Понедельник, 19 Августа, 2019
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

Но все не так просто. Вице-президент США Джо Байден обсудил с Сергеем Лавровым (во время встречи на мюнхенской конференции по безопасности в начале февраля) тему дальнейшего сокращения ядерных боезарядов до 1000 единиц с каждой стороны (по СНВ-3 предусматривается сокращение числа ядерных боезарядов до 1550 единиц, а носителей – до 700 единиц у каждой стороны). Но встретил твердое «нет». Тогда в Москву в срочном порядке отправилась заместитель госсекретаря США по вопросам контроля над вооружениями Роуз Гетемюллер – аж с четырехдневным визитом. Она привезла новые предложения о взаимном сокращении ядерных вооружений, но уехала ни с чем.

А тем временем после ежегодного послания Обамы конгрессу на сайте Белого дома была помещена стенограмма выступления и вопросов с ответами по основным пунктам. Там черным по белому было написано, что президент приветствует 50-процентное сокращение ядерных вооружений. Дальше в Москву прибывает Гетемюллер, а на следующий день с сайта исчезает информация о сокращении арсеналов.

Тогда Обама делает новый ход. В случае отказа Москвы от переговоров о новом сокращении ядерных арсеналов, сообщил анонимный источник из американской администрации, «Белый дом может попытаться заручиться поддержкой двух третей сенаторов и начать сокращение вооружений в одностороннем порядке». По сведениям «Нью-Йорк таймс», Барак Обама был готов объявить о сокращении ядерных вооружений на треть уже 12 февраля, но официальную информацию Россия так и не получила.

А в середине марта появилось сообщение о сокращении европейской ПРО.

Между тем на встрече в Берлине 26 февраля Лавров и Керри нежданно-негаданно заявили общую позицию по Сирии, которая заключается в том, что власть и оппозиция должны приступить к диалогу.

Керри утверждал, что несмотря на расхождения в нюансах, у Запада и России общая озабоченность в отношении Сирии: у власти там должны остаться светские лидеры, никто не хочет прихода исламистов. И буквально через несколько часов источник в американской делегации сообщил о возможном «сущест­венном повороте в политике Белого дома по Сирии».

Керри оказался в непростой ситуации. После встречи с Лавровым ему предстояло объяснить противникам Башара Асада, что они могут получить военную помощь от США не раньше, чем будут полностью исчерпаны все дипломатические ресурсы по урегулированию в Сирии. И это накануне встречи «Друзей Сирии» в Риме, где ожидалось заявление, что Америка готова снабжать повстанцев оружием.

Известный американский политолог Николас Гвоздев написал тогда в «Уорлд политикс ревью» что «Керри и Лавров, вероятно, довольно близко подошли к тому, чтобы найти компромисс между американской и российской позициями, содействуя переговорам между сирийским правительством и вооруженной оппозицией». Дело дошло даже до неожиданных предположений. «Преследуя цель – положить конец войне в Сирии, – США и Россия, интересы которых в Сирии сталкиваются, пришли к согласию по реализации единого плана в этой стране» – такой вывод делает турецкая газета «Ени шафак», ссылаясь на израильский сайт «Дебка-файл», известный связями с израильской разведкой. Согласно этому плану, Сирия будет поделена на две зоны, одна из которых отойдет под контроль повстанцев, в другой сохранится власть центрального правительства.

Теперь США и Россия совместно готовят Женевскую конференцию-2. Очень похоже, Америка смирилась, что Асад останется у власти до выборов 2014 года. Американские газеты наперебой пишут о том, что Россия проявляет мудрость, не желая допустить к власти исламистов. Америка так и не решилась вооружать сирийскую оппозицию, боясь, что оружие попадет в руки мусульманских группировок.

Складывается впечатление, что Россия побеждает – Америка стремится теперь к дипломатическому разрешению конфликта в Сирии. Но значит ли это, что Россия ведет в счете? Не столь однозначно. Для этого надо ответить на три вопроса. Каким Америка видит арабский мир в долгосрочной перспективе, в чем, в конечном счете, состоит ее игра? Чего добивается Америка от России, какой станет цена ее уступок? И какова в глазах Америки роль Европы?

Главная цель Америки в арабском мире – Саудовская Аравия

Еще в ноябре 2012 года Франция первая признала Национальную коалицию сирийских революционных и оппозиционных сил (НКСРОС) в качестве переходного правительства Сирии. Как ранее первой признала ливийскую оппозицию. Тогда она сделала это, чтобы спровоцировать Америку к вооруженному вмешательству в ливийский внутренний конфликт, и ей это удалось. Теперь она, несомненно, хотела спровоцировать Америку на вмешательство в сирийский конфликт. Америка же на этот раз стремится по возможности оставаться над схваткой. Франция – главный подстрекатель – не решается открыто вмешиваться в конфликт в обход Совбеза ООН, а поставлять оружие оппозиции – Франция уверена, что хорошо разобралась, кто из повстанцев есть кто, – ей мешало эмбарго Евросоюза. Но вот Франция и Великобритания добились отмены эмбарго на поставки оружия сирийской оппозиции, но непосредственно переходить к действиям, когда Вашингтон твердо настроен на переговоры, они пока не решаются, как минимум, до завершения Женевской конференции.

Однако Франция настроена все еще решительно. Она через поддержку сирийской оппозиции оружием все же надеется подтолкнуть, спровоцировать Америку. И Францию вряд ли интересует конечный результат провокации, главное – чтобы Америка опять погрузилась в сложный конфликт. При любых обстоятельствах Франция желает быть особым центром силы. Америка добровольно увязала в крупных войнах. Во время войны в Ираке Джордж Буш любезно избавил Жака Ширака от необходимости проявлять воинственность: чтобы самоутвердиться, Франции пришлось возглавить антивоенный фронт. При более миролюбивом Бараке Обаме Франсуа Олланду приходится бежать впереди паровоза, чтобы продемонстрировать свою самость и придумать для Америки такую проблему, которая опять привлечет ее внимание к Европе и, в частности, Франции, что создаст возможность нового внешнеполитического диалога между Старым и Новым Светом. Стремление быть самостоятельным центром силы похвально, хорошо бы только Франции обрести для себя позитивную программу и не относиться столь легкомысленно к пролитию чужой крови. Первой признавая НКСРОС, она сознательно стремилась раздуть пожар бессмысленной кровопролитной войны. А иной задачи, как покрасоваться, насладиться своим первенством, Франция не имеет. Собственной светлой цели на Ближнем Востоке у нее нет. Самостоятельной геополитической программы у европейцев нет и еще долго не будет.

Интересы же Америки состоят в том, чтобы действовать по возможности аккуратно, не повторяя ошибок Джорджа Буша, не увязая во все новых и новых конфликтах. Однако это не меняет основную геополитическую линию Соединенных Штатов. В данном случае, как везде и всюду, она состоит в установлении своего прочного контроля над миром, в частности, над арабским миром, в последнее время «отбившимся от рук». И цель Америки вовсе не в создании фантасмагорического «управляемого хаоса»: она, как и никто в мире, хаосом управлять не в состоянии. Представляется также, что речи нет даже об управляемых конфликтах, поскольку никаких новых международных конфликтов американцы не создают. Через Египет, Ливию и Сирию, поднимая и поддерживая протестную волну в этих странах, Америка, возможно, нацеливается на Саудовскую Аравию – очень богатую и очень влиятельную страну региона, но ставшую слишком самостоятельной. Цель Америки – свергнуть не Мубарака, Каддафи или Асада, а сменить саудовский режим, который пока неуязвим ни для какой оппозиции. Сменить его кардинально, поставив пусть авторитарное и даже автократическое правительство, но полностью зависящее от Соединенных Штатов, резко ослабить страну, не дать ей уйти от варварства и дикос­ти. Вот в Аравии Америка и займется, вероятно, созданием управляемых конфликтов, например, между суннитами и шиитами. А пока она подбирается к своему «заклятому союзнику» постепенно, заставляя того петь в унисон себе. Понимает Саудовская Аравия или нет, какую судьбу ей сулят, но она вынуждена поддерживать направляемые Америкой процессы в арабском мире. Действуя по своей – суннитской и ваххабитской – логике и будучи не в силах этой логике противиться, саудовцы сами ослабляют арабский мир. Более того – понуждают и другие – вроде, пока не ангажированные – арабские страны действовать согласно с собой. Америка будет дестабилизировать Ближний Восток постепенно и поэтапно, сохраняя тем не менее контроль над ситуацией. А Саудовская Аравия будет становиться все менее самостоятельным внешнеполитическим игроком – до тех пор пока ее саму не дестабилизируют.

Что при этом дает Америке вмешательство во внутренние процессы в Египте, Ливии, Сирии? Устанавливая контакты с оппозицией в этих странах – пусть по видимости непослушной, неуправляемой, порой радикально антиамериканской, – Соединенные Штаты постепенно берут в свои руки контроль над различными внутриисламскими течениями. Этот процесс долгий, трудный, сопряженный для Америки с преодолением большого числа кризисов и внешнеполитических дисфункций, и даже с жертвами. Шаг за шагом она выполняет собственную геополитическую программу и берет очередной регион мира под свой единовластный контроль. Потом, вероятно, на очереди окажется Пакистан. И только затем – Иран, к которому подступиться еще сложнее. Да и шиитский Иран Америке пока нужен, чтобы играть на противоречиях внутри мусульманского мира. Впрочем, противоречий много и среди суннитских течений. Америке нужно, чтобы они не объединились и не вступили на путь прогресса, ибо в этом случае они выработают свою реалисти­ческую геополитическую программу и станут представлять серьезную угрозу европейской цивилизации. При нынешней доступности ядерного оружия европейская цивилизация может обрести в них серьезного врага.

Поэтому, если вернуться к примеру Сирии, идея о ее разделе между Америкой и Россией на две или несколько замиренных, но потенциально враждующих частей не кажется невероятной. Не будет большой неожиданностью, если Россия на определенных ролях подключится к этому сценарию. В геополитическом плане интересы России и Америки здесь не расходятся. Спор может пойти скорее о методах, ибо интервенционализм Россия не приемлет. От него намерена отказаться и Америка. Жертв со стороны своих граждан, которые могут стать результатом действий мстителей, Америка будет избегать. Обама из опыта Джорджа Буша вынес урок, что не надо воевать своими руками. Ливийский опыт, приведший к гибели американских дипломатов, чуть не стоил Обаме президентского кресла, а потому впредь он будет предельно осторожен. Остается обуздать европейских выскочек и подобрать подход к России, сделать для нее свои действия приемлемыми. Не ради любви к России, конечно, а ради того, чтобы разбить связку Россия–Китай, которая в результате согласованных действий на Ближнем Востоке может перерасти в союзничество. И не допустить этого союза – задача наиболее важная для Америки в ее сегодняшней геополитике. На Ближнем Востоке Америка пока, похоже, притормозит. Она будет работать в исламском мире постепенно, не торопясь, но упорно. Основное внимание США приковано к АТР. И вот здесь ей особенно важна позиция, которую займет Россия.

 



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1588 гостей онлайн