­де­дов.

В этом чу­до­вищ­но ин­тен­сив­ном про­ти­во­ре­чии рост­ков и му­та­ций но­во­го ми­ра – тай­на на­ше­го прош­ло­го. За­да­ча нас­то­я­ще­го – трез­вый на­уч­ный ана­лиз этих про­ти­во­ре­чий. Мы под­чер­ки­ва­ем ре­аль­ную ди­а­лек­тич­ность, про­ти­во­ре­чи­вость, из­мен­чи­вость и мно­го­об­ра­зие про­яв­ле­ний пер­вых ша­гов к но­во­му об­ще­ст­ву, предп­ри­ня­тых в на­ших стра­нах, мощ­ных про­ти­во­ре­чий и де­фор­ма­ций на том пу­ти. Важ­ней­шим для нас яв­ля­ет­ся ана­лиз как тех ре­аль­ных про­ти­во­ре­чий, ко­то­рые по­ка­за­ли воз­мож­ность воз­ник­но­ве­ния но­вых со­ци­аль­но-эко­но­ми­чес­ких от­но­ше­ний (пла­ни­ро­ва­ние, об­ще­дос­туп­ность мно­гих при­род­ных, со­ци­аль­ных и куль­тур­ных благ), на­це­лен­ных на раз­ви­тие че­ло­ве­чес­ких ка­честв, а не мак­си­ми­за­цию при­бы­ли, так и их из­на­чаль­ных де­фор­ма­ций, при­вед­ших к тра­ге­ди­ям и прес­туп­ле­ни­ям со­ве­тс­ко­го пе­ри­о­да.



Кадр из фильма «Космическая одиссея 2001 года». Режиссер Стэнли Кубрик. 1968

Мы принципиально не согласны с тем, что из тупика советской модели был лишь
один выход – к российскому «капитализму юрского периода».

СССР как вызов будущему: геополитические и геоэкономические уроки

Наш ана­лиз ре­аль­ных прес­туп­ле­ний, тра­ге­дий и про­ры­вов в бу­ду­щее «ре­аль­но­го со­ци­а­лиз­ма» поз­во­ля­ет сде­лать вы­вод: к на­ча­лу но­вой эпо­хи – пе­ре­хо­ду к гло­баль­но­му об­ще­ст­ву зна­ний – об­ще­ст­вен­но-эко­но­ми­чес­кий строй СССР ока­зал­ся не­под­го­тов­лен. И здесь мы сог­лас­ны с пра­вы­ми кри­ти­ка­ми со­ци­а­лиз­ма.

Но мы прин­ци­пи­аль­но не сог­лас­ны с тем, что из ту­пи­ка со­ве­тс­кой мо­де­ли был лишь один вы­ход – к рос­сийс­ко­му «ка­пи­та­лиз­му юрс­ко­го пе­ри­о­да». Су­ще­ст­во­ва­ли и иные аль­тер­на­ти­вы, ко­то­рые, од­на­ко, тре­бо­ва­ли «ре­во­лю­ции сни­зу» – ка­че­ст­вен­ной сме­ны ос­нов ста­рой сис­те­мы (го­су­да­р­ствен­но-бю­рок­ра­ти­чес­ко­го от­чуж­де­ния). Про­и­зош­ло же лишь ре­фор­ми­ро­ва­ние форм это­го от­чуж­де­ния, и сде­ла­но оно бы­ло «свер­ху». Мы еще на­ка­ну­не этих «ре­форм» по­ка­за­ли, по­че­му «шо­ко­вая те­ра­пия» бу­дет от­ка­том на­зад. Как она вы­зо­вет к жиз­ни «не­га­тив­ную кон­вер­ген­цию», то есть со­е­ди­не­ние худ­ших черт ста­рой сис­те­мы (бю­рок­ра­тиз­ма, во­люн­та­риз­ма, дисп­ро­пор­ци­о­наль­ной струк­ту­ры эко­но­ми­ки) и ка­пи­та­лиз­ма (со­ци­аль­но­го не­ра­ве­н­ства, кри­ми­на­ли­за­ции об­ще­ст­вен­ной жиз­ни, дег­ра­да­ции «че­ло­ве­чес­ких ка­честв»). На за­ре пост­со­ве­тс­кой эпо­хи уже не воз­ни­ка­ло сом­не­ний от­но­си­тель­но то­го, что на­чи­нав­ши­е­ся тог­да пе­ре­ме­ны при­ве­дут к со­ци­аль­но-эко­но­ми­чес­ко­му спа­ду, инс­ти­ту­ци­о­наль­но­му ха­о­су, стре­ми­тель­но­му раз­ви­тию те­не­вой эко­но­ми­ки, воз­рож­де­нию до­бур­жу­аз­ных форм лич­ной за­ви­си­мос­ти и на­си­лия (кри­ми­нал, кор­руп­ция, «вас­са­ли­тет», «биз­нес по по­ня­ти­ям») при фе­о­даль­но-мо­но­по­лис­ти­чес­кой кон­це­нт­ра­ции ка­пи­та­ла и, как за­ко­но­мер­ное след­ствие, – к вос­ста­нов­ле­нию ав­то­ри­та­риз­ма.

Раз­вер­ты­ва­ние наз­ван­ных транс­фор­ма­ций в кон­те­кс­те не прос­то не­о­ли­бе­раль­ной гло­ба­ли­за­ции, а но­вой про­то­им­пе­рс­кой фор­мы ге­ге­мо­нии круп­ней­ших транс­на­ци­о­наль­ных кор­по­ра­ций, сра­щен­ных со сверх­го­су­да­р­ства­ми (США в XXI ве­ке – это не од­но из го­су­дарств, это – про­то­им­пе­рия, так же мож­но оха­рак­те­ри­зо­вать и на­хо­дя­щий­ся в кри­зи­се, но по­ка еще мощ­ный блок ЕС), под­во­дит к воп­ро­су: ка­ким мо­жет быть ге­о­по­ли­ти­чес­кий и ге­о­э­ко­но­ми­чес­кий про­ект, хоть в чем-то нас­ле­ду­ю­щий дос­ти­же­ния СССР и во мно­гом еди­ной с ним Ми­ро­вой со­ци­а­лис­ти­чес­кой сис­те­мы?

Бе­русь ут­ве­рж­дать, что для сло­жив­шей­ся се­год­ня в ми­ре сис­те­мы от­но­ше­ний ге­ге­мо­нии гло­баль­ных иг­ро­ков Рос­сия и ее со­се­ди нуж­ны иск­лю­чи­тель­но как эко­но­ми­чес­кие прост­ра­н­ства, на ко­то­рых рас­по­ло­же­ны боль­шие сырь­е­вые ре­сур­сы, по­тен­ци­аль­но ква­ли­фи­ци­ро­ван­ная (лег­ко обу­ча­е­мая) ра­бо­чая си­ла, не­ма­лые рын­ки сбы­та и… всё.

В той ме­ре, в ка­кой это ут­ве­рж­де­ние спра­вед­ли­во, у на­шей стра­ны име­ет­ся три по­тен­ци­аль­ных сце­на­рия бу­ду­ще­го ге­о­э­ко­но­ми­чес­ко­го и ге­о­по­ли­ти­чес­ко­го бы­тия.

Для глобальных игроков Россия и ее соседи нужны исключительно как
экономические пространства, на которых расположены большие сырьевые
ресурсы, легко обучаемая рабочая сила, немалые рынки сбыта и… всё.

Сце­на­рий пер­вый. Бе­ло­рус­сия, Ка­за­хс­тан, Рос­сия, Ук­ра­и­на и др., ни­че­го не из­ме­няя в гос­по­д­ству­ю­щих ны­не в на­ших стра­нах со­цио-по­ли­ти­ко-эко­но­ми­чес­ких сис­те­мах, пы­та­ют­ся соз­дать со­юз при­мер­но оди­на­ко­вых по сво­им па­ра­мет­рам (сырье + ус­та­рев­ший, но ре­аль­ный про­мыш­лен­ный по­тен­ци­ал + ядер­ное ору­жие + боль­шая тер­ри­то­рия) эко­но­ми­чес­ких сис­тем. Од­на­ко при сох­ра­не­нии гос­по­д­ства част­но-го­су­да­р­ствен­ных сырь­е­вых и фи­нан­со­вых кла­нов, под­дер­жи­ва­ю­щих ту или иную (бо­лее или ме­нее со­ци­аль­ную, бо­лее или ме­нее про­за­пад­ную) фор­му мяг­ко­го ав­то­ри­та­риз­ма с де­мок­ра­ти­чес­ки­ми вы­вес­ка­ми, этот сце­на­рий воз­мо­жен толь­ко в од­ном ви­де. Это мо­жет быть иск­лю­чи­тель­но мяг­кое и край­не за­ви­си­мое от по­ли­ти­чес­кой конъ­ю­нк­ту­ры во вхо­дя­щих в не­го стра­нах объ­е­ди­не­ние, име­ю­щее глав­ным об­ра­зом про­па­ган­ди­с­тские це­ли (то есть то, что мы до сих пор и име­ем). С эко­но­ми­чес­кой точ­ки зре­ния мы, бу­ду­чи в ос­нов­ном оди­на­ко­вы­ми, яв­ля­ем­ся ско­рее кон­ку­рен­та­ми, не­же­ли сто­ро­на­ми, ко­то­рым вы­год­на ко­опе­ра­ция. Для сырь­е­вых кор­по­ра­ций и сра­щен­ных с ни­ми го­су­да­р­ствен­ных струк­тур, рав­но как и для спе­ку­ля­тив­но­го фи­нан­со­во­го ка­пи­та­ла, глав­ный ин­те­рес сос­то­ит в том, что­бы как мож­но бо­лее вы­год­но про­да­вать­ся на ми­ро­вых рын­ках. Соз­дать мо­но­по­лис­ти­чес­кий (или хо­тя бы оли­го­по­лис­ти­чес­кий) со­юз эко­но­ми­ки пост­со­ве­тс­ко­го прост­ра­н­ства не мо­гут, ибо дав­но уже про­иг­ра­ли тор­го­вые вой­ны дру­гим стра­нам с ана­ло­гич­ным уров­нем раз­ви­тия.


За­ме­чу: при сох­ра­не­нии су­ще­ст­ву­ю­щей со­цио-по­ли­ти­ко-эко­но­ми­чес­кой мо­де­ли мож­но бы­ло бы ги­по­те­ти­чес­ки пред­по­ло­жить иную мо­дель – им­пе­рию, соз­дан­ную на ос­но­ве под­чи­не­ния всех участ­ни­ков од­но­му цент­ру – то ли Моск­ве, то ли Ас­та­не, то ли Ки­е­ву, то ли Минс­ку… Но та­кой ва­ри­ант, к счастью, ны­не по­ли­ти­чес­ки не­воз­мо­жен, ина­че цент­ром по­доб­ной им­пе­рии стал бы Пе­кин.

Сце­на­рий вто­рой. Мо­дель го­су­да­р­ствен­но-оли­гар­хи­чес­ко­го ка­пи­та­лиз­ма в на­ших стра­нах сме­ня­ет­ся на пра­во­ли­бе­раль­ную. В эко­но­ми­ке про­ис­хо­дит от­каз и от фор­маль­но­го, и от те­не­во­го го­су­да­р­ствен­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния, рын­ки еще боль­ше отк­ры­ва­ют­ся. Оче­вид­но, что в слу­чае ре­а­ли­за­ции это­го сце­на­рия (ма­ло­ве­ро­ят­но­го, но воз­мож­но­го в не­ко­то­рых из на­ших стран) пост­со­ве­тс­кая ин­тег­ра­ция ста­но­вит­ся не нуж­на ни од­но­му из име­ю­щих власть эко­но­ми­ко-по­ли­ти­чес­ких субъ­ек­тов.

Сце­на­рий тре­тий. В на­ших стра­нах про­ис­хо­дит ал­ка­е­мое ны­неш­ней рос­сийс­кой дер­жав­ной оп­по­зи­ци­ей прод­ви­же­ние к бе­ло­ру­с­ской мо­де­ли (ее сла­га­е­мые хо­ро­шо из­ве­ст­ны: бю­рок­ра­ти­чес­ки ор­га­ни­зо­ван­ный и го­су­да­р­ствен­ный сек­тор + ог­ра­ни­чен­ный в сво­ем раз­ви­тии част­ный ка­пи­тал + па­тер­на­ли­с­тски ори­ен­ти­ро­ван­ный ав­то­ри­та­ризм). Эта мо­дель – ес­ли не ка­ри­ка­ту­ра, то дру­жес­кий шарж на СССР кон­ца 1970-х го­дов, толь­ко су­ще­ст­вен­но бо­лее прод­ви­ну­тый в сто­ро­ну ка­пи­та­лиз­ма и рын­ка. В этом слу­чае воз­ни­ка­ют не­ко­то­рые ос­но­ва­ния для «друж­бы про­тив»: на­ши стра­ны ока­зы­ва­ют­ся в яв­ном враж­деб­ном ок­ру­же­нии гос­по­д­ству­ю­щих в сов­ре­мен­ном ми­ре гло­баль­ных иг­ро­ков, и мы вновь по­па­да­ем в тот же ту­пик, в ко­то­рый вош­ли в позд­неб­реж­не­вс­кое вре­мя.

Крат­ко по­яс­ню и ар­гу­мен­ти­рую этот не­о­че­вид­ный те­зис.

«Бе­ло­ру­с­ская мо­дель» при всех ее со­ци­аль­но-прив­ле­ка­тель­ных сто­ро­нах (осо­бен­но по срав­не­нию с рос­сийс­ким кри­ми­наль­но-оли­гар­хи­чес­ким стро­ем) и спо­соб­нос­ти про­да­вать за ру­беж не столь­ко сырье, сколь­ко трак­то­ра, ав­то­мо­би­ли и обо­ру­до­ва­ние ис­то­ри­чес­ки ус­та­ре­ла еще в 50– 60-е го­ды XX ве­ка. Уже тог­да вы­иг­ры­вать (или хо­тя бы дос­той­но участ­во­вать) в ми­ро­вой ге­о­э­ко­но­ми­чес­кой, ге­о­по­ли­ти­чес­кой и, глав­ное, ин­тел­лек­ту­аль­ной гон­ке мож­но бы­ло, толь­ко ра­бо­тая на опе­ре­же­ние в клю­че­вых сфе­рах прог­рес­са: об­ра­зо­ва­нии, куль­ту­ре, на­у­ке, вы­со­ких тех­но­ло­ги­ях. Имен­но про­ры­вы в ука­зан­ных об­лас­тях поз­во­ли­ли Со­ве­тс­ко­му Со­ю­зу в се­ре­ди­не XX ве­ка стать не толь­ко ядер­ной, но и на­уч­ной, куль­тур­ной, об­ра­зо­ва­тель­ной дер­жа­вой.

Пов­то­рю: час­тич­ная рес­тав­ра­ция СССР в рам­ках это­го сце­на­рия те­о­ре­ти­чес­ки воз­мож­на, но ис­то­ри­чес­ки рег­рес­сив­на, к то­му же по­ли­ти­чес­ки край­не ма­ло­ве­ро­ят­на.

То есть сце­на­рии, ори­ен­ти­ро­ван­ные то ли на уход от СССР к то­му или ино­му су­ще­ст­ву­ю­ще­му «стан­дар­ту» со­цио-по­ли­ти­ко-эко­но­ми­чес­кой ор­га­ни­за­ции, свой­ствен­ной для ка­пи­та­лис­ти­чес­ких стран по­лу­пе­ри­фе­рии (ны­неш­няя или пра­во­ли­бе­раль­ная мо­де­ли), то ли на те или иные по­ло­вин­ча­тые по­пыт­ки вос­ста­но­вить «ры­ноч­но-подп­рав­лен­ный» СССР («бе­ло­ру­с­ская мо­дель»), ни­че­го по­хо­же­го на но­вую ге­о­по­ли­ти­чес­кую и ге­о­э­ко­но­ми­чес­кую ин­тег­ра­тив­ную сис­те­му, спо­соб­ную пред­ло­жить ре­аль­ную аль­тер­на­ти­ву ны­неш­не­му ми­ро­по­ряд­ку, дать не мо­гут.

 

Новый сценарий новой интеграции

В на­ча­ле текс­та я пос­та­рал­ся крат­ко обос­но­вать вы­вод: Со­ве­тс­кий Со­юз раз­ва­лил­ся не по­то­му, что его пре­дал Гор­ба­чев, и не по­то­му, что иной строй, кро­ме ка­пи­та­лиз­ма, в прин­ци­пе не­воз­мо­жен. Он рас­пал­ся по­то­му, что ха­рак­тер­ная для на­шей стра­ны му­та­ция но­во­го со­цио-по­ли­ти­ко-эко­но­ми­чес­ко­го про­ек­та (на­зо­вем его алым) заш­ла в ту­пик. Ис­чер­па­ла свой по­тен­ци­ал.

Из это­го ту­пи­ка бы­ло три вы­хо­да.

Пер­вый: ре­во­лю­ци­он­ный по­во­рот на­зад (в на­шей стра­не он мог быть и был ре­а­ли­зо­ван час­тич­но и опять же в му­та­нт­ном ви­де: вмес­то «клас­си­чес­ко­го ка­пи­та­лиз­ма» по Гай­да­ру Рос­сия по­лу­чи­ла кри­ми­наль­но-оли­гар­хи­чес­кий по­лу­ка­пи­та­лис­ти­чес­кий строй по Чер­но­мыр­ди­ну–Пу­ти­ну).

Вто­рой (ре­а­ли­зу­ет­ся в Ки­тае): тра­ек­то­рия го­су­да­р­ствен­но-ка­пи­та­лис­ти­чес­ко­го по­лу­пе­ри­фе­рий­но­го до­го­ня­ю­ще­го раз­ви­тия.

Тре­тий: ре­во­лю­ци­он­ное из­бав­ле­ние от му­та­ций ало­го про­ек­та. Пос­лед­ний ока­зал­ся по­ли­ти­чес­ки не­ре­а­лен и не сос­то­ял­ся.

Од­на­ко имен­но этот тре­тий сце­на­рий вновь и вновь ока­зы­ва­ет­ся на по­ве­ст­ке дня как вы­зов бу­ду­ще­го, бро­са­е­мый на­ро­дам на­шей стра­ны и ее со­юз­ни­ков. Точ­но так же, как на­чи­ная с пер­вых по­бед в Се­вер­ной Ев­ро­пе XVI–XVII ве­ков ка­пи­та­лис­ти­чес­кий про­ект не­из­быв­но взы­вал к сво­е­му воп­ло­ще­нию, по­рож­дая се­рии ре­во­лю­ций и ре­форм.

В на­шем слу­чае этот – алый – про­ект пред­по­ла­га­ет пос­те­пен­ное, но не­ук­лон­ное прод­ви­же­ние к но­вым сфе­рам но­вой ин­тег­ра­ции но­вых ак­то­ров.

Что ка­са­ет­ся но­вых сфер раз­ви­тия ин­тег­ра­ции, то, во-пер­вых, в пост­со­ве­тс­ком прост­ра­н­стве тра­ди­ци­он­но сох­ра­ня­ют­ся два клю­че­вых фак­то­ра ин­тен­сив­но­го об­ще­ст­вен­но­го раз­ви­тия пос­тин­ду­ст­ри­аль­ной эпо­хи – при­ро­да и куль­ту­ра. Рас­шиф­ру­ем. При­ро­да – это не толь­ко и не столь­ко сырь­е­вые ре­сур­сы, сколь­ко эко­ло­ги­чес­ки чис­тые би­о­ге­о­це­но­зы (лес – зна­чит воз­дух, во­да, при­род­ные за­по­вед­ни­ки и т.п.). Куль­ту­ра – это преж­де все­го не мас­со­вая куль­ту­ра как один из на­и­бо­лее быст­ро рас­ту­щих гло­баль­ных рын­ков, а «че­ло­ве­чес­кие ка­че­ст­ва» и сфе­ры, их раз­ви­ва­ю­щие и восп­ро­из­во­дя­щие: об­ра­зо­ва­ние, на­у­ка, на­коп­лен­ные сто­ле­ти­я­ми нор­мы жиз­не­де­я­тель­нос­ти и дос­ти­же­ния ис­ку­с­ства.



Кадр из фильма«Сталкер». Режиссер Андрей Тарковский. 1979

В нашем обществе подспудно зреет понимание того, что Родина (Россия ли,
Украина ли…) все больше вползает в исторический тупик, выход из которого
в принципе есть, но нынешней властью не реализуется.

Имен­но это и есть ус­ло­вие фор­ми­ро­ва­ния твор­чес­ки ак­тив­но­го че­ло­ве­ка-но­ва­то­ра, ко­то­рый един­ствен­но мо­жет стать и ста­нет в бли­жай­шем бу­ду­щем глав­ным ис­точ­ни­ком прог­рес­са. И точ­но так же, как для ин­ду­ст­ри­аль­но­го об­ще­ст­ва глав­ной сфе­рой мо­дер­ни­за­ции бы­ло мас­со­вое про­из­во­д­ство ма­шин, для пос­тин­ду­ст­ри­аль­но­го об­ще­ст­ва та­кой сфе­рой ста­но­вит­ся все­об­щее «про­из­во­д­ство» че­ло­ве­ка-но­ва­то­ра. (Под­че­рк­нем – не про­фес­си­о­на­ла-ис­пол­ни­те­ля, а имен­но твор­чес­ки ак­тив­но­го субъ­ек­та соз­да­ния ноу-хау во всех об­лас­тях об­ще­ст­вен­ной жиз­ни: от вы­со­ких тех­но­ло­гий для сельс­ко­го хо­зяй­ства и про­мыш­лен­нос­ти до но­вых форм об­ра­зо­ва­ния и вос­пи­та­ния, со­ци­аль­ной ор­га­ни­за­ции и уп­рав­ле­ния.) Субъ­ект, за­ин­те­ре­со­ван­ный в та­кой мо­дер­ни­за­ции, в на­ших стра­нах объ­ек­тив­но су­ще­ст­ву­ет: но­вое по­ко­ле­ние ак­тив­но тя­нет­ся к об­ра­зо­ва­нию, при­чем на пер­вых кур­сах ву­зов (по­ка «про­за жиз­ни» не за­да­вит ис­ход­ные мо­ти­вы) зна­ния и спо­соб­нос­ти как та­ко­вые выс­ту­па­ют для сту­ден­тов не мень­шим мо­ти­вом по­лу­че­ния об­ра­зо­ва­ния, чем бу­ду­щий до­ход и карь­е­ра. Сле­до­ва­тель­но, де­ло за «ма­лым»: сфор­ми­ро­вать та­кие эко­но­ми­чес­кие и об­ще­ст­вен­ные от­но­ше­ния, в ко­то­рых куль­ту­ра и та­лант че­ло­ве­ка, ре­а­ли­зу­е­мые в лю­бой сфе­ре об­ще­ст­вен­но-по­лез­ной де­я­тель­нос­ти (а не толь­ко в биз­не­се и фи­нан­сах), га­ран­ти­ро­ва­ли бы дос­той­ное ка­че­ст­во жиз­ни и об­ще­ст­вен­ный прес­тиж.

Во-вто­рых, в на­шем об­ще­ст­ве подс­пуд­но зре­ет по­ни­ма­ние то­го, что Ро­ди­на (Рос­сия ли, Ук­ра­и­на ли…) все боль­ше впол­за­ет в ис­то­ри­чес­кий ту­пик, вы­ход из ко­то­ро­го в прин­ци­пе есть, но ны­неш­ней властью не ре­а­ли­зу­ет­ся. Боль­ши­н­ство глу­хо роп­щет (не­яв­но вы­ра­жая свой про­тест про­тив ис­то­ри­чес­ки бес­пе­рс­пек­тив­ной тра­ек­то­рии эво­лю­ции эко­но­ми­ки и об­ще­ст­ва) и, как всег­да бы­ва­ет в по­доб­ных слу­ча­ях не­о­соз­нан­нос­ти проб­ле­мы, ищет аль­тер­на­ти­вы в прош­лом, вы­би­рая прос­тей­шую тра­ек­то­рию нос­таль­гии и кон­сер­ва­тиз­ма.

Но но­вое по­ко­ле­ние но­во­го об­ще­ст­вен­но­го слоя ре­аль­ных и по­тен­ци­аль­ных на­ем­ных ра­бо­чих мас­со­вых про­фес­сий пос­тин­ду­ст­ри­аль­ной эпо­хи (преж­де все­го учи­те­ля, вра­чи, ин­же­нер­но-тех­ни­чес­кий кор­пус, со­ци­аль­ные ра­бот­ни­ки и твор­чес­ки-ак­тив­ная часть «тра­ди­ци­он­но­го» про­ле­та­ри­а­та) в си­лу сво­е­го «со­ци­аль­но­го реф­лек­са», не­о­соз­нан­ных объ­ек­тив­ных об­ще­ст­вен­ных ин­те­ре­сов не при­ни­ма­ет кон­сер­ва­тив­ный курс как ре­аль­ную аль­тер­на­ти­ву. Ока­зы­ва­ясь в стра­те­ги­чес­ком ту­пи­ке, они ухо­дят от проб­лем со­ци­аль­ной бес­смыс­лен­нос­ти жиз­ни в ме­ща­нс­кую се­рость и/или ил­лю­зии ос­мыс­лен­нос­ти и со­ци­аль­но­го действия. От­сю­да пан­де­мии та­ких форм псев­дот­вор­че­ст­ва, как рок- и спорт-фа­ны, или прос­то уход от жиз­ни в «вир­ту­ал­ку», ал­ко­го­лизм, нар­ко­ти­ки. А там и са­мый край – мас­со­вые мо­ло­деж­ные су­и­ци­ды, в том чис­ле сре­ди «бла­го­по­луч­ных» де­тей.

Аль­тер­на­ти­вой мо­жет быть толь­ко конструк­тив­ный но­вый курс, оче­вид­но на­це­лен­ный в бу­ду­щее и со­ци­аль­но-вост­ре­бо­ван­ный (не обя­за­тель­но властью – оп­по­зи­ция здесь да­же пред­поч­ти­тель­нее).

Эта аль­тер­на­ти­ва мо­жет быть и бу­дет (ра­но или позд­но) прив­не­се­на во все бо­лее жаж­ду­щее ее об­ще­ст­во той или иной со­ци­аль­ной си­лой – «прог­рес­со­ра­ми» (вы­ра­жа­ясь язы­ком Стру­гац­ких) или «рег­рес­со­ра­ми» (а это уже из твор­че­ст­ва Лукь­я­нен­ко).

В-треть­их, в на­ших стра­нах все еще име­ют­ся ин­тел­лек­ту­аль­ные си­лы для то­го, что­бы пред­ло­жить конструк­тив­ные аль­тер­на­ти­вы (имен­но так – во мно­же­ст­вен­ном чис­ле) де­мок­ра­ти­чес­ки­ми ме­то­да­ми мо­дер­ни­за­ци­он­но­го про­ек­та, вы­во­дя­ще­го на­ши стра­ны на тра­ек­то­рию про­ры­ва в пос­тин­ду­ст­ри­аль­ное бу­ду­щее, а не на обо­чи­ну «пе­ри­фе­рий­ной им­пе­рий­ки».


 

Эти аль­тер­на­ти­вы не пос­ту­ли­ру­ют­ся как бла­го­по­же­ла­ние, а вы­во­дят­ся на ба­зе ши­ро­ко­ма­сш­таб­ных ис­сле­до­ва­ний ос­нов­ных тен­ден­ций раз­ви­тия тех­но­ло­гий и об­ще­ст­ва, а так­же тща­тель­но­го ана­ли­за объ­ек­тив­ных ин­те­ре­сов ре­аль­ных «пас­си­о­нар­ных» сил на­шей стра­ны.

Хо­ро­шо из­ве­ст­но, что на­уч­но-обос­но­ван­ная стра­те­ги­чес­кая цель (в от­ли­чие от ос­но­ван­ной на ве­ре уто­пии) яв­ля­ет­ся важ­ней­шим ком­по­нен­том мо­би­ли­за­ции ис­пол­ни­те­лей дол­гос­роч­но­го про­ек­та. Для на­ших стран та­кой целью, как вид­но из ска­зан­но­го вы­ше, яв­ля­ет­ся гло­баль­ное куль­тур­ное (в под­лин­ном смыс­ле сло­ва: вклю­чая сю­да об­ра­зо­ва­ние, на­у­ку, вы­со­кие тех­но­ло­гии, ре­ше­ние при­ро­до­ох­ран­ных и со­ци­аль­ных за­дач) ли­де­р­ство. За­ме­тим, что сло­во «ли­де­р­ство» ма­ло под­хо­дит для обоз­на­че­ния су­ще­ст­ва этой стра­те­гии. Речь идет не о внеш­нем на­силь­ствен­ном воз­дей­ствии, а о стра­те­гии и так­ти­ке оча­ро­ва­ния ми­ра под­лин­ной куль­ту­рой, о раз­вер­ты­ва­нии на­у­ки, ис­ку­с­ства, вос­пи­та­ния, об­ще­ния, ди­а­ло­га с при­ро­дой, са­мос­то­я­тель­но­го кри­ти­чес­ко­го ос­во­е­ния ми­ра Че­ло­ве­ком в его ком­му­ни­ка­ци­ях с дру­ги­ми людь­ми как аль­тер­на­ти­ве пот­ре­би­тель­ству, мас­со­вой куль­ту­ре, ма­ни­пу­ли­ро­ва­нию.

А те­перь от ис­то­ри­чес­ких па­рал­ле­лей и дол­гос­роч­ных уто­пий вер­нем­ся к ре­а­ли­ям на­ча­ла XXI ве­ка.

Стратегической целью является глобальное культурное лидерство: речь идет
о стратегии и тактике очарования мира подлинной культурой, о развертывании
науки, искусства, воспитания, общения, диалога с природой и с другими людьми
как альтернативе потребительству, массовой культуре, манипулированию.

Вы­но­ся на пе­ред­ний план раз­ви­тие та­ких сфер про­ры­ва в пос­тин­ду­ст­ри­аль­ное об­ще­ст­во, как вос­пи­та­ние и об­ра­зо­ва­ние, на­у­ка и вы­со­кие тех­но­ло­гии, ис­ку­с­ство и при­ро­до­ох­ран­ная де­я­тель­ность, уп­рав­ле­ние и со­ци­аль­ная ра­бо­та, мы долж­ны все же конструк­тив­но, а не об­раз­но, от­ве­тить на ряд воп­ро­сов. Нап­ри­мер, о про­из­во­д­стве про­мыш­лен­ной и сельс­ко­хо­зяй­ствен­ной про­дук­ции, о судь­бах ра­бот­ни­ков этих сек­то­ров, о спо­со­бах обес­пе­че­ния кон­ку­рен­тос­по­соб­нос­ти на­шей отк­ры­той (эту мо­даль­ность мы обос­но­ва­ли еще в на­ча­ле текс­та) эко­но­ми­ки в гло­баль­ной сре­де и о со­ци­аль­но-эко­но­ми­чес­ких ме­ха­низ­мах ре­а­ли­за­ции этой стра­те­гии. И, ко­неч­но, о том, кто и по­че­му ока­жет­ся спо­соб­ным и за­ин­те­ре­со­ван­ным ее ре­а­ли­зо­вать.

От­ве­ты на все эти воп­ро­сы (кро­ме пос­лед­не­го) есть. Ко­рот­ко их фор­му­ла прос­та: ре­а­ли­за­ция дол­гос­роч­ных об­ще­ст­вен­но-го­су­да­р­ствен­ных стра­те­ги­чес­ких прог­рамм при­о­ри­тет­но­го раз­ви­тия отк­ры­тых ми­ру об­ра­зо­ва­ния, фун­да­мен­таль­ной на­у­ки, со­ци­аль­ных и эко­ло­ги­чес­ких ин­но­ва­ций – в эко­но­ми­ке, при сок­ра­ще­нии ро­ли го­су­да­р­ства и уси­ле­нии граж­да­нс­ко­го об­ще­ст­ва в по­ли­ти­ке.

Та­ко­ва прог­рам­ма-ми­ни­мум, и она об­ще­из­ве­ст­на сре­ди «ро­зо­вых» и «алых» и в Ев­ро­пе, и в США, и в Ла­ти­нс­кой Аме­ри­ке. Но не в пост­со­ве­тс­ких стра­нах.

И все же эта прог­рам­ма, как пра­ви­ло, ли­бо во­об­ще не восп­ри­ни­ма­ет­ся, ли­бо восп­ри­ни­ма­ет­ся как уто­пия.

По­че­му?

Имен­но по­то­му, что нет вра­зу­ми­тель­но­го от­ве­та на пос­лед­ний воп­рос, ибо толь­ко по­няв, ка­кие об­ще­ст­вен­ные си­лы спо­соб­ны ре­а­ли­зо­вать но­вый про­ект, мы смо­жем уточ­нить и конк­рет­ные па­ра­мет­ры пос­лед­не­го. Бо­лее то­го, но­вый субъ­ект сам вост­ре­бу­ет но­вых раз­ра­бот­чи­ков и ре­а­ли­за­то­ров это­го про­ек­та. По­доб­но то­му, как бур­жу­а­зия выз­ва­ла из не­бы­тия к жиз­ни та­лан­ты ты­сяч тех­ни­ков, ин­же­не­ров и пу­те­ше­ст­вен­ни­ков, но­вый со­ци­аль­ный субъ­ект вы­зо­вет к жиз­ни та­лан­ты мил­ли­о­нов пе­да­го­гов, уче­ных, ху­дож­ни­ков и «са­дов­ни­ков».

Так кто же он – этот но­вый субъ­ект?

Тол­ко­во­го от­ве­та на этот воп­рос нет. Преж­де все­го по­то­му, что его не там ищут.

От­вет на воп­рос о со­ци­аль­но-по­ли­ти­чес­ких си­лах мо­дер­ни­за­ции ищут «там, где свет­ло, а не там, где по­те­ря­ли», – сре­ди ре­аль­но су­ще­ст­ву­ю­щих по­ли­ти­чес­ких элит. И тут обыч­но упо­ва­ют на два субъ­ек­та. Ли­бо на оли­гар­хов (они уже по боль­шо­му сче­ту про­иг­ра­ли пер­вый ра­унд и взять ре­ванш в треть­ем са­ми по се­бе мо­гут раз­ве что в рам­ках «ко­рич­не­во­го» про­ек­та – то­же ис­то­ри­чес­ки ту­пи­ко­во­го). Ли­бо на го­су­да­р­ствен­ную бю­рок­ра­тию (она вто­рой ра­унд вы­иг­ра­ла, но пе­ре­ход эко­но­ми­ки и об­ще­ст­ва к но­во­му ка­че­ст­ву рос­та обес­пе­чить не мо­жет).

Ис­кать же на­до там, где есть си­лы (пусть по­ка по­тен­ци­аль­ные), за­ин­те­ре­со­ван­ные в пе­ре­хо­де к но­во­му ка­че­ст­ву раз­ви­тия.

Прорыв в областях культуры и экологии может быть сделан только миллионами
активных учителей, студентов, инженеров, врачей, «садовников» в союзе
с возвысившимися до защиты хотя бы своих собственных интересов рабочими
материального производства.

Та­ки­ми си­ла­ми не мо­жет быть во­об­ще ни­ка­кая эли­та. Об­ще­дос­туп­ное об­ра­зо­ва­ние и куль­ту­ра плюс чис­тая при­ро­да – это ре­сур­сы раз­ви­тия, в ко­то­рых за­ин­те­ре­со­ва­ны ши­ро­кие твор­чес­ки-ак­тив­ные кру­ги об­ще­ст­ва, а не эли­та. И без ак­тив­но­го вклю­че­ния в ос­во­е­ние этих ре­сур­сов этой час­ти об­ще­ст­ва проб­ле­ма в прин­ци­пе не мо­жет быть ре­ше­на. Про­рыв в об­лас­тях куль­ту­ры и эко­ло­гии мо­жет быть сде­лан толь­ко мил­ли­о­на­ми ак­тив­ных учи­те­лей, сту­ден­тов, ин­же­не­ров, вра­чей, «са­дов­ни­ков» в со­ю­зе с прос­нув­ши­ми­ся и воз­вы­сив­ши­ми­ся до за­щи­ты хо­тя бы сво­их собствен­ных ин­те­ре­сов ра­бо­чи­ми ма­те­ри­аль­но­го про­из­во­д­ства.

Вот по­че­му мы бе­рем­ся ут­ве­рж­дать, что в на­ших стра­нах объ­ек­тив­но су­ще­ст­ву­ет воз­мож­ность ка­че­ст­вен­но но­во­го мо­дер­ни­за­ци­он­но­го про­ек­та – отк­ры­то­го куль­тур­но­го (в един­стве об­ра­зо­ва­ния, на­у­ки, вы­со­ких тех­но­ло­гий, ис­ку­с­ства и эко­ло­гии) ли­де­р­ства на ба­зе раз­ви­тия силь­но­го граж­да­нс­ко­го об­ще­ст­ва.

Есть для это­го про­ек­та дос­та­точ­ные со­ци­аль­но-по­ли­ти­чес­кие пред­по­сыл­ки в сов­ре­мен­ной Рос­сии – но это уже те­ма для дру­го­го раз­го­во­ра.
Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com