Понедельник, 25 Октября, 2021
   
(2 голоса, среднее 5.00 из 5)

 

Что изменилось с приходом к власти «Альянса за евроинтеграцию»? Прежде всего изменились группы привилегированных предпринимателей, делающих деньги на близости к власти. Немного изменился характер коррупции, стало больше беспорядка, стали больше заимствовать за рубежом, в бюджете появились гранты и кредиты, хотя часть грантов возвращается за границу в электронном виде. Безразличие к производителю осталось прежним, деньги уходят на распил и потребление, в производство ничего не вкладывается.

Экономическая проблема Молдовы состоит не в отсутствии энергоносителей или современных технологий, а в отсутствии у властей мотивации заниматься экономикой.

Что произойдет в случае углубления кризиса на Западе? По мере роста безработицы молдавские гастарбайтеры, не успевшие натурализоваться, останутся без работы и будут выброшены пинком. Грантов тоже, совершенно очевидно, не будет.

Катастрофа молдавской системы образования

Чтобы не останавливаться на каждой области человеческой деятельности, рассмотрим для примера положение в публичном образовании республики.

За последние восемь лет в Молдове количество детей школьного возраста уменьшилось на 30 процентов – с 740,2 до 515,1 тысячи. Но за партами нет и этих детей: по официальной статистике 29 процентов детей не ходят в школу. В мирное время, в отсутствие эпидемий и природных катаклизмов, может ли случиться со страной что-то худшее? Какое будущее может ожидать государство, теряющее молодежь такими темпами?

Уменьшение числа детей школьного возраста – следствие двух демографических факторов: миграции и уменьшения рождаемости, которое началось в 1988 году и продолжалось до 2000 года, после чего осталось на примерно одинаковом и довольно низком уровне – 1,3 ребенка на одну женщину. В ближайшие годы количество школьников будет уменьшаться – часть сегодняшних школьников родились в 1994–1999 годах, когда рождаемость была выше. И миграция, и уменьшение рождаемости – следствия экономической ситуации, которая в обозримом будущем останется тяжелой.

Помимо того, что не все дети ходят в школу, примерно половина детей не получают законченного среднего образования. Для сравнения: в 1980 году из числа молдавских школьников, закончивших 8 классов, впоследствии 97,4 процента получили среднее или среднее специальное образование.

В 80-е годы молдавские средние школы (дневные, вечерние, интернаты) выпускали единовременно около 70–80 тысяч человек, из которых примерно 10 тысяч поступали в высшие учебные заведения. Сегодня ситуация иная. В 2012 году лицеи закончили 18,8 тысячи человек, а университетское образование первого уровня получили – 20,1 тысячи человек. Иначе говоря, какой-либо отбор по знаниям и личным способностям отсутствует – все выпускники поступили в университет. Можно с уверенностью сказать, что уровень сегодняшнего студента соответствует уровню унылого советского троечника.

Не говоря уже о том, что молдавские школьники учатся по учебникам истории, в которых нет упоминания о Мюнхенском договоре 1938 года (Мюнхенском сговоре), зато есть доктрина «румынского пространства», и отрицается существование «молдавского народа».

В 2013 году выпускные экзамены проходили по новой системе, исключающей возможность списывания – применялись камеры слежения и другие меры контроля. В результате 32 процента выпускников не смогли сдать экзаменационные тесты на 5 баллов по десятибальной системе, то есть провалили экзамены и не смогут поступить в университет.

Все факторы, снижающие качество образования и количество образованных людей в обществе – миграция, недостаточное финансирование, уменьшение рождаемости, – обуславливаются ухудшением экономического положения и плохим управлением.

«История успеха»

После того как на высокой ноте оборвалась грузинская «история успеха», ведущей страной «Восточного партнерства» была назначена Молдова. В Кишинев со странными бесцельными визитами зачастили высокопоставленные функционеры – Жозе Баррозу, Ангела Меркель, Кэтрин Эштон.

Джозеф Байден сделал в Кишиневе заявление: «Ваша страна, находящаяся на пути евроинтеграции, должна гордиться тем, чего она достигла за последние 20 лет». Молдаване первое время крутили головами, пытаясь на фоне развала и очевидной деградации разглядеть «историю успеха», но потом привыкли и стали относиться к словам гостей благосклонно.

Все сколько-нибудь серьезные люди понимают, что вхождение Молдовы в ЕС в обозримом будущем невозможно. По этому поводу многократно высказывались европейские лидеры, еврокомиссары, эксперты, политологи, политтехнологи, блогеры и подростки. Это было ясно и пять, и десять лет назад, и только неразвитость молдавского избирателя допускает подобные игры.

Однако несмотря ни на что программа «Восточного партнерства» должна быть исполнена до конца, это уже стало вопросом чести для высоких европейских чиновников, и у Молдовы нет шансов избежать своей участи. Вероятнее всего, на предстоящем саммите в Вильнюсе Кишинев парафирует договор об ассоциации с ЕС, в который входит и соглашение о свободной торговле. Это не приближает республику к вступлению в ЕС (подобный договор Турция подписала десятки лет назад), но делает проблематичным вступление Молдовы в ТС.

Между стульями

Достоверно сказать, что представляет собой договор об ассоциации с ЕС, нельзя: как ни смешно это звучит, договор засекречен, даже парламентарии и отдельные члены правительства не имеют к нему доступа. Но параметры понятны, договор будет типовым: Молдова, находясь под внешним управлением, не способна всерьез отстаивать свои интересы. Подписание договора означает отказ от части суверенитета в вопросах торговой политики, безпошлинный допуск европейских товаров на молдавский рынок при сохранении квот и ограничений на молдавские товары, решение спорных вопросов в европейских судах, одностороннюю зависимость от директив ЕС, связанных с торговлей, включая технические регламенты.

Разумеется, все это исключает вхождение в ТС, что может повлечь тяжелые последствия для молдавской экономики. Опасаться следует защитных мер ТС против возможного реимпорта внешних товаров, органичения прав молдавских гастарбайтеров, внешних цен на энергоносители.

Не так давно была приобретена земля для строительства газопровода «Яссы–Унгены», и президент Румынии Траян Бэсеску выразил надежду, что к 2015 году Молдова сможет получать природный газ. Но он не сказал о том, что своего газа Румынии не хватает и она покупает недостающую часть в России.

Два года назад Молдова зачем-то подписала протокол о вступлении в Договор энергетического сотрудничества Европейского сообщества, в результате чего получила европейское ценообразование и обязалась внедрить у себя к 1 января 2015 года так называемый Третий европейский энергопакет, условием которого является обязательство разделить АО «Молдовагаз», контрольный пакет которого принадлежит «Газпрому». После чего Влад Филат прибыл в Москву и попросил у «Газпрома» скидку в 30 процентов в цене на газ, чем вызвал несказанное удивление – если цены европейские, то европейские. Наутро Филат бросился в Брюссель, где ему объяснили, что исключений быть не может. Газеты вышли со статями о русском империализме и политическом диктате.

Многие опасаются типичных для ЕС запретов на производство сельхозпродукции в личных хозяйствах, что для крестьян было бы серьезным ударом – половина молдаван живут в селах.

Аргументацией необходимости подписания договора об ассоциации с ЕС никто себя не утруждает. Глава Института рыночной экономики Роман Кирка пришел к парадоксальному выводу: «Если бы у нас была хорошо развита промышленность, как это происходит, например, в Белоруссии, тогда была бы острая необходимость в рынках». Иными словами «если у вас нету дома – пожары ему не страшны».


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2021 belkin.tmweb.ru. Все права защищены.
Сейчас 1421 гостей онлайн