Суббота, 17 Августа, 2019
   
(4 голоса, среднее 4.25 из 5)

 

Сегодня… момент! – момент напряжения, потенции и перемены, ибо страна не может удовлетвориться уродливой пореформенностью и жаждет уже чего-то постреформенного – нормального, человеческого, жизнеспособного. И настоящий макиавеллист сегодня тот, кто сможет ответить на эту потребность момента, не склонного ни ждать, ни приспосабливаться, ни покоряться. Постреформизм в угоду России и вырыв к развитию, понимаемому не в обычном экономико-потребительском смысле, а в большом метасмысле – как переход к новому человеку с новым бытием, вполне и трудо-творческим, морально-ответственным и солидарно-общественным. Потребна не стабилизация аномальности, а нормализация стабильности – однако позитивно и эффективно изменчивой, совершенствующейся, возвышающейся. Дело тут не в финансах и конкурентоспособности, а в чувствующих свою полноценность и надобность людях, в их отыскании, поддержке, воспитании, образовании, в их вольном самоформировании – под общественную, национальную, государственную потребность, а не под поиск лишь личного благополучия, которого самого по себе ведь нет и никогда не будет, тем более в обстановке нарастающей на планете безысходной апокалиптики.

У России есть шанс вырваться из разудалой тьмы к удалому свету, как есть шанс споспешествовать этому вырыву властей предержащих, есть свой шанс совершить исторический подвиг и у главы государства, но любой шанс – еще не реальность! Социо-государственный организм не просто больной, что всегда бывает и что более или менее исправимо; тут совершенно другой случай: революционным реформизмом 1990-х создан не просто плохой, с большими недостатками и проблемами, организм, а самый настоящий урод, который требует не лечения, а… да, да… перевоплощения, чего можно добиться только посредством срочно-упорного трансформирования, да еще и с условием в общем-то тотального очищения.

Нет, речь идет вовсе не об организме-идеале, а всего лишь о жизнеспособном и жизнеутверждающем организме, могущем не только быть, но и развиваться.

Закрывать страну нельзя и не нужно; отправлять миллионы за решетку невозможно и бесполезно (кому и кого отправлять, да и толку-то); надеяться на бизнес-рынок и самодеятельность наивно; питать надежду на бюрократию глупо.

Им-то было тогда «хорошо»: дружинники, опричники, преображенцы, немцы, масоны, партийцы, энкавэдэшники, жулики всех мастей (это в 1990-е), в общем реальные движители преобразований, а вот нынче-то что и кто? Да-а, нужен движок, это помимо капитала, корпораций, предпринимательства, администраций, спецслужб, тот самый движок, который найдет интерес, волю и силы немедленно переориентировать национальный процесс в пользу страны и… уничтожить урода – этого жуткого чудовища, называемого ныне с трибуны пореформенной Россией, а в кулуарах именуемого более всего ельцинским монстром.

Выходит, что опорой может быть только… э-э… выходящий уже на арену новый – амбициозный, решительный, недоумевающий и недовольный! – молодой люд, которому пореформенный урод явно не нравится, который за него никак не ответствен и который готов его сокрушить ради становления общежитейской нормы. Потребен «орден меченосцев»! Ну и идеология новая нужна: «Россия, справедливость, солидарность!». Без лукавой демократии и тупого авторитаризма, без нарочитого гедонизма и навязчивого аскетизма. Норма, обыкновенная житейская норма, она же и здоровость, удовлетворенность, подвижность. Преодолеть разместившиеся, если не размещенные, в стране аномалии, а совсем уж отрицательные попросту уничтожить, что не означает ни общей остановки, ни топтания страны на месте, ни отсутствия обновления.

Низы уже хотят, верхи… пока не могут, но и… верхи кое-чего уже хотят, а низы… почти что уже готовы!

Слово! Потребно слово – СЛОВО! а не риторика, – и не блестящее слово, а слово, пусть и не самое красивое, но дать житейское, человеческое, весомое.

Судьба страны, государства, наций – судьба всех!

У России не только шанс, но и реальная возможность, надо лишь осознать свое, для себя и со своим.

Никакого растворения в глобализованной среде, никакого подчинения глобальному центру, никакой потери самости. Не закрытие ото всех, но стояние среди всех; не подражание всем и вся, а самоопределение; не бестолковое заимствование, а продуманное самосозидание; не субординационное подыгрывание, а самостоятельная игра; не уступки, потери и «ухваты», а партнерская взаимовыгодность. Что говорить, сложно, трудно, тяжко, невозможно, но… если б было не так, то зачем же тогда Макиавелли со своим учением и для чего же к нему теперь обращаться?

Внешнее воссоздание России

Нынешняя Россия – не СССР, не бывшая Российская империя, хотя и не Московия вовсе. Это, безусловно, великая империальная держава, ослабленная, нездоровая, несколько растерянная, но не потерянная – ни как страна, ни как страна великая, ни как страна судьбоносная. Бывшая совсем недавно в составе и в образе СССР одним из двух самых могущественных игроков на геополитическом поле мира, Россия, этот большой осколок от СССР, попавший в положение проигравшего-де в холодной войне соперника США и Запада, оказалась в 1990-е и первые 2000-е гг. очень уж неважным геополитическим игроком на мировой арене – травмированным, потерявшим форму, деградировавшим, не способным играть по-крупному и мастерски, вялым, уступчивым даже и презренным (брошенная на произвол глобалистской судьбы Сербия; позорное неспасение подлодки «Курск»; уступленный глобализму Ирак).

С уходом Ельцина и приходом нового руководства началось, хотя и не сразу, не одним махом, воссоздание России как сильного геополитического игрока (мюнхенская речь президента России; борьба против натовского продвижения к границам РФ; происшествие с Грузией по поводу Южной Осетии и Абхазии; поддержка Ирана; наконец, неуступчивость России вкупе с Китаем относительно атакуемой извне Сирии, а также внутристрановая поддержка российской армии и ОПК, продажа вооружений за рубеж, строительство АЭС и трубопроводов за границей и т. п. вещи).

Нет, Россия еще не освободилась от «дружеской» опеки США и глобального штаба, под которой очутилась по итогам горбачевско-ельцинской разборки с СССР, соцсистемой и Россией, но явно уже пытается это сделать, играя, как кажется, совершенно и по-макиавеллистски. Помимо особых отношений с США, Европейским союзом и глобальным центром (G8), Россия поддерживает особые отношения с Китаем, Индией, Бразилией, ЮАР, являясь членом БРИКС, а также с рядом других стран, среди которых Иран, Сирия, Венесуэла, Индонезия, но так же и Израиль, Турция, как и ряд бывших советских республик, а ныне независимых государств: Белоруссия, с которой действует союзный договор, Казахстан, Таджикистан, Киргизия, Армения, но также и «непризнанное» Приднестровье.

В общем, Россия сегодня уже заметный игрок в рамках мировой геополитической матрицы, причем не столько даже силовой (ракетно-ядерный потенциал), сколько… ментальный, – и оказывается Россия в роли… sic!.. выразителя кое-какой правды, защитника справедливости, защитника суверенности, опекуна слабых. И вот тут-то открывается что-то совершенно уж невообразимое: сама испытывающая лукавый гнет извне, Россия, вовсе не очень-то внутри себя процветающая, становится для людей и стран мира субъектом… надежды… на одоление разыгравшегося не на шутку глобального мирового супостата! И вот тут-то все проясняется, вся будто бы макиавеллиевская большая мировая игра – игра без правил, вовсю ведущаяся ныне на планете Земля, включающая в себя как вполне злой империальный «макиавеллизм» глобального супостата, так и пусть и не совсем добрый, но в главном все-таки антизлой макиавеллизм той же России (что касается Китая, то его родной в свою пользу макиавеллизм – китайский «макиавеллизм» – никогда и ни у кого не вызывал сомнения в веках, не то что сегодня, он всегда был, есть и будет, а потому и требует особого рассмотрения). Единственная страна в нынешнем мире, которая может сказать что-то правдивое и жизненно важное и к которой мир внимательно прислушивается, это Россия, что хорошо сознают в кругах глобального центра, который неоднороден и весьма разен, а потому в его недрах не одна только нелюбовь к России, но и кое-какая приязнь, что и отражается на всей мировой геополитической и геостратегической игре.



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1513 гостей онлайн