Четверг, 19 Сентября, 2019
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Современный протестантизм, распавшийся на более чем двадцать тысяч различных деноминаций, с самого начала своего возникновения открыто отрицал основу христианской экклесиологии – православное учение о единственности Христовой Церкви. Для древнего ортодоксального христианства не было более страшного греха и богохульства, чем намерение того или иного «благочестивого» христианина основать «новую истинную Церковь», поскольку Церковь уже существует, причем основанная не каким-то религиозным лидером, а самим Иисусом Христом. Подобный путь борьбы с единственностью Церкви для античных христиан мог означать только духовную катастрофу. Неудивительно, что она быстро постигла и современный протестантизм, провозгласивший в свое время «духовное возрождение христианства». Но это так называемое возрождение превратилось к настоящему времени в жалкую пародию на основные духовные принципы христианской Церкви.

Осознав глубину духовной катастрофы и признав очевидность того факта, что единственная Церковь, основанная Христом, как и истина сама по себе, исключает существование враждующих друг с другом религиозных конфессий, многие религиозные лидеры современного протестантизма ударились в еще более радикальную антихристианскую крайность. Они провозгласили радикальный отказ от принципа религиозной истины вообще, обосновав это утверждение тем, что Церковь Христова едина сама по себе, невзирая на наличие внутри нее несовместимых друг с другом вероучений, истолкований нравственных принципов и совершенно чуждого друг другу религиозного опыта различных конфессий.

Такой подход – это своего рода современный радикальный протестантский экуменизм «снизу», начавшийся в начале прошлого века с намерения объединить все христианские Церкви и перешедший в настоящее время на качественно новую стадию, вознамерившись объединить все мировые религиозные традиции во всемирную мировую религию. Современный протестантский экуменизм – это путь к тотальной религиозной глобализации всех мировых религий, за которой уже маячит фигура будущего глобального религиозного лидера – антихриста.

На тот же самый путь религиозной глобализации вступил полвека спустя – в середине XX столетия – и современный католицизм, до того в течение около 900 лет жестко настаивавший на исключительной истинности Римской католической церкви и непримиримо боровшийся, в том числе и политически, с православием. Антиглобализационный религиозный пафос Ватикана как по мановению волшебной палочки в 60-е годы XX века неожиданно сменился на свою противоположность. Рубиконом стал II Ватиканский собор, осуществивший настоящую религиозную революцию внутри Римской церкви. На этом соборе католицизм открыто отказался от следования пути истины Христовой Церкви и пошел по духовному пути, прямо противоположному православию. С тех пор католицизм, по сути, стал возрождать античную римскую языческую глобализацию. Он провозгласил «монотеистический» принцип тождества личности единого Бога в различных мировых религиях. Утверждение возможности «различных путей» поклонения единому Богу полностью соответствует толерантной языческой римской религии, исходившей из точно таких же духовных принципов и требовавшей лишь религиозного поклонения императору как единому богу Римской империи. То есть налицо откровенное попрание Ватиканом христианского догмата о Святой Троице.

Кроме того, католицизм отказался даже от убеждения, что спасение возможно лишь через Христа и Его Церковь, усмотрев «семена Слова» практически во всех мировых, в том числе и языческих, религиях и допустимость религиозного спасения не только путем веры во Христа, но и в результате «нравственного поведения» человека в нехристианских религиях. Такой взгляд трудно истолковать иначе как прямое предательство Ватиканом Основателя Церкви – Иисуса Христа.

Таким образом, на II Ватиканском соборе современный католицизм открыто встал на путь радикальной религиозной глобализации «сверху», под руководством самого римского папы. Глобализация «сверху» стала как дополнением к радикальному протестантскому экуменизму и его религиозной глобализации «снизу», так и своеобразной альтернативой им.

С тех пор Ватикан считает возможным заключать как политические, так и религиозные союзы не только с другими христианскими конфессиями, но и даже с нехристианскими мировыми религиями. От последних требуется самая малость: признание религиозного лидерства Католической церкви и лично ее главы – папы – в глобальном процессе политического и религиозного сближения всех мировых религиозных традиций друг с другом.

Ярким проявлением этой глобалистской интенции современного католицизма стала организация Ватиканом экуменических молебнов под предлогом «межрелигиозного диалога» и борьбы за мир с участием представителей практически всех религиозных конфессий мира под руководством папы. Первый такой молебен состоялся 27 октября 1986 года в Ассизи. «Дух Ассизи» – это дух радикального экуменизма и религиозной глобализации, осуществляемой римским католицизмом «сверху».

Как не вспомнить здесь суровое пророчество Апокалипсиса и поразиться его столь точному исполнению, равно как и открытому попранию церквями Запада строжайшего запрета для христиан участвовать в религиозной глобализации.

Религиозная глобализация как угроза православию и духовному суверенитету России

Совершенно очевидно, что современная религиозная глобализация представляет собой очень серьезную угрозу духовному суверенитету как Русской православной церкви, так и всей России.

Мы помним из истории, какие злые духовные плоды для Русской церкви и России приносили имевшие место в прошлом попытки католическо-православной глобализации, осуществлявшиеся в форме религиозных союзов – уний – под патронатом папы и имевшие своей тайной или даже открытой целью подчинение Православной церкви Риму. Достаточно вспомнить здесь две унии – Флорентийскую 1439 года и Брестскую 1596 года. Обе были заключены частью православных церковных иерархов с римскими папами в угоду имманентным – политическим, экономическим, социальным, даже национально-государственным – целям, но в ущерб трансцендентным целям. То есть в ущерб интересам собственно Православной церкви, ее религиозной идентичности и неприкосновенности православной церковной традиции, что обернулось многими бедами для Русской церкви, государства и народа. Страшные духовные и политические последствия Брестской унии в форме массовых погромов православных храмов на Западной Украине в конце прошлого века и рождение радикального и агрессивного украинского национализма Русская православная церковь и в целом Россия вынуждены расхлебывать до сих пор.

Многочисленные сторонники современной религиозной глобализации и радикального религиозного экуменизма в среде православных церковных иерархов, самым ярким примером которых является константинопольский патриарх Варфоломей, оказывают беспрецедентное религиозное и политическое давление на Русскую православную церковь в угоду интересам Ватикана и политической элиты Запада. На запланированном в 2016 году Всеправославном соборе в Константинополе (Стамбуле) с участием официальных делегаций всех православных поместных Церквей ожидается противостояние по многим церковным вопросам, прямо или косвенно связанным с проблемами современной религиозной глобализации, между Константинопольской и Русской православными церквями. Или – в метафорическом смысле – между Вторым Римом (Константинополем) и Третьим Римом (Москвой), названными так в Средневековье именно в качестве духовных альтернатив апостасийному Первому Риму. При этом за Константинопольской церковью стоят политические и духовные силы всего мира, открыто поддерживающие современную религиозную глобализацию, в лице прежде всего Первого Рима – ныне Ватикана, США и Евросоюза, – а также все видные православные экуменисты. А за Русской церковью – вероучение и каноны православия, Россия и православный российский народ, а также дружественные ей православные поместные Церкви и православные церковные иерархи, оставшиеся верными Церкви Христовой. На Всеправославном соборе, по сути, развернется духовная война политического союза Первого Рима со Вторым против Третьего. Понятно, что Россия и ее народ не могут и не должны остаться равнодушными к духовной и политической войне всех сил мировой религиозной глобализации против Русской православной церкви.

Совершенно очевидно, что современная религиозная глобализация все более и более отчетливо превращается в новую глобальную мировую религию, адепты которой, согласно пророчествам Апокалипсиса, будут воздавать религиозное поклонение зверю-антихристу. Истинная Христова Церковь никогда не пойдет по этому пути. Христиане не могут принудить своих религиозных оппонентов отказаться от этого гибельного для них духовного решения, поскольку уважают свободу их совести. В свою очередь, они требуют также и от своих оппонентов уважения собственной религиозной свободы, которая является основой духовного суверенитета как всех традиционных религиозных конфессий России, так и самого Российского государства.

Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1491 гостей онлайн