Воскресенье, 08 Декабря, 2019
   
(4 голоса, среднее 4.75 из 5)

 

В отличие от сервильных средств массовой информации, поющих дифирамбы экономической политике кабинета Абэ, названной по аналогии с американской «рейганомикой» «абэномикой», серьезные японские ученые и специалисты предостерегают от неоправданного оптимизма. Они указывают, что избранные меры – не что иное, как паллиативы, срок эффективности которых может быть недолог. Например, то же удешевление иены ведет к значительному увеличению затрат японского государства и частных компаний на приобретение за рубежом углеводородов, потребность в которых резко возросла в связи с остановкой после аварии на «Фукусима-1» всех АЭС страны, вырабатывавших 30 процентов потребляемой в стране электроэнергии.

Неоднозначно восприятие в стране навязываемого США вступления Японии в так называемое Транстихоокеанское партнерство. Являясь по существу соглашением о свободной торговле между странами АТР, партнерство предполагает снятие всех ограничений на доступ в Японию иностранных товаров и услуг. Учитывая же высокую себестоимость японских товаров и услуг, защищаемых до настоящего времени таможенными тарифами, можно смело предположить, что согласие Японии на американское предложение о снятии всех барьеров в торговле поставит в весьма затруднительное положение многие отрасли японской экономики, в первую очередь сельское хозяйство. Едва ли это ущемляющее интересы японцев нововведение увеличит поддержку ЛДПЯ избирателями. Однако это в перспективе. Сегодня же известное улучшение после долгого спада экономической конъюнктуры обеспечивает Абэ высокую степень поддержки населения. С первых месяцев нахождения у власти и по сей день его рейтинг как лидера страны колеблется вокруг показателя 70 процентов.

Разворот вправо

Прочное большинство в обеих палатах парламента и высокий личный рейтинг Абэ позволяют ему смелее, чем ранее, приступить к замене послевоенной конституции Японии, вычеркнув из нее отказ от обладания вооруженными силами и запрет на участие в войнах. Нынешний премьер обуреваем этой идеей давно. Однако во время предыдущего премьерского срока он успел лишь превратить Управление Сил самообороны в полноценное Министерство обороны. Навязываемый стране правый курс поддерживает единомышленник Абэ – также бывший премьер-министр Японии, а ныне министр финансов и вице-премьер Таро Асо, который уже в этом качестве сделал скандальное заявление, предложив последовать примеру гитлеровской Германии и «изменить японскую конституцию незаметно», без публичных дебатов.

Цель же отказа от мирной конституции, по словам Абэ, состоит в том, чтобы уничтожить «послевоенный режим» и воссоздать «прекрасную Японию». Заявление весьма сомнительное. Ведь получается, что премьер считает «прекрасной» и достойной воссоздания развязавшую мировую войну довоенную Японию. О том, что это, похоже, именно так, свидетельствует упорное нежелание Абэ признать ответственность своей страны за войну, принести извинения за военные преступления японских милитаристов. Недавно он на заседании парламента воскликнул: «А действительно ли Япония была агрессором в ходе войны 1931–1945 годов?» Посягательством на послевоенное демократическое устройство японского государства можно считать и намерение японских консерваторов добиться возвращения императору статуса главы государства.

С приходом кабинета Абэ обострились дипломатические отношения Японии со странами Восточной Азии. Произошло это в результате нежелания Токио признавать очевидные факты: массовые убийства в годы войны азиатов, в первую очередь китайцев, применение запрещенного химического и бактериологического оружия, принуждение молодых женщин из оккупированных стран выполнять обязанности сексуальных рабынь для утех японской солдатни. Вместо признания этих и других неприглядных фактов истории, принесения извинений и выплаты компенсаций пострадавшим правительство ЛДПЯ продолжает провокационные поклонения официальных лиц в ранге министров и парламентариев в синтоистском храме в центре Токио «Ясукуни». Там они периодически молятся за души погибших за «великую Японию» военнослужащих. При этом поминаются и души канонизированных в этом храме главных японских военных преступников, осужденных на смертную казнь Токийским международным трибуналом. Внедрение по сути оправдывающих милитаристское прошлое идеологических догм вызывает тревогу не только у восточноазиатских стран-жертв японской агрессии, но и у ближайшего союзника Японии – Соединенных Штатов, ведущие СМИ которых предупреждают, что японцы своими действиями загоняют себя в изоляцию.

Однако японские консерваторы, уже не полагаясь полностью на США, как это было еще недавно, всерьез вознамерились всемерно наращивать военные мускулы. Несмотря на серьезные экономические неурядицы, правительство ЛДПЯ не жалеет бюджетных средств на усиление и так довольно мощных, воссозданных вопреки конституции японских вооруженных сил, оснащение их современнейшим вооружением, включая авианесущие корабли, новейшие истребители и ракетную технику. Время от времени активизируются сторонники ядерного вооружения страны, требующие отказа от существующих в Японии «трех неядерных принципов». Не приходится говорить, что научно-технический уровень и накопленный запас расщепляющихся материалов позволяют Японии в короткие сроки вступить в клуб ядерных держав. Правда, для этого требуется дозволение сюзерена – Соединенных Штатов.

Избранный кабинетом Абэ националистический курс проявляется и в ужесточении позиции Японии в вопросах территориальных противоречий с соседними государствами – Россией, Китаем, Республикой Корея, КНДР, администрацией острова Тайвань. Наиболее интенсивными эти противоречия стали в последние годы между Японией и КНР. Обе страны претендуют на владение расположенными в Восточно-Китайском море островами, которые в Китае именуются Дяоюйдао, а в Японии – Сенкаку. Уже не раз конфликты японской береговой охраны с китайскими рыбаками в акватории этих островов создавали напряженную, чреватую вооруженными столкновениями ситуацию. Конфликт усугубляется тем, что несмотря на доводы китайской стороны, японское правительство не желает признать данные территории спорными и отказывается от каких-либо переговоров по поводу принадлежности островов. И это притом что в Токио понимают негативный эффект спора об островах не только для двусторонних отношений, но и для ситуации в регионе в целом, в частности, в плане экономического сотрудничества.

То же можно сказать и о претензиях Японии на находящиеся под контролем Республики Корея острова Тогто, или Такэсима по-японски. Достаточно сказать, что из-за проблем оценки исторического прошлого и территориальных притязаний лидеры соседних государств уже давно не встречаются. Так же, как в Китае, в последние годы в Южной Корее довольно частыми стали гневные антияпонские выступления с призывами бойкотировать японские товары. Это наносит ущерб торгово-экономическим связям обеих стран. Однако демонстративно жесткая позиция кабинета Абэ по территориальным вопросам с КНР и Республикой Корея не дает оснований ожидать, что отношения Токио с этими странами в ближайшее время будут урегулированы и начнут улучшаться.

Взоры на Россию

В 2008 г. известный японский профессор-экономист Кэнъити Омаэ опубликовал книгу «Шок России», которая была с интересом встречена в Японии. В ней ученый призывает серьезным образом обратить внимание на перспективы торгово-экономического сотрудничества с северным соседом, не «опоздать на автобус», как говорят в Японии, в условиях, когда европейские государства, Китай, Корея и другие страны региона успешно осваивают российский рынок. Автор считает необходимым как можно скорее найти взаимоприемлемое разрешение политического спора вокруг Курильских островов и решительно увеличить инвестиции в российскую экономику.

Следует отметить, что в своих воззрениях профессор Омаэ не одинок. На эту тему в последнее время мне доводилось беседовать с видными японскими политиками, финансистами и бизнесменами, которые всерьез озабочены падением конкурентоспособности Японии и сокращением японских инвестиций в экономически усилившиеся страны Восточной Азии. При этом многие дают понять, что не отвечающий возможностям двух соседних стран – Японии и России – объем торгово-экономических отношений можно было бы значительно увеличить в интересах обоих государств. В связи с этим следует правильно понимать, что сдерживающим моментом для японского бизнеса являются не столько неурегулированные политические проблемы, сколько отсутствие в России, особенно на Дальнем Востоке и в Сибири, привлекательного инвестиционного климата. Политическая нестабильность, законодательная чехарда, коррупция, разгул организованной преступности – все это долгие годы отпугивало японских бизнесменов, привыкших к понятным и безопасным правилам ведения международной торговли и экономического сотрудничества с зарубежными странами.

Подтверждением сказанному является то, что как только в России приступили к наведению элементарного порядка в отношении условий работы на российском рынке иностранных компаний, японский капитал не пожелал оказаться обойденным на этом рынке корпорациями других стран. В России стали строиться сборочные предприятия японских гигантов автомобилестроения – «Тойоты», «Ниссана» и многих других. Успешно реализуются нефтегазовые проекты «Сахалин-1» и «Сахалин-2», в результате чего на поступающий в Японию сахалинский газ уже приходится около 10 процентов потребляемого в стране этого вида топлива.



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1554 гостей онлайн