Пятница, 13 Декабря, 2019
   
(4 голоса, среднее 5.00 из 5)

 

Давление на президента республики Бориса Трайковского со стороны ЕС, НАТО и ООН вынудило македонские власти пойти на уступки албанской оппозиции. 13 августа 2001 г. в Охриде македонским правительством и представителями албанских партий (ОНА в этой процедуре не участвовала) было подписано рамочное соглашение. Составной частью этого соглашения была новая конституция республики, подготовленная Робертом Бадинтером.

Положения этого документа, ратифицированного в ноябре 2001 г. македонским парламентом, серьезным образом трансформировали основы македонского государства, приблизив перспективу федерализации страны. Права албанского меньшинства были существенно расширены. В частности, албанский язык получил статус официального. Значительно увеличилась численность полицейских албанской национальности в областях с албанским населением, вводилось избрание местных руководителей полиции советом общины. Кроме того, в преамбуле кон­ституции вместо упоминания этнических и нацио­нальных групп было введено понятие «гражданин Македонии», а поправ­ки в конституцию изъяли из ее текста понятие «национальность» и заменили его на понятие «община». Македонцы согласились даже на беспрецедентный шаг – использование албанских нацио­нальных символов. В довершение к этому боевикам ОНА была гарантирована амнистия, которую они получили в марте 2002 г., даже не выполнив требований полного разоружения.

26 февраля 2004 г. президент Македонии Трайковский погиб в авиакатастрофе – по официальной версии трагедия произошла из-за плохой видимости.

Справедливости ради следует отметить, что помимо НАТО значительное влияние на политические процессы в странах региона оказывают такие институты ЕС, как миссия ОБСЕ, Силы Европейского союза (СЕС) и некоторые другие. Например, поддерживать хрупкое перемирие между «общинами» Македонии призваны силы СЕС, развернутые в 2003 г. вместо сил НАТО, которые тем не менее и сегодня остаются в стране.

Что же касается Греции, то эта страна 1 января 2000 г. стала первой и пока единственной из стран Балканского региона участницей Шенгенского соглашения, а с 1 января 2001 г. – двенадцатым полноправным членом Еврозоны. Афины всегда активно поддерживали расширение ЕС (за исключением членства Турции и Македонии). Однако с 2008 г. ситуация в самой Греции находится под пристальным вниманием мирового сообщества. Мировой экономический кризис самым болезненным образом отразился на внутриполитической и социально-экономической ситуации в этой стране. Ее экономика за последние годы уже не раз оказывалась на грани дефолта, а к концу 2012 г. обстановка там настольно обострилась, что речь о возможности выхода Греции из еврозоны фактически перешла в практическое русло.

Евро-атлантическая интеграция Боснии и Герцеговины заслуживает особого внимания в силу специфики формирования и функционирования этого государства. Современная Босния, представляющая так называемую мягкую конфедерацию, состоящую из двух образований, или этнитетов (Федерация Босния и Герцеговина и Республика Сербска), и особого района Брчко, фактически управляется международными институтами – Советом по выполнению мирного соглашения, Силами по выполнению дейтонского соглашения – НАТО и Силами Европейского союза (СЕС или ЕВРОФОР).

Исключительную роль в Боснии и Герцеговине играет институт Высокого представителя, который в соответствии с мирным соглашением имеет широкие властные полномочия – вплоть до введения в действие на временной основе законов и снятия с постов лю­бых должностных лиц за обструкцию имплементации мирного соглашения. Высокого представителя назначает СБ ООН. С 14 марта 2009 г. этот пост занимает бывший посол Австрии в Словении Валентин Инцко.

Серьезное влияние на политический процесс в Боснии и Герцеговине оказывают также структуры СЕС и НАТО, являющиеся правопреемниками Сил по стабилизации. С 2003 г. это 13 тысяч военнослужащих, находящихся под общим руководством НАТО. Кроме того, СЕС продолжают обеспечивать присутствие в Боснии и Герцеговине боеспособных вооруженных сил численностью около 2,5 тысяч военнослужащих и сохранять потенциал развертывания резервных сил стратегического назначения. СЕС имеют свой штаб в Сараево, а также группы связи и наблюдения на всей территории страны и способны в сжатые сроки развернуть войска на ее территории.

В 2009 г. Босния и Герцеговина подала в Брюссель официальную заявку на предоставление Плана действий по членству в НАТО (ПДЧ) и 23 апреля 2010 г. получила его, став тем самым официальным кандидатом на вступление в альянс. Накануне саммита НАТО в Таллине, где было принято решение о ПДЧ Боснии, посол РФ в Боснии и Герцеговине Александр Боцан-Харченко заявил, что «мы не хотим вмешиваться во внутренние дела Боснии и Герцеговины, но мы полностью убеждены в том, что расширение НАТО не способствует укреплению стабильности в Европе». Очевидно, что экспансия альянса создает новые разделительные линии в Европе и, вступая в НАТО, страны принимают на себя определенные обязательства, выполнение которых противоречит интересам России.

Вектор евро-атлантической интеграции балканских стран в ряде случаев подтвердил принцип: «Чтобы объединиться – сначала нужно разъединиться». На месте Союзной республики Югославии (СРЮ) возникло три новых государства, которые с разной скоростью и желанием двигаются в сторону НАТО и ЕС. Успех первой «цветной» революции в сентябре 2000 г. в Белграде означал не только отстранение Слободана Милошевича от власти, но и кардинальное изменение политической карты региона.

Уже 14 марта 2002 г. под руководством Хавьера Соланы было подписано соглашение об основах переустройства отношений между Сербией и Черногорией. Согласно подготовленной в ЕС конституционной хартии, новое го­сударственное объединение состояло из двух равноправных членов – Черногории и Сербии с двумя автономными краями (Косово и Воеводина). Документ фиксировал трехлетний мораторий на проведение референдума о самостоятельности государственных единиц Союза. В случае выхода Черногории из общего государства до истечения срока моратория Сербия должна была бы стать правопреемницей единого государства, в том числе и в отношении резолюции СБ ООН № 1244, которой определялся статус Косова и Метохии как единицы СРЮ. Черногория сроков хартии не нарушила, поэтому, согласно резолюции № 1244, Косово не рассматривалось международным сообществом как часть территории Сербии. Новообразование Государственный Союз Сербии и Черногории просуществовало с 4 февраля 2003 г. по 5 июня 2006 г.

Решение о выходе Черногории из Союза было принято 21 мая 2006 г. на референдуме. Черногорское общество по вопросу об отделении от Сербии раскололось почти пополам: за отделение – 55,4 процента, против – 44,6 процента. Меньше чем через полтора года – в октябре 2007 г. – Черногория подписала договор о стабилизации и ассоциации с ЕС, а 16 декабря 2008 г. представила заявление на членство в ЕС. В настоящий момент Черногория имеет статус кандидата в ЕС (наравне с Македонией и Хорватией), хотя ни Скопье, ни Подгорица еще не начали переговоры по присоединению.

Особые отношения связывают это государство с НАТО. Еще будучи членом Союза, 14 февраля 2006 г., Черногория присоединилась к Партнерству ради мира. Руководство республики настолько активно стремится в альянс, что 9 октября 2008 г. признало независимость Косова. Словно в награду, уже через год НАТО предоставило Подгорице ПДЧ.

Сербия, единственная из всех стран полуострова, не стремилась к той независимости, которую в результате имеет. Следование вектору евро-атлантической интеграции не просто потребовало от Белграда политических уступок и репутационных издержек (выдачи Гаагскому трибуналу экс-президента Сербии и СРЮ Слободана Милошевича, лидеров боснийских сербов Радована Караджича и Ратко Младича, а также одного из лидеров краинских сербов Горана Хаджича). Это также привело к потери части исторической родины – автономного края Косова и Метохии. Показательно, что соглашение с ЕС было подписано спустя два месяца после провозглашения независимости Косова – 29 апреля 2008 г. В декабре 2009 г. Белград подал заявление на членство, и лишь в марте 2012 г. Европейский совет предоставил Сербии статус кандидата в ЕС. Процедура вступления Сербии в ЕС осложняется ситуацией в Косове в связи с положением сербов, проживающих в северной части края, и его признанием.

Косовский вопрос остается одним из самых сложных не только в рамках региональной интеграции, но и в системе международных отношений в целом. Казус Косова уникален прежде всего тем, что это первый, но возможно не последний в Европе случай провозглашения при непосредственной поддержке Брюсселя и Вашингтона еще одного национального государства албанцев при наличии у них признанной мировым сообществом национальной государственности – Албании.



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1428 гостей онлайн