Понедельник, 17 Июня, 2019
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

Проблема статуса Ирана в международных отношениях

Статусный вопрос – один из первейших, определяющих решения, принимаемые современным иранским руководством. С одной стороны, это стало результатом многовекового стремления иранских мусульман-шиитов вновь обрести былое величие и использовать возникший в начале XXI века шанс для того, чтобы заявить о своих правах в этом мире и по крайне мере претендовать на участие в развитии мировой цивилизации. С другой стороны – следствием напряженности, возникшей по границе мира ислама из-за ядерной программы ИРИ и вследствие глобального терроризма созданной в среде мусульман-суннитов «Аль-Каиды».

Возможность вести прямой диалог с лидирующими государствами мира – хотя бы и в связи с развитием негативного образа «ядерного ислама» и ядерного Ирана – после более чем двадцатилетней изоляции Исламской Республики на международной арене трудно переоценить. Поэтому, как представляется, нацеленную на поиски взаимопонимания концепцию диалога цивилизаций бывшего президента Ирана Хатами в 2005 г. сменила агрессивная «дипломатия справедливости» Ахмадинежада. ИРИ стремится войти в круг лидеров глобализации и энергично использует возникшую дискуссионную площадку для мобилизации союзников.

Однако игра на статусном поле оказывалась во многом виртуальной. На практике наблюдаемая в первом десятилетии XXI века актуализация конфликтности во всех ее проявлениях более всего пока вела к росту негативной значимости исламского фактора в мировой политике, но не меняла сколько-либо заметно соотношение сил на мировой арене. Глобальные игроки взаимодействовали на уровне и в формате «Большой восьмерки». Далее располагались пространства Запада (где строилась «Большая Европа»), и Востока (где страны Азиатско-Тихоокеанского региона могли выбирать между Китаем или США). И все эти пространства связывал между собой набирающий силу процесс глобализации, начальной точкой отчета которого как мейнстрима развития человечества стал крах биполярного мира в 1991 г.

Роль международных санкций

Вторая половина 2012 г. прошла для иранского руководства под знаком проявления картинки реальных последствий для экономики страны международных санкций, принятых в отношении ИРИ в соответствии с резолюцией СБ ООН в 2010 г. В результате введенного ЕС в июне 2012 г. эмбарго на поставки нефти из ИРИ и отказа международных страховых компаний страховать нагруженные иранской нефтью танкеры объем нефтяного экспорта Ирана значительно (на 30–40 процентов) сократился. Теперь ежеквартальные доходы Ирана уменьшились на 9 миллиардов долларов. Другим серьезным ударом по экономическому положению ИРИ стало замораживание участия Ирана в выполнении транзакционных сделок с иранскими банками и в системе SWIFT, что сократило поток иностранной валюты в страну. Все это привело к ограничению импорта товаров первой необходимости. В результате резко подскочили цены на такие товары первой необходимости, как сливочное и растительное масло, мука. Почти вчетверо подорожало куриное мясо (50 процентов которого импортируется), традиционно пользующееся большим спросом в Иране. Уже в конце сентября 2012 г. национальная валюта за один день обесценилась на 70 процентов, что вскрыло весь масштаб макроэкономического спада в стране.

В Иране начали реализовываться следующие ответные меры, которые должны способствовать снижению негативных последствий санкций:

  • создается черный рынок нефти путем альтернативного экспорта нефти, для чего в стране организуются кооперативы, получающие право экспортировать нефть независимо от государственной Национальной нефтяной компании;
  • учреждается иранский национальный фонд страхования экспорта нефти, что должно решить проблему страхования ее морских перевозок;
  • ведется поиск новых союзников и партнеров, в числе которых все чаще называют Индию, которая обеспокоена нарастающей автаркией зоны Персидского залива и озабочена выходом в Афганистан в обход Пакистана через строительство железной дороги от Персидского залива;
  • продолжается реализация других масштабных транспортных и коммуникационных проектов в регионе.

Фактически Тегеран предпринимает попытку формирования альтернативной системы торгово-экономических отношений ИРИ с внешним миром.

Президентские выборы в Иране

До предусмотренных Конституцией ИРИ новых президентских выборов осталось менее полугода. Сегодня остановить иранскую ядерную программу может только рахбар Хаменеи, поскольку это вопрос выбора пути развития страны и на любое решение требуется исламское обоснование. Судя по прозвучавшим в конце 2012 г. заявлениям Хаменеи, Иран сохранит курс на независимое развитие с опорой на собственные силы. Следовательно, атомная программа ИРИ продолжится. Но сохранить Ахмадинежада как главного исполнителя решений рахбара возможно только в случае, если будет упразднен пост президента ИРИ и восстановлен институт премьер-министра. Кандидатура на пост премьер-министра должна получить одобрение парламента ИРИ.

Сегодня у Ахмадинежада нет уверенного большинства в меджлисе. Противостояние президента и парламента в Иране достаточно традиционно и происходило неоднократно, тем более что спикер меджлиса становился президентом ИРИ или входил в число фаворитов на президентских выборах. Поэтому идея восстановления должности премьер-министра, избираемого большинством голосов депутатов парламента (как это было при Хомейни), и упразднения поста президента как главы исполнительной власти, избираемого прямым голосованием всех граждан страны, активно обсуждается в сегодняшнем Иране. Но как тогда быть с исламской демократией, о которой так много сказано за последние годы? С выгодным для себя сопоставлением с «ограниченной демократией в США», где президента избирают непрямым голосованием?

Впрочем, если в глазах Запада Исламская Республика продолжает быть страной «оси зла», то, может быть, пора сделать выбор в пользу рационального подхода и решить проблему единогласия между парламентом и правительством, что позволит премьеру гарантированно принимать оперативные правительственные решения в формате реального времени? В 2012 г. спикером иранского меджлиса являлся Али Лариджани, который уже баллотировался на пост президента ИРИ и посвящен в тонкости ядерной программы Ирана. Но рахбар пока не сказал своего слова, от которого зависит, состоятся ли вообще в ИРИ новые президентские выборы в 2013 г., когда истечет второй срок полномочий действующего президента Ахмадинежада. Шансы принять участие в намеченных на 2013 г. президентских выборах есть и у Али Акбара Хашеми-Рафсанджани, но даже в случае его маловероятной победы вряд ли следует ожидать кардинального изменения ядерного курса Ирана, поскольку именно при нем в 1991 г. был дан второй старт иранской атомной программе.

Железный занавес

Между тем в декабре 2012 г. в Тегеране случилось знаковое событие – состоялось международное совещание «Преподаватели университетов и исламское пробуждение», перед участниками которого выступил рахбар Хаменеи. В своем выступлении Хаменеи заявил: «В мире произошло великое событие – исламское пробуждение, и это – реальность. Мусульмане и Умма постепенно пробуждались <…> и сегодня высокомерным мира будет трудно достичь господства над мусульманскими народами <…> они боятся ислама действия». Далее он преду­предил, что Америка в условиях подъема ислама может легко изменить свой внешний образ и предстать перед миром даже как исламская страна. Следовательно, сделал вывод Хаменеи, все исламские движения должны четко обозначиться, отделяя себя от неисламских. Рахбар вспомнил свою беседу с имамом Хомейни, состоявшуюся в Куме вскоре после победы исламской революции в Иране, и его краткое наставление: «[Имам]: “Боитесь Америки?” Мы ответили: “Нет”. Сказал: “Тогда действуйте”».


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1761 гостей онлайн