Воскресенье, 22 Сентября, 2019
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Серьезный конфликтный потенциал этих вопросов уже сегодня наглядно демонстрируют отношения в области энергетики между ЕС и Россией. ЕС боится слишком большой зависимости от российского энергоснабжения и делает все, чтобы диверсифицировать или даже сократить поставки энергии из России в Европу. Такие страны, как Германия, вообще хотят создать у себя экономику, существующую на 80 процентов на альтернативных энергоисточниках. Россия же со своей стороны изо всех сил консервирует такую зависимость соседних стран от экспорта ее энергии. Если бы не было этого противостояния, энергетический альянс России и ЕС мог бы стать успешным совместным проектом и привести к долгосрочному объединению континентальной Европы.

Глобальное потепление способно спровоцировать войны за продовольствие, сельскохозяйственные угодья, воду и сырье. Аналитики в России задаются вопросом, не стоит ли Москве в связи с нарастанием угрозы всемирной борьбы за перераспределение ресурсов сосредоточиться на укреплении военной защиты богатой ресурсами сибирской территории? Ведь почти 80 процентов товарооборота России с внешним миром составляют сырье и энергоносители.

Кремль внимательно изучает концепции, которые разрабатывают западные аналитичес­кие центры, предлагающие поставить все стратегически важные сырьевые области мира под международный контроль. В мире, где государственные границы потеряют значение, не так уж утопично представить себе, как ООН санкционирует войну против государства, которое нарушает, например, правила международной защиты климата и допускает массовое загрязнение окружающей среды.

Но не будем забегать так далеко вперед. Мы не знаем, какие политические системы способны адекватно ответить на подобные угрозы завтрашнего дня, какие политические режимы в будущем смогут прокормить и удовлетворить растущее население. Мы не представляем, иссякнут ли экономические ресурсы западных демократий или наоборот либеральные идеи окажутся самыми надежными проводниками человеческого прогресса. Мы также не знаем, смогут ли государственно-капиталистические модели будущего функционировать лучше, чем современная свободная социально-рыночная экономика. Западу и странам БРИКС еще не поздно договориться об общих правилах будущего мирового порядка.

Россия занимается строительством нескольких новых многосторонних организаций, которые совместно – хотя пока им еще далеко до полного внутреннего единства, – безусловно, способны выступать в качестве противовеса западным институтам. Крупнейшей организацией является ШОС, которая будет играть стабилизирующую роль на границе Евразии, вплоть до Большого Ближнего Востока, после вывода натовских войск из Афганистана. На постсоветском пространстве Евразийский союз развивается успешно как новая региональная организация. Организация Договора о коллективной безопасности является сущест­венным военным фактором для Центральной Азии. Кроме того, Россия инициировала создание газовой ОПЕК, представляющей собой пока беззубого тигра, но обладающей несомненным потенциалом для развития в грядущих энергетических и политичес­ких конфликтах. Призыв Путина на последней встрече газовой ОПЕК в Москве создать общий рычаг воздействия производителей газа на его потребителей в Европе, которые в свою очередь пытаются демонополизировать такие компании, как «Газпром», – попытка демонстрации силы этой организации.

Для поддержки идеи многополярного мироустройства Россия нуждается в Китае – и наоборот. Только вместе они могут обеспечить трансформацию G8 в G20 и изменить действующий Вашингтонский консенсус либеральной мировой торговли, ввести альтернативные доллару США валюты в мировой торговле и реформировать ВТО. Россия и Китай сами по себе слишком слабы для выполнения этой задачи. Но институтионализация форума стран БРИКС, ВВП которых составляет 40 процентов мировой экономики, придает организации дополнительный вес.

Как будет выглядеть единая система экономики и безопасности в Азии, сейчас неясно. Ее контуры зависят от роста Китая. Но Азия ориентируется не на G8, а на G20.

Запад и Россия сегодня конфликтуют из-за разных цен­нос­тей. Но в будущем вопрос, будет ли Россия управляться демократически или центра­­­листически, станет ли она следовать идее рыночной экономики или государственного капитализма, ныне уже не имеет принципиального значения перед лицом тех опасностей, которые угрожают миру завтрашнего дня. Конфликты будущего разразятся не по параллелям, а по меридианам – между не Востоком и Западом, а Севером и Югом. Однако из-за возвращения России к более авторитарному стилю правления при Путине Запад отказывается иметь союз с Москвой. Отказ Запада вынуждает Россию выстраивать иные альянсы – уже в Азии. И подобные альянсы способствуют формированию многополярного миропорядка. У значительной части населения России, как представляется, имеется четкое убеждение, что Россия должна развиватся автономно.

Никто добровольно не отказывается от власти и влияния, и Запад остается по-прежнему убежденным в устойчивости собственной глобальной значимости, поскольку обладает самым мощным военным потенциалом. Но как долго это будет продолжаться?

Каков будет вес G20? Для некоторых европейцев потенциал «двадцатки» – это кошмар. Однако у G20 в качестве неофициального мирового правительства нет альтернативы. За исключением разве что того случая, когда Совет Безопасности ООН по собственной воле будет реформирован и не только западные страны, Россия и Китай, но и другие державы, которые будут реально контролировать мировую экономику и глобальную безопасность, обретут в нем полноправное членство. Но проблема блокирования решений налагаемыми отдельными членами такого клуба вето никуда не денется, поэтому идея мирового правительства представляется утопичной.

Авторизованный перевод с немецкого


Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com


Комментарии  

 
0 #2 Бажутин Игорь 21.09.2013 23:09
Единственный возможный путь для вывода России из кризиса – это применение новейших технологий, созданных на основе открытий в управлении и развитии.
Создание науки «УПРАВЛЕНИЕ» – это единственный возможный путь для динамичного развития всех институтов (Государственны х, научных, социальных, экономических, производственны х, финансовых и т.д.). Это позволит применить Научно-практический подход, предполагающий выбор оптимальных направлений, с применением современных исследований в управлении и технических средств, на основе переработки больших объемов информации, помогающих принимать обоснованные решения, с учетом положительных и отрицательных обратных связей и исключив все внутренние и внешние противоречия.
Этот шаг жизненно необходим не только для России, но и для всего мирового сообщества для перехода на новый уровень развития в условиях перманентного мирового системного кризиса.
 
 
0 #1 Бажутин Игорь 21.09.2013 23:07
Эта проблема сама собой не решится и полагаться на волю случая не следует. Слишком высока цена вопроса. Последствия могут быть непредсказуемым и. Еще в 500 г. до н. э. Гераклит сказал: «Ничто не вечно, кроме перемен». В настоящее время «вечные перемены» в политической, социальной и экономической жизни стали происходить настолько стремительно, что внешняя среда для любого участника общественных процессов может представляться как хаос. Никакая удачно найденная модель Государственнос ти и её составляющих не может обеспечить сколько-нибудь гарантированной стабильности даже на период в 10 лет.
Следовательно, процессы «вечных перемен» необходимо сделать управляемыми.
 

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1546 гостей онлайн