Понедельник, 24 Июня, 2019
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

Несмотря на кажущуюся простоту этой формулы, ее смысл весьма глубок. Прежде всего, рассматривая все человечество в целом, мы исходим из неявного предположения, что оно в каком-то смысле представляет собой некую «сверхцелостность» – нечто подобное несепарабельной квантово-механической системе – своего рода «коллективного Адама», бытие которого имеет поистине планетарное значение. Это заставляет вспомнить экологическую концепцию Гайи, выдвинутую в 70-е годы XX века Джеймсом Лавлоком, согласно которой Земля, заселенная живыми организмами, представляет собой саморегулирующуюся систему, своего рода колоссальный суперорганизм, каждый из «органов» которого находится в тесной взаимосвязи со всеми остальными и необходим для поддержания гомеостаза. Похоже, что человечество в целом представляет собой своего рода «распределенный разум», который, как и разум отдельного человека, «отрицает» свой природный субстрат, но в то же время в известном смысле преодолевает и возвышает его.

Но человечество имеет не только планетарное, но и космическое измерение – об этом свидетельствует наличие в приведенной выше формуле константы С, имеющей размерность времени и совпадающей по порядку с возрастом Вселенной. Удивительная корреляция между количеством живущих на планете Земля людей и временем существования Вселенной отсылает нас к так называемому антропному принципу, суть которого состоит в том, что параметры Вселенной поразительно точно соответствуют параметрам человеческого существования. Кроме того, по мысли Джона Уиллера, нелокальность квантовой механики вкупе с невозможностью исключить наблюдателя из «картины мира» приводит к тому, что миллиарды наблюдателей, воспринимая мир здесь и сейчас, порождают совокупный образ Вселенной, в определенном смысле становясь со-участниками продолжающего творения мироздания. Таким образом, приведенная выше формула, описывающая динамику роста населения Земли, свидетельствует в пользу того, что бытие «коллективного Адама», похоже, действительно имеет воистину вселенское значение.

Примечательно, что демографический рост не зависит ни от ресурсной базы, ни от каких бы то ни было войн и эпидемий. По всей вероятности, в этом также проявляется сверхприродность человека. Даже Первая и Вторая мировые войны, унесшие жизни миллионов людей, практически никак не повлияли на глобальную динамику роста населения Земли. «Так, от пандемии чумы в 1348 году в Европе умерло не менее трети населения, а в отдельных странах, например в Норвегии, вымерла половина жителей, – отмечал Сергей Капица. – Не меньший урон приносили войны. Однако человечество в целом показало исключительную глобальную устойчивость своего роста и развития, на фоне которого указанные потери были не более чем преходящими, хотя и трагическими, эпизодами истории». У животных – иначе: численность их популяции зависит именно от ресурсной базы. Очевидно, что динамика роста человечества обусловлена наличием принципиально иных факторов, нежели динамика популяции животных.

О радикальном отличии человека от всех остальных живых существ свидетельствует и еще один любопытный факт. В природе существует тесная связь между размерами живого существа и той территорией, которую оно занимает. Понятно, что на одном квадратном километре слонов будет меньше, чем муравьев, потому что слону для жизни необходима боˆльшая площадь. И если на графике мы по вертикали отложим количество живущих на Земле особей определенного размера, а по горизонтали – сам размер, то мы увидим, что людей должно быть примерно столько же, сколько обезьян того же роста. Если бы численность человечества подчинялась «естественным» закономерностям, нас должно было бы быть порядка 100 тысяч. Между тем количество людей значительно больше, и не в 10 раз, не в 100, не в 1000, а в 100 тысяч раз. Видно, что человек просто «выпадает» из того ряда, в который вписываются все живущие на Земле животные.

Уже после выхода в свет работы фон Фёрстера, Мора и Амиота реальная динамика роста населения Земли стала все дальше отходить от гиперболической зависимости. Темпы прироста численности населения резко снизились, и начало формироваться то, что получило наименование глобального демографического перехода. Если на протяжении всей предшествующей истории – от каменного века до настоящего времени – наблюдался гиперболический рост народонаселения, то сегодня – за микроскопическое по историческим масштабам время – происходит изменение закона, действовавшего на протяжении тысячелетий. Все предыдущие локальные демографические спады были связаны прежде всего с увеличением смертности вследствие различных катаклизмов – войн, голода, эпидемий, – после которых человечество быстро восстанавливалось и выходило на прежнюю траекторию. Но нынешнее снижение темпов роста населения вызвано совершенно другой причиной – резким снижением рождаемости. Причем оно никак не связано с ресурсным кризисом, а напротив, наблюдается на фоне роста ресурсной базы. Более того, рождаемость падает в первую очередь в промышленно развитых странах, где, казалось бы, ресурсов гораздо больше, чем в странах развивающихся. Возникает впечатление, что на протяжении жизни двух поколений происходит что-то вроде фазового перехода, перехода на новый – нетипичный для всей прежней истории – режим развития, в определенном смысле «отменяющий» всю предшествующую историю. Этот переход отражается в культуре – начинается эпоха Постмодерна, которой свойственно ощущение завершенности пути европейской цивилизации предшествующих столетий, распада традиционной системы ценностей.

Ситуация, в которой общество оказалось сегодня, называется демографическим переходом потому, что происходящие процессы напоминают процессы фазовых переходов в мире физическом. Типичный пример фазового перехода – кипение воды. Мы наливаем воду в кастрюлю, ставим ее на огонь, и температура воды растет. Чем больше мы подводим к кастрюле тепловой энергии, тем быстрее она нагревается. Но в тот момент, когда температура воды достигает 100 градусов, начинается фазовый переход: вода закипает и из жидкой фазы переходит в газообразную. При этом, как бы мы ни увеличивали приток тепла к кастрюле, вода выше ста градусов (при атмосферном давлении) не нагреется.

С чем же может быть связан такой переход? Сергей Капица предложил рассматривать найденную фон Фёрстером, Мора и Амиотом гиперболическую закономерность не просто как эмпирическую формулу, но как первый шаг к построению модели. Разумеется, формальную математическую модель нельзя однозначно проецировать на мир человеческой истории. Правильнее было бы сказать, что количественная модель свидетельствует в пользу начинающегося качественного изменения характера исторического процесса.

Прежде всего обращает на себя внимание тот факт, что, в отличие от демографических моделей, строящихся на биологических предположениях, для которых прирост численности пропорционален размеру популяции:

dN / dТ = aN,

(где а – константа), для описания динамики человеческой популяции в глобальных масштабах следует использовать квадратичную зависимость скорости роста от численности популяции:

dN / dt = N2 / К2.

Здесь безразмерное время t = (Т – Т1) / τ, где Т1 = 2007 год, τ – характерное время жизни человека (Капица полагает его равным 42 годам), а К = 67 000 – безразмерный параметр, характеризующий масштаб численности когерентной группы людей и определяющий коллективный характер того взаимодействия, которым обуславливается рост. Иначе говоря, К = 67 000 – это скорость роста за поколение как результат бинарного взаимодействия групп по К человек в каждой.

Решением этого уравнения как раз и является:

N = C / (Т0 – Т).

Причина возникновения именно квадратичной зависимости заключается в том, что человечество представляло собой единую систему, внутри которой происходят парные межличностные взаимодействия и скорость роста отдельных частей которой существенно зависит от общего размера всей системы. Именно информационное взаимодействие, по мнению Капицы, является основным механизмом, отличающим человека от остальных животных, для которого характерен линейный закон:

dN / dТ = aN.

Лауреат премии памяти Альфреда Нобеля по экономическим наукам Дуглас Норт утверждает, что главной целью человеческих устремлений является желание уменьшить число неопределенностей существования в мире и превратить неопределенности в контролируемые риски, для того чтобы сделать мир более предсказуемым. Иначе говоря, достичь того, что, в частности, вкладывается в библейское выражение «обладать землей». «Общая характеристика человеческой истории, – пишет Норт, – состоит в систематическом снижении уровня воспринимаемой неопределенности, связанной с физической средой и, следовательно, с сокращением тех источников неопределенности, которые должны объясняться при помощи убеждений, включенных в колдовство, магию и религии. Но если неопределенность, связанная с физической средой, уменьшалась, следствием этого становилась намного более сложная социальная среда. И хотя нам удалось добиться определенного прогресса в понимании этой социальной среды, наше понимание очень ограниченно и включает в себя множество иррациональных объяснений».



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1521 гостей онлайн