Понедельник, 16 Сентября, 2019
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

Апокалиптический образ Великой блудницы – символ современной религиозной глобализации

Пророчества Апокалипсиса о будущем Церкви и мира описаны апостолом Иоанном Богословом с помощью иносказательного языка метафор и аллегорий. Из всех таких образов Откровения одним из самых загадочных является образ Великой блудницы. Совершенно очевидно, что этот образ подразумевает не какую-то конкретную глубоко падшую женщину или какое-то особо безбожное языческое государство или народ. Апокалипсис – это книга духовных смыслов, имеющих непосредственное отношение к Христу и судьбе Его Церкви в мире, а не сборник морализаторских поучений или политических предсказаний о судьбах мировых империй и великих народов. Все, о чем говорится в Апокалипсисе, напрямую связано с христианской Церковью, оставшейся действительно верной Христу. При этом в Откровении особо подчеркивается единственность истинной Церкви Христа, символически изображаемой, как «жена, облеченная в солнце» (Откр. 12:1). Но если существует лишь одна истинная Церковь, сохранившая верность Христу, то должен существовать и ее антипод – лжецерковь, которая только называется Церковью Христовой, но в действительности является еретической и отступнической религиозной организацией, утратившей взаимоотношение с Богом. Поскольку истина является по своей сущности единственной, то и истинная Церковь может быть только одной. В то же самое время ее антипод – лжецерковь – вполне способна проявляться во множестве разных духовных сущностей, как и ложь в качестве антипода истины имеет огромное количество различных форм.

Как отмечалось выше, утрата истинности во взаимоотношении с Богом, принятие чужого религиозного опыта на языке Библии называется прелюбодеянием, то есть религиозной изменой. Изменить Богу может только духовная, а не политическая сущность, только то религиозное сообщество, которое ранее состояло в подлинном взаимоотношении с Богом Авраама, Исаака и Иакова, а затем вследствие религиозной измены утратило его. Поэтому никакое мощное мировое государство само по себе вне религиозного отношения его народа с Богом Библии, каким бы жестоким и тираническим оно ни являлось, а также ни одна языческая религия не может прелюбодействовать в библейском смысле слова, изменяя истинному Богу, так как эти политические и религиозные сущности никогда и не имели никакого отношения к Богу Авраама, Исаака и Иакова, следовательно, и не могут Ему изменять.

Поэтому образ апокалиптической Великой блудницы прямо продолжает библейскую аллегорическую традицию именования блудом и прелюбодеянием действий той части народа Израиля, которая поклонялась чужеземным богам, за что подверглась страшному наказанию – захвату Израильского царства ассирийцами и полному уничтожению десяти колен (то есть племен) народа Израиля. Совершенно очевидно, что Великая блудница Апокалипсиса – это в широком смысле религиозная аналогия неверного Богу народа Израиля времени пророка Илии, то есть не что иное, как собирательный образ лжецеркви, совокупность религиозных сущностей и институтов, которые считаются христианскими только по названию, а на самом деле являются еретическими и отступническими структурами, навсегда отпавшими от истинной Церкви Христовой.

Образу Великой блудницы придается в Апокалипсисе огромное значение – этому символическому персонажу посвящены целые главы книги, 17-я и 18-я. В них не только приводится описание этой апокалиптической духовной сущности, но и говорится о суде над Великой блудницей – суде, подобном тому, каким в свое время были осуждены неверные колена народа Израиля. Самым трагичным в этом описании является то, что Великая блудница в силу духовного отступничества и утраты взаимоотношения с истинным Богом открыто переходит на сторону врагов Христа и Церкви и вступает в духовную связь со зверем-антихристом, требующим себе по образцу римских императоров всеобщего религиозного поклонения и являющимся, таким образом, главным действующим лицом процесса религиозной глобализации. По Апокалипсису, Великая блудница не только имеет духовную связь со зверем, то есть участвует в процессе религиозной глобализации, но и, выражаясь аллегорическим языком Апокалипсиса, сидит на звере – иначе говоря, возглавляет этот процесс, оставаясь нетождественной зверю-антихристу.

По тексту Откровения Ангел Божий ведет Иоанна в пустыню, где показывает ему истинную духовную сущность Великой блудницы: «<…> и я увидел жену, сидящую на звере багряном, преисполненном именами богохульными, с семью головами и десятью рогами. И жена облечена была в порфиру и багряницу, украшена золотом, драгоценными камнями и жемчугом, и держала золотую чашу в руке своей, наполненную мерзостями и нечистотою блудодейства ее; и на челе ее написано имя: тайна, Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным. Я видел, что жена упоена была кровию святых и кровию свидетелей Иису­совых, и, видя ее, дивился удивлением великим» (Откр. 17:3–6).

Приведенный отрывок чрезвычайно значим в том отношении, что Иоанн хочет не только идентифицировать Великую блудницу в широком смысле – как лжецерковь, как совокупность отступнических и еретических христианских сообществ, – но и определить ее в узком смысле, указать более конкретно на ее пространственно-временное и географическое измерения. Апостол говорит о себе, что он «дивился удивлением великим». Но что могло так удивить Иоанна, всю свою жизнь, посвятившего служению Церкви? Что он не видел за свою долгую жизнь жестоких преследований первых христиан со стороны римских язычников, античных иудеев или даже древних христианских еретиков? Это должно было быть некое особое, яркое личное впечатление, способное потрясти древних христиан. Иоанн не пожелал открыто сказать о таком впечатлении, но при этом все же дал более конкретное – хотя и аллегорическое – определение места, откуда происходит Великая блудница. Ангел говорит апостолу Иоанну: «Жена же, которую ты видел, есть великий город, царствующий над земными царями» (Откр. 17:18).

Это указание необходимо правильно истолковать, помня об отмеченной выше двойной интенции духовного смысла Откровения, то есть об одновременной направленности его пророчеств на настоящее и будущее Церкви. Многие образы Апокалипсиса становятся двойственными по отношению к позиции наблюдателя – автора книги. И можно допустить, что будущую духовную сущность символического персонажа Великой блудницы Иоанн определяет посредством описания того, чем она является для него в настоящем.

Во время написания Апокалипсиса таким «великим городом, царствующим над земными царями», мог быть только Рим. Именно в нем – центре глобальной языческой империи – произошли первые жесточайшие гонения на христиан при императоре Нероне. Эта традиция была продолжена и при преемниках Нерона. В частности, и сам апостол Иоанн Богослов был подвергнут жестоким пыткам и затем сослан на отдаленный греческий остров Патмос по личному приказу римского императора Домициана. Именно римская армия под командованием императора Тита сожгла иудейский Иерусалимский храм, уничтожила сам город Иерусалим и, соответственно, прекратила существование иерусалимских христианских общин – то есть совершила знаковые для апостола Иоанна деяния, которые, несомненно, глубоко потрясли его. Вместе с тем справедливо предположить, что сам современный апостолу имперский языческий Рим – жестокий гонитель Церкви и прообраз всемирной религиозной глобализации в «последние времена» мира – вряд ли идентифицировался автором Откровения с Великой блудницей. Рим всегда был жестоким врагом Бога и поэтому не мог в религиозном смысле изменить Ему. Поэтому, указывая на Рим как на Великую блудницу, Иоанн Богослов также прибегает к метафоре, имея в виду не современный ему Рим как центр глобальной империи и политическую сущность, но будущий Рим – как глобальную религиозную сущность, связанную с христианством. То есть не что иное, как будущую Римскую церковь – духовный центр Западной Римской империи.

Древняя христианская Церковь времен апостола Иоанна, то есть в I – начале II веков имела несколько центров – Иерусалим, Александрию, Антиохию, Рим. В начале IV века к ним добавился Константинополь. Каждый из этих пяти центров обладал церковной юрисдикцией над определенной территорией Римской империи. В самые первые годы жизни Церкви наибольшим значением и авторитетом пользовался Иерусалим, но после разрушения Иерусалима римлянами в 70 году и прекращения существования Иерусалимской церкви наибольший авторитет получила Римская церковь, под юрисдикцией которой находилась западная часть империи. Ее епископ стал именоваться папой и пользоваться среди глав других Церквей статусом первого среди равных. Подобное положение просуществовало практически вплоть до Великой схизмы 1054 года, когда Римская церковь отделилась от остальных четырех христианских центров, ставших впоследствии православными поместными Церквями. С тех пор больше не существует ортодоксальной Римской церкви, а есть только Римская католическая церковь.

После политической катастрофы Западной Римской империи в конце V века римские папы становятся единственными духовными и моральными авторитетами Запада и со временем начинают претендовать также и на политическую власть в Европе. Только благодаря усилению политической власти папства светским властителям Европы удается достичь возрождения политической, экономической, духовной и культурной мощи погибшей Западной Римской империи – то есть возрождения, по сути, античного Рима. Символично, что новый европейский Рим в качестве основного духовного и политического центра средневековой цивилизации Запада рождается как раз с Великой схизмой. В эту эпоху Рим в качестве Святого престола также был «царствующим над земными царями» в том смысле, что римский папа обладал всей полнотой власти светского властителя и лично раздавал из своих рук короны светским европейским монархам. При этом Рим со времен Античности и вплоть до настоящего времени является фактически единственным духовным центром всей западной цивилизации.

Поэтому правомерно заключить, что апостол Иоанн под аллегорическим образом Великой блудницы подразумевал Рим как символ изменившей Христу Церкви и в более широком смысле – как символ всего апостасийного бывшего христианского Запада, который в «последние времена» мира возглавит процесс религиозной глобализации. То есть процесс, целью которого будет требование воздания всеобщего религиозного поклонения антихристу – по образу античного римского поклонения императору как богу.

Апокалипсис апостола Иоанна Богослова, по преданию, взятого Богом живым на небо, содержит пророчество о возвращении в «последние времена» на землю и двух других праведников, которых также не постигла обычная смерть, – пророка Илии и Еноха. Вплоть до своей мученической кончины они будут пророчествовать и обличать антихриста, то есть продолжать непримиримую борьбу истинной Христовой Церкви с религиозной глобализацией антихриста.

Церкви Запада против заповеди Апокалипсиса

В настоящее время воцерковленные люди, интересующиеся духовным смыслом мировых событий, сами могут отчетливо удостовериться в поразительно точном исполнении пророчеств Откровения. Как говорил знаменитый афонский старец, совсем недавно причисленный Православной церковью к лику святых, Паисий Святогорец: «Сегодня читать Апокалипсис, как читать газету, – так все ясно написано».

Одним из исполнений предсказаний Апокалипсиса, связанных с образом Великой блудницы, является современное духовное состояние Церквей обеих западных по происхождению христианских религиозных традиций – католицизма и протестантизма. И та и другая в настоящее время не только открыто встали на путь современной религиозной глобализации, но и пытаются как религиозно, так и политически возглавить этот апостасийный антихристианский духовный процесс.


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1627 гостей онлайн