Среда, 18 Сентября, 2019
   
(2 голоса, среднее 5.00 из 5)

 

В марте 1918 года большевистское правительство с целью удержания власти в стране заключило позорный Брестский мир с Германией и ее союзниками, по условиям которого от России отторгались огромные территории бывшей Российской империи, которые должны были войти в состав Германии или превратиться в германские протектораты. Только поражение Германии в Первой мировой войне не позволило осуществить преступный сговор германских милитаристов с российскими большевиками.

Большевистское правительство с легкостью шло на признание полной независимости от России тех частей бывшей территории Российской империи, которые оно не могло удержать с помощью военной силы. По этой причине Эстония, Латвия, Литва, Польша и Финляндия получили полную независимость от Советской России.

На других же территориях бывшей Российской империи были образованы советские республики по образцу РСФСР. Эти республики формально обладали всей полнотой государственного суверенитета, основу государственной власти в них составляли особые представительные органы власти – Советы. В действительности же Советы, как и другие государственные институты советских республик, служили прикрытием диктатуры партии большевиков. Некоторые советские республики, образованные в период Гражданской войны, прекратили свое существование, поскольку большевики не смогли удержать в них власть. Наиболее успешными в политическом отношении советскими республиками, кроме РСФСР, на момент окончания Гражданской войны оказались Украинская ССР, Белорусская ССР и Закавказская СФСР, являвшаяся федерацией Грузинской ССР, Армянской ССР и Азербайджанской ССР. Данные советские республики хотя и обладали на бумаге полным государственным суверенитетом и независимостью от РСФСР, но реально контролировались Красной Армией, подчинявшейся прежде всего политическому руководству РСФСР. Во всех этих государствах у власти находились большевики, осознававшие необходимость объединения республик для борьбы с общим врагом и для более успешного построения нового общества. Но в Политбюро ЦК РКП(б) возникли серьезные разногласия по поводу модели объединения новых независимых государств в единое союзное государство. Сталин предложил свой план объединения советских республик, предусматривавший вхождение в РСФСР других советских республик в качестве автономных республик. План Сталина по существу означал восстановление суверенитета России – в форме РСФСР – над утраченным ею де-юре государственным суверенитетом над территориями Украинской ССР, Белорусской ССР и Закавказской СФСР. Но Ленин резко раскритиковал сталинский план интеграции советских республик в единое союзное государство, поскольку был категорическим противником восстановления государственного суверенитета России за счет утраты вновь приобретенного государственного суверенитета других советских республик. Ленин потребовал объединения советских республик в единое союзное государство на основе равноправия и сохранения их государственного суверенитета. Кроме того, Ленин настаивал на праве каждой советской республики на свободный выход из будущего союзного государства, на их свободе «самоопределения вплоть до полного отделения». На момент образования СССР Ленин обладал в партии большевиков гораздо большей властью и влиянием, чем Сталин. Поэтому ЦК РКП(б) принял ленинский план государственного устройства будущего СССР. Договор об образовании СССР был утвержден 30 декабря 1922 года I Всесоюзным съездом Советов. РСФСР, Украинская ССР, Белорусская ССР и Закавказская СФСР образовали Союз Советских Социалистических Республик (СССР). Каждая из советских республик де-юре обладала полным государственным суверенитетом. Позднее в состав СССР вошли другие советские республики, образованные по национальному признаку. Все советские республики формально считались независимыми. Примечательно, что Сталин за период своего долгого правления в качестве фактического руководителя СССР не посмел нарушить ленинские принципы государственного устройства СССР.

Таким образом, партия большевиков во главе с Лениным нанесла серьезный удар по государственному суверенитету России, лишив нашу страну де-юре суверенитета над территориями бывших советских республик в составе СССР. Масштаб этого вреда можно сопоставить только с ущербом государственному суверенитету российского государства от внешних агрессоров – монголов, правителей Великого княжества Литовского и Речи Посполитой.

Таким образом, государственный суверенитет СССР являлся производным от первичного государственного суверенитета входящих в его состав советских республик, делегировавших по сути 100 процентов своего государственного суверенитета союзному государству, но де-юре имевших право в любой момент отозвать данные СССР полномочия по распоряжению собственным государственным суверенитетом. В то же время СССР признавал государственный суверенитет советских республик над их собственными территориями и обязывался не нарушать его. На эзоповом языке советских государствоведов концепция суверенитета федеративного государства СССР обосновывалась тем, что СССР охраняет территориальный суверенитет и суверенные права союзных республик. Фактически же руководство СССР по своему произволу или каким-либо политическим соображениям неоднократно нарушало территориальный суверенитет одних союзных республик в пользу других, что иногда приводило к политической и социальной напряженности в данных советских республиках.

Пожалуй, самым вопиющим примером произвольного нарушения территориального суверенитета РСФСР было решение Хрущева в 1954 году отобрать у РСФСР полуостров Крым и передать его в состав Украинской ССР. Актом передачи Крыма Украине Хрущев фактически растоптал правовые основы государственного и территориального суверенитета советских республик в составе СССР и продемонстрировал фиктивность обладания ими государственным суверенитетом.

Политика последнего советского руководителя Горбачева характеризовалась навязчивой идеей возвращения к ленинским принципам национально-государственного устройства советских республик в составе СССР. Это означало их наделение – подчас даже против воли их собственного партийно-советского руководства – реальным, а не фиктивным государственным суверенитетом, чтобы они путем собственного «свободного выбора» могли решать дальнейшую судьбу СССР. Подобное намерение для союзного руководства выглядело довольно странным. По идее это руководство должно было исходить из противоположного стремления – сохранить в своих руках делегированный союзными республиками суверенитет. Такая политика естественным образом привела к коллапсу государственного механизма СССР и к быстрому распаду самого государства. Причем гибель СССР не была даже оформлена легитимным государственным актом. Международно-правовая сила подписанных 8 декабря 1991 года Беловежских соглашений, провозгласивших прекращение существования СССР как «субъекта международного права и геополитической реальности», с юридической точки зрения может быть поставлена под сомнение. Хотя бы уже в силу явно недостаточного состава представителей государств-участников, уполномоченных принимать решение о ликвидации их союзного государства.

Принятие Декларации о государственном суверенитете РСФСР 12 июня 1990 года стало фундаментом становления новой российской государственности, но де-юре означало не только внутригосударственное признание ограничения территориального суверенитета России территорией РСФСР согласно ленинской модели СССР, но и признание легитимности территориального суверенитета новообразованного государства Украина над полуостровом Крым.

Таким образом, Россия вышла из состава СССР, понеся при этом тяжелейшие территориальные потери, сопоставимые с захватом ее территорий внешними врагами.

Государственный суверенитет России и политико-правовая глобализация

Как было отмечено выше, основным антагонистом концепта государственного суверенитета в современной мировой политике и международном праве является концепт глобализации. Понятие глобализации в современном мире имеет огромное количество аспектов. Это прежде всего экономическая глобализация, под которой подразумевается выходящее за пределы существующих государственных границ объединение мировых рынков и факторов промышленного производства, мощное развитие коммуникационных и информационных систем, либерализация торговли и финансовых услуг. Другим важнейшим аспектом международной глобализации являются общие социальные проблемы современного мира – такие, как защита окружающей среды, функционирование связи и транспорта, межгосударственная миграция населения, борьба с международным терроризмом и т.д. Глобальные экономические и социальные проблемы современного мира оказывают огромное воздействие на работу современного государственного механизма. Новация здесь состоит в том, что государства в наше время для решения указанных проблем всё в меньшей степени зависят от политических решений друг друга, поскольку ни одно из них в одиночку неспособно эффективно решать данные глобальные задачи. Поэтому в функциональном смысле глобализация исходит из факта ослабления способности современных государств в одиночку решать собственные проблемы.

Ответ на современные глобальные вызовы со стороны государства многовариантен и неоднозначен. Здесь не может быть одного единственно верного решения. Суверенитет государства означает его право на выбор собственного подхода к решению глобальных проблем современности ради эффективного осуществления своих функций.

Современные крупные западные государства пошли в этом отношении по собственному пути – пути политико-правовой глобализации, означающей принципиальное согласие властей данных государств с необходимостью качественно ослабить их государственный суверенитет. Подобное решение исходит из констатации неспособности современных государств решать глобальные задачи. При этом ослабление государственного суверенитета предлагается компенсировать созданием глобальных – то есть не обусловленных территориально – структур власти и управления. Это означает, с одной стороны, глобальную кооперацию государств под контролем глобальных структур, а с другой стороны, усиливающуюся независимость данных структур от самих государств за счет присвоения ими первичного суверенитета данных государств – иными словами создание так называемого глобального (или мирового) правительства. Концепт мирового правительства – это не пропагандистская страшилка современных политических маргиналов, а совершенно открытая интенция процесса современной политико-правовой глобализации.

Глобализация радикально поставила под сомнение значимость государственного суверенитета и даже изменила статус государства как основного субъекта международного права. Территориальный суверенитет государства также стал намного более проницаем. Географические границы государств все более утрачивают свое значение. Глобализация релятивировала государственный суверенитет, существенно ограничив его возможности и полномочия.

Современная Россия стоит перед важнейшим цивилизационным и ценностным выбором в своей истории: пойдет ли она по нелегкому пути усиления своего государственного суверенитета или же выберет проторенный Западом путь политико-правовой глобализации? Первый вариант означат верность страны своим духовным, политическим, социальным и культурным традициям, в то время как второй вариант предполагает радикальный ценностный разрыв с основами русской цивилизации и копирование богатого западного опыта постепенной ликвидации собственного государственного механизма и замещения его функций современными наднациональными глобальными структурами – предтечами будущего мирового правительства. Будущее России во многом будет зависеть от ценностного выбора, сделанного ею здесь и сейчас.

Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1420 гостей онлайн