(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Итальянская политика между экономическим кризисом и социальной нестабильностью
Джованни Савино

Источник: альманах «Развитие и экономика», №7, сентябрь 2013, стр. 184

Джованни Савино – историк и культуролог, специалист по истории Российской империи и проблемам «русского национализма»

 

2013-й – вот уже пятый год экономического кризиса в Италии. Этот длительный период спада превратил страну в варочный котел, в котором молодежь серьезно страдает от нехватки рабочих мест и отсутствия перспектив в условиях увольнений и повышения работоспособного возраста, затрагивающего возрастную группу от 40 лет. Данные Национального института статистики свидетельствуют об общем росте бедности в 2012 году: 12,7 процента итальянских семей (3 миллиона 232 тысячи) находятся в состоянии относительной бедности и 6,8 процента (1 миллион 725 тысяч) безусловно бедны. Люди, оказавшиеся в состоянии относительной бедности, составляют 15,8 процента населения (9 миллионов 563 тысячи), те же, которые попали в полную нищету, – 8 процентов (4 миллиона 814 тысяч). Гуманитарная организация Save the children («Спасите детей». – Ред.) забила тревогу относительно положения детей в Италии, где 950 тысяч детей в возрасте до шести лет (29 процентов) живут на грани нищеты, а 23,7 процента испытывают материальные лишения.

Кризисное положение заметно на улицах итальянских городов, где стали часто появляться закрытые магазины, а в новостях начали сообщать о том, что тех или иных пенсионеров поймали на краже буханки хлеба или пакета макарон. Эмиграция граждан из Италии в поисках работы стала неизбежна для целого поколения, а ведь это слишком большая цена с точки зрения развития экономики и итальянского общества.

Политическая ситуация на Апеннинском полуострове представляет собой полное отражение экономи­ческого кризиса. Выборы 24-25 февраля 2013 года стали свидетельством банкротства политических партий, которые управляли страной в течение последних двадцати лет – в период так называемой Второй республики. Они ознаменовались возникновением некоторых новых явлений в итальянском политическом ландшафте.

Послевыборные партийные расклады

Первой новостью этих выборов стало воздержание от участия в голосовании 25 процентов избирателей. Это рекордный показатель за всю историю республики и свидетельство растущей разобщенности мира итальянской политики и общества. Причины подобного отсутствия интереса к выборам следует искать в 14-месячном правлении Марио Монти, в прошлом еврокомиссара, правительство которого состояло из профессоров и представителей финансовых кругов, государственной бюрократии и военных. Кампания была поддержана прежде оппозиционной правительству Берлускони Демократической партией, партией бывшего премьер-министра «Народ свободы» и силами, сгруппировавшимися вокруг Демократического союза центра. Подобное проявление «национального единства» стало знаком поддержки мер суровой экономии, введенных Монти с драматическими последствиями для экономики и рынка труда в Италии. Правительство предприняло жесткую пенсионную реформу, которая растянута на десять лет для поколения, родившегося в пятидесятые годы. Пересмотр расходов привел к сокращению социальных услуг и росту долга многих итальянских городов, а также к уменьшению ассигнований на науку и образование. Несмотря на очень большую поддержку со стороны европейских институтов и итальянских СМИ, правительство Монти оставалось непопулярным, и выдвижение кандидатуры премьера на выборах в феврале окончилось провалом – с 10,53 процента в Палате представителей и 9,13 процента в Сенате.

Его непопулярность отразилась на результатах Демократической партии в коалиции с небольшой партией «Левые–
Эко­логия–Свобода»: левоцентристский фронт, представлявшийся победителем до открытия избирательных участ­ков, фактически потерпел поражение, несмотря на прогнозы политологов и медийных комментаторов. Призыв уважать предписанную в Брюсселе политику жесткой экономии, сделанный кандидатом на пост премьер-ми­нистра коалиционного правительства и председателем Демократической партии Пьером Луиджи Берсани, и курс на преемственность с политикой правительства Монти не вызвали энтузиазма у избирателей. Согласно подсчетам нескольких исследовательских центров, это привело к потере голосов избирателей Демократической партией и ее союзниками. Они получили 29,53 процента голосов, что составляет более 10 миллиона избирателей, в то время как на предыдущих выборах Демократическая партия добилась гораздо большего результата – более 14 миллионов голосов. Резкое сокращение поддержки демократов частично объясняет очередной рост популярности Сильвио Берлускони и правых, заработавших 29,18 процента. В ходе отчаянной и агрессивной избирательной кампании Кавальере достиг значительного результата, несмотря на потерю половины избирателей (по сравнению с предыдущими выборами) – около 7 миллионов голосов.

Странная история Движения пяти звезд

Успех Движения пяти звезд во главе с комиком и блогером Беппе Грилло не прогнозировался и оказался полной неожиданностью. Беспрецедентное для итальянского политического пространства явление – движение Грилло – аккумулировало разочарование и возмущение значительной части общества. Голосование за Движение пяти звезд отражает глубокую враждебность к двум традиционным для последних двадцати лет направлениям в итальянской политике, которые ассоциируются в сознании итальянцев с кастой коррумпированных и некомпетентных политиков. Лозунг предвыборной кампании Грилло «Отправим их всех домой» стал символом поддержки гриллианцев, привлекших на свою сторону на один голос больше, чем Движение «Против всех».

25,5 процента, полученные движением в Палате представителей, и 23,7 процента в Сенате стали предметом большой дискуссии не только в прессе, но и в интеллектуальном мире. Грилло высказывал свою позицию относительно разных вопросов – от референдума по поводу евро до сокращения заработной платы депутатам и поддержки борьбы против строительства высокоскоростной железной дороги в Валь-ди-Суза в Пьемонте. Грилло нарочито отказался от партийного устройства как формы организации. Политика Движения пяти звезд представляется квалюнквистской (испытывающей и демонстрирующей пренебрежение к традиционной политике. – Ред.) и популистской, потому что она вобрала в себя проблематику как левых (в том числе и защитников окружающей среды), так и правых (например, очень жесткую позицию по вопросу иммиграции). Движение Грилло смогло получить поддержку в двух основных лагерях. Согласно исследованию, проведенному Институтом Каттанео, избиратели Демократической и других левых партий проголосовали за Движение пяти звезд в крупнейших городах – Турине, Неаполе, Болонье, Флоренции, в то время как сторонники сепаратистской Северной лиги способствовали успеху Грилло в Брешии и Падуе.

Ву-Минь (по-китайски «аноним», литературная маска четырех итальянских писателей – Роберто Буи, Джованни Каттабрига, Федерико Гульельми и Риккардо Педрини. – Ред.) объяснил причины успеха гриллианцев на выборах. Он увидел основную функцию движения Грилло в блокировке протестного движения в Италии – подобного тем, которые охватили Грецию, Испанию, Францию и Португалию: «У нас не было площади Тахрир, у нас не было Пуэрта-дель-Соль, у нас не было площади Конституции. Мы не боролись, как боролись – и в некоторых случаях продолжают это делать – в других местах. Почему?» Ву-Минь характеризует Движение пяти звезд, в программе которого сочетаются разнородные элементы, такие как охрана окружающей среды и экономический либерализм, прямая демократия и лидерство, взятое на себя Беппе Грилло, как политическое явление, выходящее за рамки традиционных представлений о политической борьбе. В интервью газете «Иль Манифесто» Ву-Минь демонстрирует тактику Грилло: «[В речи Грилло] есть “честные люди” (данные нераздельно в своей цельнос­ти, без классов, без противоречивых интересов) и есть “коррумпированная каста”, чуждая “народу”. Для решения проблем в Италии, говорит Грилло, мы должны избрать “честных людей”, которые не будут принимать “правые” или “левые” решения: они будет принимать “правильные” решения. В этом риторика гриллианства схожа с риторикой ненавистного правительства Монти – для обоих есть лишь технические вопросы, но не политические. Это способ упрощения и примирения, который снимает противоречия, не затрагивая коренных причин кризиса и предлагая легко распознавать врагов».

Выводы Ву-Миня находят косвенное подтверждение в популярном блоге Грилло, в котором часто проводились сравнения с площадью Тахрир и утверждалось, что именно Движение пяти звезд может направить протестную энергию в неконфронтационное русло.

Движение Грилло оказалось в центре внимания также из-за своей специфической внутренней организации. Отказ от партийного устройства сопровождается использованием социальной сети MeetUp, через которую еще с 2005 года местные группы сторонников блога Грилло координировали свою активность на местах. Интернет также используется для отбора кандидатов на всеобщие выборы – в качестве своего рода праймериз, которые формировали списки для избирательной кампании в феврале. Грилло, игравшего ключевую роль в выработке программы и политики движения, часто критиковали за авторитаризм и отсутствие восприимчивости к чужому мнению, и эта критика значительно возросла после создания парламентских групп в Палате представителей и Сенате. Парламентская деятельность 106 депутатов и 50 сенаторов вскоре оказалась в центре полемики и споров как внутри движения, так и за его пределами.


От избрания Джорджо Наполитано до тупика правительства Летты

Итоги выборов усложнили проблему формирования правительства, так как в парламенте нет четкого большинства. Демократическая партия попыталась сформировать свой собственный кабинет во главе с Пьером Луиджи Берсани, бывшим секретарем и главным кандидатом в партии. Но шаги, предпринятые им, не увенчались успехом. Движение пяти звезд неоднократно подтверждало свое нежелание вступать в союз с левым центром, считая его ответственным за кризис в стране. Партия Берлускони была готова сформировать правительство национального единства с Демократической партией и силами, группирующимися вокруг Марио Монти.

Выборы на высший государственный пост Итальянской Республики – пост президента – явились полигоном для достижения соглашения между Демократической партией и партией Берлускони «Народ свободы» и формирования правительства. Президент республики Джорджо Наполитано, некогда руководитель правого крыла Коммунистичес­кой партии Италии, а затем и министр внутренних дел, совершил революцию в отношениях между Квириналом (президентом. – Ред.) и парламентом: прерогативы гаранта конституции и «нотария» законов в последние годы расширились в результате сильного вмешательства главы государства в дела правительства. Наполитано сыграл важную роль в отставке Берлускони и назначении Марио Монти на пост премьер-министра осенью 2011 года и неоднократно призывал страну уважать европейские соглашения и придерживаться курса жесткой экономии. Набранный бывшим лидером Компартии солидный политический вес объясняет беспрецедентный факт в истории республики – переизбрание 88-летнего Наполитано на новый президентский срок голосами Демократической партии, партии Берлускони и коалиции Монти. Формирование правительства было поручено Энрико Летте, заместителю секретаря Демократической партии, устраивающему «Народ свободы» (дядя Летты Джанни является давним соратником Берлускони).

Кабинет Летты, состоящий из 21 министра, получил поддержку Палаты представителей 29 апреля, а Сената 30 апреля и выступает как первая в итальянской истории большая коалиция, потому что, в отличие от кабинета Монти, включает представителей фракции, которая выступала против выборов. Так, например, секретарь партии «Народ свободы» Анджелино Альфано является вице-премьером и министром внутренних дел. Правительство Летты, продолжающее политику своих предшественников, проводит линию жестких экономических и социальных реформ под эгидой ЕС и МВФ. Эта политика порождает конфликты в рамках широкого коалиционного правительства в условиях, когда правовые проблемы Сильвио Берлускони и череда скандалов подрывает стабильность исполнительной власти. Энрико Летта вместе с министром иностранных дел Эммой Бонино охарактеризовал свою внешнюю политику как пронатовскую и европеистскую, отказавшись предоставить политическое убежище Эдварду Сноудену и подтверждая хорошие отношения с США. Однако в Демократической партии ситуация продолжает оставаться конфронтационной. Мэр Флоренции Маттео Ренци, экс-кандидат на праймериз осенью прошлого года, бросил вызов секретариату Демократической партии и при каждом удобном случае критикует работу правительства.

Некоторая встряска и разногласия все же пока не поставили под угрозу само существование кабинета Летты, в то время как социально-экономическая ситуация становится все хуже. В кулуарах саммита «Большой двадцатки» в Москве министр экономики Фабрицио Саккоманни сделал вызвавшее множество споров заявление о вероятности продажи акций государственных компаний ENI, ENEL и Finmeccanica для уменьшения долга. Итальянский кризис не кончен, и возможность дальнейшего ухудшения ситуации в промышленном секторе и новой волны увольнений подрывает социальную стабильность в стране: согласно прогнозам Национального института статистики, в 2013 году ВВП Италии снизится на 1,4 процента.

Перед правительством Летты стоит задача не сохранить коалицию любыми средствами, а перезагрузить итальянскую экономику. Это сизифов труд в условиях жесткой экономии. Время покажет, какой будет реакция итальянского общества на перезагрузку по рецепту кабинета Летты.

Перевод с итальянского

Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com