Четверг, 19 Сентября, 2019
   
(2 голоса, среднее 5.00 из 5)

Существующие или будущие сценарии развития ВПО имеют свои варианты, которые конкретизируют и детализируют базовый вариант в зависимости от конкретных исторических и иных условий. Без оценки отдельных вариантов сценариев прогноз развития ВПО теряет смысл, приобретая слишком абстрактный характер. Любой сценарий ВПО не только изначально субъективен, но и предельно конкретен с точки зрения международной, исторической, социальной и т.п. Поэтому, описывая те или иные сценарии развития ВПО, необходимо уточнять варианты этих сценариев в будущем. Некоторые западные исследователи предлагают выделять как минимум три варианта, отражающих возможность развития сценария по трем направлениям:
  • зона предполагаемых ожиданий;
  • зона растущего разочарования;
  • зона растущих ожиданий.

Такой подход, безусловно, уточняет вероятность тех или иных сценариев развития в будущем прежде всего с точки зрения реализации какой-либо стратегии, которая может быть реалистичной, провальной или очень успешной.

К сожалению, для всего процесса принятия политических и военно-политических решений в России характерно существенное отставание в адекватности и качестве анализа и прогноза. На Западе, с которым Россия сегодня находится в острой фазе противостояния, наоборот: на всех уровнях происходит быстрое усовершенствование эффективности управления. На эти цели выделены огромные ресурсы, масштаб которых абсолютно несопоставим с российским. Поэтому необходимо, чтобы у нас на комплексной и системной основе постоянно анализировались, обновлялись и прогнозировались различные сценарии и варианты развития МО и ВПО. Это невозможно сделать силами только одного ведомства – Совбеза, Министерства обороны, Генштаба или РАН. Требуется достаточно разносторонний и крупный коллектив исследователей, способный системно проанализировать и спрогнозировать перспективы развития сценариев ВПО и вытекающие из них угрозы. Масштаб этой работы огромен, но от его качества зависит не только эффективность использования значительной части национальных ресурсов, выделяемых на национальную безопасность и оборону, но и сама возможность существования нации и государства в XXI веке. Поэтому изначально важно правильно построить модель такого анализа и прогноза, понимая, что очень трудно (если вообще возможно) учесть все факторы, влияющие на формирование ВПО и тем более на все многообразие сценариев и вариантов развития таких сценариев ВПО в будущем.

Дорожная карта развития ВПО на примере противостояния России и США

Определение места сценариев развития ВПО важно прежде всего с точки зрения адекватной оценки политической и военной роли военной силы в современных международных отношениях. Рассмотрим эти сценарии на примере развития отношений двух основных субъектов ВПО – России и США. При этом изначально оценим ситуацию с позиции тенденций, определяющих МО.

Можно выделить как минимум две глобальные тенденции, дестабилизирующие будущее состояние МО: внешняя задолженность США, которая может привести к обвалу промышленного производства, и цепная реакция в других странах – производителях промышленной продукции. Как показал кризис 2008–2010 годов, такая реакция неизбежно последует. Сокращение промышленного производства и экономический кризис в США – угроза для всей МО, имеющая долгосрочное значение. Эта угроза может проявиться и обостриться неожиданно – даже на фоне вполне благополучных прогнозируемых тенденций в экономике США на 2014–2016 годы, когда рост ВВП может превысить 3 процента.


Таблица 1

Оценим вероятность развития сценариев МО и ВПО в матрице от 0 до +5, где 0 будет означать абсолютную невозможность, а +5 – сильную вероятность того или иного сценария. При этом в матрице предлагаются только отдельные группы и подгруппы сценариев МО и ВПО, а не сами сценарии, которые должны быть абсолютно конкретными – политически, исторически, а также с собственно военной точки зрения (таблица 1).

Как видно из расположения существующих и будущих сценариев развития ВПО, они являются следствиями и производными от группы негативных сценариев развития МО. В свою очередь, эта группа является следствием конфронтационного сценария взаимоотношений локальных цивилизаций Запада и Востока. Это обстоятельство важно учитывать, потому что в нем скрываются фундаментальные и системные противоречия (ценностные, интересы цивилизаций, наций и государств, социально-культурные, геополитические и др.), которые формируют общие контуры всех вероятных сценариев развития МО и, как следствие, ВПО.

Поддержание военно-технического развития – основное средство изменения современных негативных сценариев развития ВПО

Типичное заблуждение заключается в том, что безопасность может быть обеспечена международными договорами, в том числе по ограничению и сокращению вооружений. Этого не было и никогда не будет. Правда, никто всерьез на это и не рассчитывал.

Во второй половине XX века и в начале XXI века, похоже, утвердилось единственное средство, гарантирующее обеспечение безопасности государства, – технологическое и военно-техническое равенство, то есть способность создавать такие виды и системы вооружений и военной техники, которые делают невозможным либо очень рискованным применение военной силы в качестве политического инструмента.

Международные и региональные системы безопасности могут быть эффективными средствами обеспечения национальной безопасности только в ряде случаев, то есть они отнюдь не универсальны. Тем более что их эффективность в значительной степени зависит от политики великих держав, некоторые из них в последние десятилетия сознательно разрушают международно-правовую основу безопасности. Ни для Югославии, ни для Ирака, ни для Ливии, ни для Сирии, ни для Украины международная система безопасности не стала гарантией.

Таким образом, на фоне усиления негативных тенденций в развитии сценариев ВПО и их неутешительного долгосрочного прогноза возникает вопрос о реанимации традиционных и о поиске новых средств обеспечения национальной безопасности. На фоне множества нравственных, политических и религиозных, а также научных заблуждений относительно эффективности таких средств практическая определенность в этом вопросе имеет решающее значение. Приходится признать, что противопоставить обостряющимся цивилизационным противоречиям интересы сотрудничества, изменив тем самым общий негативный вектор развития сценариев ВПО, можно всего лишь в четырех случаях:

  • когда цивилизационные риски и общие интересы всей глобальной цивилизации (экономические, природные и т.д.) будут сильнее аналогичных рисков конфликта локальных цивилизаций: метеоритная угроза, природные катаклизмы, эпидемии и иные проявления опасности для всей цивилизации должны быть не только теоретическими, но и реальными, актуальными угрозами;
  • когда возникнут более серьезные угрозы со стороны других локальных цивилизаций (например, исламской) или внутри самой локальной цивилизации между отдельными нациями (Первая мировая война между Германией и Великобританией, например);
  • когда внутренние угрозы (в том числе национальные, социальные и др.) окажутся значительно сильнее внешних угроз либо когда природные и иные катаклизмы создадут угрозу существованию локальной цивилизации;
  • когда военно-техническое соперничество между локальными цивилизациями станет невыгодным и даже опасным, как это имело место, например, на рубеже 60-х и 70-х годов XX века.

В первых трех случаях изменение негативного вектора развития сценариев ВПО практически не зависит от политической воли: глобальные угрозы не рассматриваются как конкретные, а внутриполитические катаклизмы не прогнозируются, значит, не занимают достойного места в стратегическом планировании. Однако четвертое условие имело прецедент в мировой истории, и его последствия до сих пор положительно сказываются на предотвращении угрозы глобальной войны. Причем характер этого условия в принципе не изменился: в настоящее время конкретным мотивом предотвращения развития негативного сценария может, как и прежде, стать провал политики США, ориентированной на превосходство в основных направлениях НТП – тех, которые будут определять место государства в VI технологическом укладе. Победа в научно-техническом и технологическом соперничестве между ведущими странами-лидерами локальных цивилизаций может быть либо главным средством, обеспечивающим военную и политическую победу (как это является сегодня официально признанным в США), либо средством сдерживания, предотвращения опасной эскалации в негативном развитии сценариев ВПО.



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1543 гостей онлайн