Понедельник, 16 Сентября, 2019
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

Библейский взгляд на религиозную глобализацию. Пророк Илия

Религиозная политика израильского царя Ахава (873–852 гг. до н. э.) – по сути, первая в истории попытка устроить по политическим соображениям своего рода религиозную глобализацию: постепенное вытеснение древнееврейской религии чужеземным языческим финикийским культом Ваала-Астарты. Ранее народ Израильского царства поклонялся Богу Авраама, Исаака и Иакова. Но по воле нечестивого царя Ахава, попавшего под сильное влияние своей чужеземной жены – волевой и энергичной царицы Иезавели, дочери сидонского царя Ефваала и фанатичной язычницы, – большинство народа становится двоеверным, причем значения древнееврейской религии резко снижается, народ следует за царем-отступником Ахавом и его деспотичной и кровожадной женой, ненавидевшей веру ее подданных. Правление царя Ахава стало настоящей духовной катастрофой для Израиля. Под сильнейшим политическим давлением сверху древнееврейская религия должна была либо неминуемо погибнуть, либо потерять свою духовную сущность – как исключительное поклонение Богу Израиля. И в итоге, смешавшись с соседними языческими культами, превратиться в новую синкретическую языческую религию. Народ Израиля, поклоняясь наряду со своим Богом также и другим, чужеземным богам, прелюбодействовал по отношению к Богу Израиля точно так же, как и жена, нарушившая верность своему мужу.

Нечестивая царская чета – Ахав и Иезавель – ввергла весь народ в тягчайший грех перед Богом. Когда нечестие царя Ахава достигло крайней степени, Бог послал к нему своего пророка Илию – человека в высшей степени преданного Богу Израиля. Илия жестко обличил Ахава и возвестил ему, что за его нечестие его царство постигнет трехлетний голод. Но вместо раскаяния Ахав и Иезавель начали жестокую борьбу с пророком, ставшим для них более непримиримым врагом, чем даже внешние враги Израиля – сирийцы и ассирийцы. По слову пророка Илии три года не было ни дождя, ни росы в Израиле. Тяжко страдавший от голода народ потребовал испытания могущества как Бога Израиля, так и Ваала. Тогда Илия предложил собрать на горе Кармил народ Израиля и жрецов Ваала и устроить два жертвоприношения – Богу Израиля и Ваалу, – но при этом не поджигать жертвы, а дать возможность приверженцам каждой религии молиться об огне с неба. Илия так обосновал свое решение: если Ваал сожжет свою жертву огнем с неба, то он и есть истинный Бог для Израиля, а если это сделает Бог Авраама, Исаака и Иакова, то истинный Бог Он. Народ согласился. По молитве Илии сошедший с неба огонь сжег без остатка весь жертвенник, а все мольбы жрецов Ваала остались тщетными. Тогда народ раскаялся и прославил Бога Израиля. Религиозное испытание закончилось казнью жрецов Ваала, после чего по молитве Илии к Богу начался дождь, ознаменовавший конец засухи и соответственно голодного времени. Поражение жрецов Ваала и их казнь вызвали лютую ненависть царицы Иезавели к Илии, и она поклялась уничтожить его любой ценой. Весь остаток своей жизни пророк был вынужден скрываться от ненавидевшей его царицы, но тем не менее ему удалось остановить идолопоклонство в Израиле и смирить царя Ахава, после смерти которого народ опять вернулся к поклонению Богу Израиля. Но рецидив идолопоклонства не оставлял Израиль, что, по Библии, приблизительно через сто лет после пророка Илии привело к страшнейшей политической и религиозной катастрофе этого государства – захвату и полному уничтожению Израильского царства Ассирией.

В Четвертой книге Царств говорится, что Илия был взят живым на небо (4 Цар. 2:11). Согласно Священному Преданию, в истории человечества были всего три человека, взятых Богом на небо живыми: пророк Илия, Енох и апостол Иоанн Богослов.

Апокалипсис Иоанна Богослова – строжайший запрет религиозной глобализации

Святой апостол и евангелист Иоанн Богослов – Иоанн Зеведеев, один из двенадцати апостолов, – одна из самых выдающихся личностей в истории христианской Церкви. Согласно христианской церковной традиции он является автором сразу нескольких книг Священного Писания – Евангелия от Иоанна, Откровения и трех посланий, вошедших в Новый Завет.

Откровение Иоанна Богослова, или Апокалипсис, – последняя книга Нового Завета, являющаяся важнейшим священным текстом христианской эсхатологии и представляющая собой уникальную книгу пророчеств о церковной и мировой истории, начиная с самого раннего периода жизни Церкви и вплоть до времени кончины мира. Апокалипсис апостола Иоанна ни в коей мере не является книгой ужасов или каких-то мрачных пессимистических предсказаний. Цель книги – помочь христианам укрепиться в вере, приготовить их к предстоящему мученичеству и в то же время дать им надежду на торжество Царства Христа-мессии над всеми врагами Его Церкви.

Откровение Иоанна Богослова является абсолютно уникальным духовным феноменом как в отношении личности его автора, так и в отношении условий возникновения книги Апокалипсиса. Иоанн Богослов входил в число самых приближенных учеников Иисуса Христа и был единственным из апостолов, кто не оставил Его во время страданий на Кресте и кому Христос поручил заботиться о Его Матери. По Священному Преданию, он не умер, а был, как и пророк Илия, взят ангелами живым на небо. Книга Апокалипсиса была написана учеником апостола Иоанна – Прохором – под диктовку учителя в Пещере Апокалипсиса на греческом острове Патмос. В сводах этой прекрасно сохранившейся до наших дней Пещеры до сих пор видна та самая тройная расщелина, сквозь которую до Иоанна донесся голос Бога, «громкий голос, как бы трубный» (Откр. 1:10), возвестивший ему Откровение.

Апостол Иоанн Богослов на протяжении более 80 лет своей земной жизни проповедовал Евангелие, демонстрируя абсолютную верность Иисусу Христу и Его Церкви. Он воистину является новым Илией для христианской Церкви: как и ветхозаветный пророк, он воплощает в себе религиозную борьбу христианства за чистоту взаимоотношения человека с Богом, непримиримую борьбу Церкви с религиозной глобализацией. Поэтому Пещера Апокалипсиса на острове Патмос есть вещественный символ противостояния христианской Церкви религиозной глобализации.

Как и пророка Илию, апостола Иоанна характеризует абсолютная бескомпромиссность в отношении древнего религиозного глобализма. За эту абсолютную верность Богу именно ему была дана особая честь написания Апокалипсиса, призванного дать предупреждение как современникам, древним христианам, так и христианам «последних времен», что подлинные члены христианской Церкви ни при каких условиях не имеют права принять религиозную глобализацию, поскольку это противоречит самой сути христианства.

Христианство возникло в I веке н. э. в специфической политической, религиозной и культурной ситуации Римской империи. Из всех империй античности Рим был наиболее ярко выраженным глобальным государством. А в религиозном и культурном отношениях Рим представлял собой первый абсолютно имманентный по своей сущности религиозный и культурный проект духовной интеграции всех языческих религий государства под эгидой религиозно-политического культа римского императора. Последний воспринимался как верховный бог всей империи. Эта языческая глобальная империя во главу угла ставила имманентные, то есть политические, мирские, отношения каждого подданного с императором в форме поклонений императору как богу и принесений ему религиозных жертв. Таким образом, общеобязательная римская гражданская религия, в основе которой лежало политическое, а не религиозное отношение, являлась антиподом трансцендентного. Поэтому она ни при каких условиях не могла быть принята христианской Церковью, являвшейся высшей формой именно религиозного трансцендентного взаимоотношения человека с Богом.

Несомненно, среди ранних христиан было немало людей, готовых пойти на компромисс с римской властью. Но церковные пастыри запрещали верующим этот компромисс, отдавая себе отчет в том, что духовное сопротивление языческому Риму обернется для Церкви огромными жертвами, но в противном случае это будет означать измену самой сущности Церкви. Ни одна религиозная традиция мира не возникала в условиях таких чудовищных гонений, какие выпали на долю христианства. В разгар этих страшных гонений на Церковь со стороны глобальной языческой империи и появился Апокалипсис Иоанна Богослова, содержащий строжайший запрет христианам принимать религиозную глобализацию и соединять свою веру с какой-либо другой духовностью – то есть поклоняться другому богу, философскому учению или политической идеологии, уводящим христианина от истинного Бога. Это был строжайший запрет на глобальную религиозную апостасию, на понимание веры как способа некой духовной интеграции.

На все доводы нестойких в своей вере античных христиан, что принесение символической религиозной жертвы римскому императору – это такая малость, которая вообще ничего не значит и не имеет никакого отношения к духовной жизни христианина, Бог устами апостола Иоанна дал в высшей степени ригористический ответ: «<…> кто поклоняется зверю и образу его и принимает начертание на чело свое или на руку свою, тот будет пить вино ярости Божией, вино цельное, приготовленное в чаше гнева Его, и будет мучим в огне и сере пред святыми Ангелами и пред Агнцем; и дым мучения их будет восходить во веки веков, и не будут иметь покоя ни днем, ни ночью поклоняющиеся зверю и образу его и принимающие начертание имени его» (Откр. 14:9–11).

Согласно Апокалипсису, не только имевшее место в Древнем Риме религиозное поклонение языческому императору и будущее поклонение человечества некой глобальной религиозно-политической антихристианской сущности, получившей в Апокалипсисе именование зверя, но и принятие некоего символа религиозной глобализации, названного в Апокалипсисе «начертанием зверя», оказывается самым страшным смертным грехом для христианина, символом вечной апостасии, акта отступничества от живого Бога, после которого для христиан, по сути, невозможно покаяние. Известный священник и проповедник Русской православной церкви протоиерей Георгий Вахромеев называет этот запрет религиозной глобализации из 14-й главы Апокалипсиса последней заповедью Нового Завета.

Для апокалиптических пророчеств характерна своего рода двойная интенция, то есть одновременная направленность на настоящее и на будущее Церкви по отношению к наблюдателю – апостолу Иоанну Богослову. Таким образом, современная Иоанну языческая религиозная глобализация, выражавшаяся в политике Римской империи в форме жертвоприношения императору, по мысли автора Апокалипсиса, должна с невиданной ранее силой повториться в будущем, условно называемом «последними временами».

В эти последние – эсхатологические – времена место духовно побежденной Церковью языческой Римской империи должна будет занять качественно новая во всех отношениях, но по сути тождественная античной религиозной глобализации суперглобальная религиозно-политическая антихристианская сущность, называемая в Откровении аллегорическим именем «зверь». Зверь обладает двумя ипостасями – безличной и личной. Безличная – это квинтэссенция всех духовных антихристианских сил, получившая символическое название – «зверь из земли», или «лжепророк», или, на современном языке, Новый мировой порядок. А личная – будущий глобальный религиозный и политический лидер всего мира. В Апокалипсисе он назван «зверем из моря», поскольку именно море является символом тотальной всемирной глобализации, а в христианской церковной традиции именуется антихристом.

Почему несоблюдение категорического запрета Апокалипсиса на религиозную глобализацию так трагично для христианина? Потому что Новый мировой порядок – этот апокалиптический зверь – оказывается антихристианским духовным процессом, ведущим от Христа – к антихристу. Тот, кто вступил на этот путь и перешел некую духовную границу на пути к антихристу, или, говоря языком Апокалипсиса, поклонился «зверю и образу его», принял «начертание имени его», уже в духовном смысле сделал свой личный выбор. Он в духовном смысле уже признал антихриста, и его путь лежит теперь только вглубь глобального царства антихриста. В Откровении прямо говорится, что грех прямого или косвенного поклонения антихристу намного страшнее для христианина многих других грехов, в которых он имеет возможность раскаяться, поскольку нарушение последней заповеди Священного Писания означает вечную гибель человеческой души, что аллегорически названо в Апокалипсисе «вином ярости Божией», «дымом мучения», который «будет восходить во веки веков».



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1604 гостей онлайн