Понедельник, 19 Августа, 2019
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

Китаю угрожает «тихоокеанская ось» Обамы

Задача, которую Барак Обама поставил еще в свой первый президентский срок, – образование «тихоокеанской оси» (теперь предпочитают говорить о «перебалансировке»). При этом он нисколько не скрывает, что одной из главных целей внешней политики Америки становится обуздание Китая.

По прогнозам к 2027 году валовой внутренний продукт Китайской Народной Республики станет больше, чем у Соединенных Штатов. И страшно то, что Америка, кажется, не может этому воспрепятствовать. Еще страшнее то, что Китай при этом совсем не интересуется предлагаемой США повесткой, а действует и разговаривает, исходя исключительно из своей собственной.

Растет и военная мощь Китая. В прошлом году в Китае впервые прошли пробные полеты истребителя-невидимки типа стелс, а также испытания авианосца «Ляонин». В Китае ускоренно строятся новые подводные лодки, военные корабли и производятся новые ракеты для поражения кораблей противника. Вашингтон обеспокоен китайскими беспилотниками. Наконец, Китай создает новый класс баллистических ракет.

И все это тем более пугает не только США, но и мировую общественность, поскольку никто не может сказать, какой мировой державой будет Китай.

Государство, по понятиям китайцев, может быть только одно, почему страна и называется Поднебесной. Остальные страны, расположенные на периферии земли, – варвары, лишенные покровительства неба. Так мыслил себя Китай на протяжении двух тысячелетий, пока в середине ХIХ века одряхлевшая империя Цин в ходе «опиумных войн» не столкнулась с агрессией Англии и Франции, а затем на нее набросились другие западные державы и Япония. Одержав с помощью Москвы победу в гражданской войне, китайские коммунисты в 1950 году подписали Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи с СССР. Это был первый и единственный раз, когда Китай установил юридически оформленные союзнические отношения с другим государством. Впрочем, они просуществовали недолго. Одиночество – историческая судьба Китая.

У Пекина нет пока собственной концепции глобального переустройства. Идея так называемого гармоничного мира больше направлена на то, чтобы убедить мировое сообщест­во в негегемонистском характере «возвышения» Китая, она не представляет собой конкретную программу миростроительства. Но что нас ждет завтра?

Придя к власти, Барак Обама попытался было стать союзником Китая, чтобы взять его под свой контроль. В широкий оборот были запущены концепции симбиоза двух держав – Chimerica и «Большая двойка». В ноябре 2009 года Обама приехал в Пекин и предложил Китаю разделить неформальное бремя ответственнос­ти за судьбы мира. Речь шла о предложении полюбовно поделить мир между США и КНР. Но Китай отклонил американское предложение, дав понять, что предпочитает двигаться вперед в своем собственном ритме.

Несогласие Китая вызвало смятение в США. Вашингтон тут же объявляет Китаю об экономических санкциях. Если с Китаем невозможно действовать вместе, примирив две ведущие сверхдержавы, то, решает Обама, надо быть готовым к тому, чтобы растущую сверхдержаву уничтожить. А потому на первое место выходит создание антикитайской системы ПРО. В дополнение к радару X-Band (X-диапазона), размещенному в северной японской префектуре Аомори в 2006 году, решено разместить радар раннего оповещения на японском острове Хонсю (осенью 2012 года в Токио министры обороны США и Японии подписали соответствующее соглашение) и третий – в Юго-Восточной Азии, вероятно, на Филиппинах. РЛС X-Band будет связана с противоракетными кораблями и наземными средствами перехвата.

Если в случае с Россией американцы всячески подчеркивают, что система ПРО направлена не против нее, а против Ирана, то на Востоке направленность ПРО против Китая особо не маскируется.

30 января 2012 года орган ЦК КПК газета «Жэньминь жибао» опубликовала статью «Китаю и России следует создать Евразийский альянс». Что китайские эксперты предлагают России? Евразийский альянс необходим потому, что по отдельности Китай и Россия сильно отстают от США. А объединившись, наши страны «обладают мощной силой».

Вряд ли Евразийский альянс возможен. Китайские подходы к ПРО отличаются от российских. Китай нацелен на создание собственной ПРО и рассчитывает на достижение паритета с Америкой. Если российские руководители говорят о дестабилизирующем воздействии любой национальной программы ПРО, китайцы просто призывают проявлять благоразумие и сдержанность в разработке и развертывании систем противоракетной обороны. А это может означать, что Пекин заранее выступает в защиту собственной системы ПРО. Пекин утверждает, что в 2010 году провел предварительные испытания первых компонентов ПРО. Пекин напрочь отказывается сокращать или хотя бы ограничивать свой ракетный арсенал.

Значение Китая, а с ним и всего АТР находит свое отражение в новой военной доктрине Соединенных Штатов от 2011 года. В документе основное внимание уделяется росту Китая – именно эта страна, по мнению американских генералов, в недалеком будущем сможет бросить вызов могуществу США. В то же время России в стратегии посвящено всего два предложения. В ноябре 2011 года Обама объявил АТР приоритетом политики обеспечения безопасности. Тогдашний шеф Пентагона Леон Панетта заявил, что «к 2020 году военно-морские силы произведут передислокацию сил, изменив ныне существующий баланс 50 на 50 процентов между Тихим океаном и Атлантикой на соотношение примерно 60 на 40 процентов». Министр отметил, что финансовые труднос­ти, которые испытывает Вашингтон, никак не отразятся на этих планах. «Сокращения оборонных расходов в США не будут – я еще раз повторяю, – не будут происходить за счет азиатско-тихоокеанского региона», – заверил он.

«Ось Обамы» приносит свои плоды. Если раньше Китай приходил в возмущение разве что по поводу Тайваня или Тибета, стараясь поддерживать по возможности дружелюбные отношения со своими соседями (хотя многих из них и считал врагами), то в 2012 году произошел явный срыв. Китай вступил в целый ряд открытых конфликтов: в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях. Это грозит ему блокированием путей импорта и втягиванием все большего числа стран в американскую систему ПРО.

Между КНР и Японией все непримиримее разгораются территориальные споры в отношении необитаемого архипелага в Восточно-Китайском море, известного как Сэнкаку в Японии и Дяоюйтай в Китае. Этой весной Китай забросил еще один пробный камень, заявив о претензиях даже на Окинаву. Америка дает понять, что готова защищать Японию.

Не менее остра и ситуация в Южно-Китайском море. Китай претендует почти на все территории, находящиеся в регионе этого моря. О своих претензиях на них также заявляют Тайвань, Филиппины, Вьетнам, Малайзия и Бруней. Если спор между Китаем и Филиппинами в Южно-Китайском море перерастет в вооруженный конфликт, США пообещали встать на защиту Филиппин.

Дислокация кораблей прибрежной зоны в Сингапуре грозит закупорить бутылочное горлышко Малаккского пролива, соединяющего Тихий океан с Индийским. Не оставил без внимания Вашингтон и созданный Китаем ради обхода этого узкого места «наземный мост» через Мьянму, который призван обеспечить переброску сырья по построенным китайцами магистралям с побережья Индийского океана в юго-западную провинцию Юньнань. С правящего Мьянмой режима американцы спешно сняли клеймо военной диктатуры и многолетнюю экономическую блокаду и предложили ему набор стимулов для ослабления ориентации на Китай.

Осенью 2012 года тогдашний госсекретарь США Хиллари Клинтон посетила Индонезию, где она призвала южно-азиатские страны выступать единым фронтом в отношениях с Китаем. Она твердо настаивала на принятии Китаем устава Ассоциации стран Юго-Восточной Азии по урегулированию спорных проблем. Америка четко нацелена на то, чтобы не дать конфликту пойти по затухающей.

Через череду всех этих конфликтов США трансформируют нарождающуюся китайскую имперскость в банальный национализм. У России все меньше причин занимать в этих конфликтах сторону Китая. У нас непростые отношения с Америкой, но мы к ней притерпелись, неплохо понимаем ее, знаем, что от нее ждать. Пока ничто не указывает на то, что Китай в качестве сверхдержавы будет для нас лучше.

Таков контекст интеграции России в азиатско-тихоокеанский регион.

Россия ищет место в АТР

Что бы в России ни писали об АТР – все полно тревоги. Лейтмотив один – мы опаздываем, надо успеть вскочить в последний вагон уходящего поезда. «Полюс мира» переносится, дескать, из Атлантики в АТР, а российское присутствие в регионе крайне незначительно, дальнейшее развитие мировой политики пойдет без нас. Россия нервничает. А потому не видит геополитичес­кого расклада региона, который определяет его динамику.

Если еще недавно, будучи председателем организации Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), Россия жила надеждой закрепиться в АТР, строила планы, на многое рассчитывала, то после саммита АТЭС во Владивостоке в сентябре 2012 года у нее опустились руки. Планы, казалось, рухнули, и Россия, вроде бы, вовсе потеряла интерес к АТР, даже не удосужилась организованно передать дела следующему председателю АТЭС – Индонезии.

Что случилось на саммите АТЭС? Вместо проблем, предложенных к обсуждению Россией, страны-участницы более заинтересованно обсуждали американский проект Транстихоокеанского партнерства (ТТП) – новый проект интеграции, исключающий Китай.

 



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1574 гостей онлайн