Вторник, 07 Апреля, 2020
   
(2 голоса, среднее 5.00 из 5)

 

Не потерять Белоруссию

Сегодня существует опасность, что вслед за Украиной у нас возникнут проблемы с Белоруссией. Не желая раздражать Александра Лукашенко, мы не открываем там филиалы наших общественных организаций. А тем временем на белорусской земле работают десятки организаций из Евросоюза, НАТО, США, Германии. И разумеется, активнее других ведет себя Польша. Как в случае с Украиной, она дает стипендии белорусским студентам. И многие из них возвращаются на родину убежденными противниками союза с Россией.

А между тем Белоруссия – страна, довольно сложно устроенная. И когда Лукашенко не полностью разделяет наше виˆдение творящегося на Украине, он исходит из белорусской действительности. А она такова. Значительная часть населения страны – католики, в Гродненской области они и вовсе составляют большинство. И нетрудно догадаться, что они считают главным союзником Польшу, а не Россию. И белорусскому «батьке» приходится учитывать настроения данной категории.

Но кроме Гродно, есть еще Могилевская область, восток Витебской и Гомельской областей. А они наоборот очень тесно связаны с Россией. У нас на Смоленщине в народной речи звучит та же трасянка, что и там. И в случае каких-либо потрясений в братской стране различия между Гродно и Могилевом непременно дадут о себе знать. Они не столь острые, как между Львовом и Донецком, но всё же они есть. И проводя свою политику на белорусском направлении, следует об этом помнить и всячески работать над предотвращением нежелательного для нас развития событий.

А как работать? По линии абстрактных «соотечественников» – не получится. Под понятие «русскоязычное население» подпадает и большинство этнических белорусов, которых (пока) никто не притесняет. Но они с современной Россией себя не отождествляют. Придется включать механизмы национального и религиозного родства, общности корней, истории, культуры. В конце концов, большинство населения Белоруссии – православные, и они на это откликнутся. Важно только о них не забывать. И их же следует задействовать при общении с жителями Украины.

Гастарбайтеры геополитике не помогают

Россия все последние годы прилагает усилия, чтобы ускорить интеграцию на постсоветском пространстве. Что-то получается, что-то – не очень. Объяснять, почему оно для нас представляет особую важность, излишне. Это наше непосредственное окружение, это территории, где до сих пор живут миллионы русскоговорящих людей. Однако на пути объединения их в Евразийский союз существуют вполне объективные препятствия, которые еще предстоит преодолеть.

Где учатся дети представителей элиты государств Средней Азии? Они в основном предпочитают Запад, Китай, Турцию. В результате, принимая миллионы гастарбайтеров, Россия одновременно лишается влияния в высших эшелонах власти. Работающие в странах СНГ филиалы отечественных вузов, безусловно, играют важную роль, но практика показывает, что этого явно недостаточно. Нужна системная работа с представителями политической элиты.

Да и не только элиты. Сегодня мы видим, что миллионы приезжих из бывших южных республик СССР, наводнивших Россию, не могут по-русски двух слов связать. Это уже не те советские люди, к которым в Москве или Ленинграде привыкли в советское время. Среди них много приверженцев идей радикального исламизма, и в лучшем случае Россия для них – просто источник заработка. Никакой особой привязанности многие из них к ней не испытывают. Продвижение русского языка, работа с таким населением – необходимая часть нашей политики.

Сегодня всё громче звучат голоса выступающих за введение с этими странами визового режима. Противники же говорят, что такая мера отвернет жителей этих стран от нас. Но разве они, не говорящие по-русски, к нам сейчас привязаны? За время, прошедшее с момента распада СССР, они превратились в людей иной культуры. И чтобы повернуть их к нам, нужно время. Визы – это инструмент контроля за приезжими, и ничего лучшего человечество не изобрело. Но визы – это не запрет, это всего лишь фильтр. Подозрительных мигрантов удастся отсеять, прочие, действительно нужные нашей стране, – спокойно приедут.

Мировая практика показывает, что отмена виз или их сохранение не мешает продвижению национальных интересов. Разве США порвали отношения с Мексикой из-за наличия виз? Или отменили визовый режим с Грузией, Саудовской Аравией или Филиппинами? Не отменили, и все эти страны остаются союзниками американцев или же входят с ними в зону свободной торговли. Потому вопросы общественной безопасности и большой политики не всегда совпадают. И Китай не отменяет визы со своими партнерами, и ЕС. Так что прямой связи здесь нет.

Неоднородное постсоветское пространство

Азербайджан, Казахстан и страны Средней Азии (кроме Таджикистана) – страны в основном тюркские и мусульманские. Уже по одной этой причине они устанавливают особые отношения с Турцией (в первую очередь это касается Азербайджана). А тот же Казахстан граничит с Китаем, и казахи с уйгурами живут по обе стороны казахстанско-китайской границы. Может ли Россия стать для них единственным центром притяжения? Вряд ли. Нам постоянно придется доказывать собственную нужность.

А как объединить в одном образовании Азербайджан и Армению, помирить их? Или примирить Армению и Турцию? Да и в целом республики в бывшем СССР слишком разные. Шесть из них – в основном мусульманские, а Грузия, Армения и Молдавия – христианские. А та же Молдавия просто не может возвести стену по границе с Румынией. Как ни относись к этому, а язык у них практически один, да и религиозных преград не существует. У каждой из стран СНГ есть свои особенности, и их надо учитывать.

Да и с той же Белоруссией надо быть очень осторожными. Убедить белоруса в том, что киргизы ему ближе, чем поляки с литовцами, едва ли возможно. Нахождение в едином пространстве со странами Средней Азии не сможет стать для Белоруссии альтернативой отношениям с Евросоюзом. Даже в культурно-ментальном смысле. Об экономике говорить и подавно излишне – даже между не самой богатой по европейским меркам Литвой и Киргизией существует пропасть.

Потому, кроме СНГ и Евразийского союза, лучше иметь своего рода страховочные варианты. И их можно объединить одним словосочетанием – «система союзов». С Белоруссией у нас Союзное государство, со странами Средней Азии и Казахстаном может существовать другое объединение, а с Молдавией – нечто третье. Такая пестрая картина позволит России на основе совершенно разных интересов притянуть к себе самые разные страны. Причем Узбекистан здесь останется Узбекистаном, а Молдавия – Молдавией.

Именно система союзов обеспечивает Соединенным Штатам ту роль, которую они играют в мире. Есть НАТО, но туда входят только европейские страны и Канада. Отдельные союзные отношения американцы строят с Японией и Южной Кореей, отдельные – с Австралией и Новой Зеландией. Союзниками США могут считаться и Израиль, и Саудовская Аравия, и Колумбия. Американцы не пытаются загнать всех в одну организацию, и в итоге им удается более или менее поддерживать связи во всех уголках планеты. Здесь у них есть чему поучиться.

Отличать Чехию от Польши

Нашим непосредственным соседом на Западе остается Евросоюз – преимущественно в лице бывших партнеров по социалистическому лагерю. О том, что наши отношения с этими государствами складывались и складываются непросто, – говорить излишне. В начале 1990-х годов почти все они взяли курс на вхождение в ЕС и НАТО, а отношения с Россией воспринимали как пережиток прошлого, с которым надо поскорее развязаться. От нашей страны они предпочитали отгородиться всеми возможными барьерами.

Образом Центральной и Восточной Европы для нас стали ближайшие к нам государства региона – Польша, Литва, Латвия и Эстония. Поляки и прибалты всё постсоветское время делали и продолжают делать ставку на противостояние России, на переписывание истории, на зачеркивание всего, что с нами связано. Антироссийские, а то и грубо русофобские заявления доносятся оттуда буквально каждую неделю. Сегодня в связи с событиями на Украине наши отношения находятся почти в точке замерзания. Учитывая предыдущий период, удивляться этому не приходится.

Но сегодня уже стало очевидно, что Центральная и Юго-Восточная Европа не едина. Чехия, Венгрия и Словения повернулись к нам буквально сразу же после вхождения в ЕС и НАТО. Выяснилось, что их весьма интересует развитие экономических связей с нами, а экономика потихоньку влечет за собой и политику. Словакия же и вовсе в радикально антироссийских шагах никогда замечена не была – даже при власти прозападных правительств. И сегодня эти государства противятся санкциям в отношении РФ или, по меньшей мере, не входят в число их ярых сторонников.

Румыния и Болгария – особый разговор. Это бедные государства, слишком зависимые от западных денег. К тому же румыны имеют к нам претензии относительно Молдавии, а болгары, похоже, пытаются всеми способами очиститься от старого: «Курица не птица…» Отношения с этими странами подвержены существенными колебаниям. Да и с Черногорией и Македонией они не идеальные. А Хорватия по многим вопросам примыкает к Польше. Только в Сербии силы, настроенные против нас, относительно слабы.

Каждое из государств региона имеет свои особенности. У каждого из них – своя историческая память в отношении нас, своя экономическая ситуация, своя внешняя политика. Одни полностью следуют за США, другие (Чехия, Венгрия, Словакия, Словения) – придерживаются более взвешенного курса. Кроме того, внутри каждого из государств есть самые разные политические силы. К деталям и нюансам надо присматриваться, они всюду разные. Чехия – не Польша, разницу между ними нужно понимать. Тогда политика в соседнем для нас регионе окажется более внятной.

От стран меньше Италии зависит не так уж и мало

Если посмотреть Концепцию внешней политики России от 2013 года, то в европейском разделе отдельно упомянуты только четыре государства: Германия, Франция, Великобритания и Италия. Тому есть вполне логичное объяснение. Эти страны превосходят другие и по населения, и по развитию экономики. Их политический вес и на континентальной, и на мировой арене значительно выше, чем у других государств Европы. То, что эти государства ведут себя по-разному, известно прекрасно, и на это российская дипломатия традиционно и правильно делает ставку.

Но и от тех, кто поменьше, тоже кое-что зависит. Начнем с того, что в Евросоюзе каждые полгода меняется страна-председатель и каждый «новичок» предлагает собственную повестку дня. Для кого-то важнее Россия, для кого-то – Балканы, для кого-то – Ближний Восток и Африка, кому-то – Латинская Америка. Испания и Португалия от нас далеко, мы им изначально не так интересны, но они и исторически меньше с нами сталкивались. Значит, их легче убедить в своей правоте, с ними проще о чем-то договориться, чем, скажем, с поляками. А Греция и Кипр и вовсе почти никогда против нас не выступают.


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

© 2020 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1618 гостей онлайн