Среда, 18 Сентября, 2019
   
(2 голоса, среднее 5.00 из 5)

 

Вторжение монголов на Русь в 1237–1240 годах, явившееся само по себе страшным по трагизму событием русской истории, принесло с собой прямо или косвенно уничтожение государственного суверенитета подавляющего большинства молодых средневековых русских государств. Фактически только Новгородская республика (1136–1478 годы), отстоявшая под руководством Александра Невского в борьбе с шведами и немцами свою независимость, смогла избежать монгольского завоевания и потери государственного суверенитета. В результате монгольского вторжения ранее суверенные княжества Северо-Восточной Руси оказались в политической и экономической зависимости от Орды.

Правители Северо-Восточной Руси стали подчиняться монгольскому хану, а затем хану Золотой Орды, утратив при этом право передавать великокняжеский титул по наследству. За него они теперь должны были бороться друг с другом – ради получения от хана права на великое княжение, что означало подчинение остальных русских князей великим князьям. По сути, с 1240 года и вплоть до битвы на Куликовом поле в 1380 году и разорения Москвы ханом Тохтамышем в 1382 году, когда русские князья перестали считать золотоордынских ханов своими властителями и платить им регулярный налог – дань, княжества Северо-Восточной Руси не обладали полным государственном суверенитетом.

Но гораздо более трагичным с точки зрения государственного суверенитета оказалось положение западных русских княжеств после монгольского нашествия. Они утратили свой государственный суверенитет не на 140 лет, как княжества Северо-Восточной Руси, а по сути, навсегда, хотя при этом многие из них только сравнительно недолгое время были в политической зависимости от монгольских ханов, а некоторые вообще не являлись вассалами монголов.

В середине XIV века Киевское княжество вместе с другими западнорусскими княжествами входит в сферу влияния Великого княжества Литовского, которое вело в то время жестокую перманентную войну за собственный суверенитет как против немецких крестоносцев на западе, так и против монголов на востоке. В этот период все западнорусские княжества военным или договорным путем оказались присоединенными к Великому княжеству Литовскому, а Галицко-Волынское княжество даже вошло в состав Королевства Польского. Окончательному уничтожению суверенитета западнорусских княжеств после присоединения их к Великому княжеству Литовскому способствовали два обстоятельства. Во-первых, титул великого князя носил в Литве только правитель этого государства, подчеркивая тем самым суверенитет великого княжества на всей его территории. Во-вторых, в Литве в период ее экспансии на земли Западной Руси правила династия не Рюриковичей, как в домонгольской Руси, а Гедиминовичей, являвшаяся для народа Западной Руси чужеземной династией, насаждавшей по сути иную национальную идентичность.

Если правление династии Рюриковичей в Древнерусском государстве привело к утверждению национальной идентичности «русь», то суверенитет Великого княжества Литовского на бывших землях западнорусских княжеств утверждал там новую национальную идентичность – «литва». Если бы Великому княжеству Литовскому удалось захватить также и земли Северо-Восточной Руси, то над всей Русью нависла бы опасности трансформации ее национальной идентичности, превращения «руси» в «литву». В этом случае исчез бы не только суверенитет великих князей Рюриковичей в русских княжествах, как это произошло после присоединения западнорусских княжеств к Великому княжеству Литовскому, но и навсегда мог бы исчезнуть из истории и сам народ Руси. Ведь потеря государством суверенитета есть необходимое, хотя и недостаточное условие потери народом национальной идентичности. Тем не менее не что иное, как присоединение Западной Руси к Великому княжеству Литовскому в середине XIV века послужило отправной точкой к разделению единого народа русь на три новых народа – русских, украинцев и белорусов. Потеря государственного суверенитета княжествами Западной Руси привела в конечном счете к возникновению на этих землях украинской и белорусской национальных идентичностей.

В то время, когда Западная Русь всецело подчинилась власти чужеземной династии Гедиминовичей, князья Рюриковичи Северо-Восточной Руси начали борьбу за свое освобождение от вассальной зависимости от татар. Уже с середины XIV века на этих землях существовало несколько великих княжеств – Московское, Тверское, Рязанское, Суздальско-Нижегородское. Они как равноправные союзники начали договариваться друг с другом о совместной борьбе против Золотой Орды. В конце XIV века московские великие князья фактически восстанавливают свою независимость, а в 1480 году суверенитет Великого княжества Московского признала также Золотая Орда. В конце XV века Москва становится центром единого государства. Принятие в 1547 году великим князем московским Иваном IV Грозным титула царя означало в глазах современников провозглашение высшей формы суверенитета Московского царства.

Московское царство (1547–1721 годы) как суверенное государство в период Смутного времени (1598–1613 годы) также подверглось огромному риску потери государственного суверенитета, но в отличие от русских великих княжеств времени монгольского нашествия сумело политическим и военным путем его отстоять.

Период Смуты в истории России был ознаменован тяжелейшим политическим, экономическим и социальным кризисом, польско-шведской интервенцией, фактической гражданской войной, массовым голодом и разорением страны. Этот тяжелейший государственный кризис возник прежде всего вследствие прекращении династии Рюриковичей – первой великокняжеской и царской династии России. В глазах значительной части народа новая царская династия Годуновых не обладала необходимой для царской власти легитимностью и подозревалась в узурпаторстве. Это привело к огромной популярности в народе самозванца Лжедмитрия I и безосновательному признанию его в качестве законного царевича Дмитрия – в реальности к тому времени уже давно почившего представителя царской династии Рюриковичей. Народ не подозревал, что Лжедмитрий I был, в отличие от Годуновых, не только настоящим узурпатором царской власти, но и политической марионеткой польского короля Сигизмунда III и папского престола, жаждавших отнюдь не поддержки легитимности российской царской власти, а политического и духовного порабощения России. Поверив пропаганде самозванца Лжедмитрия, за которым стояли слуги польского короля и папские легаты-иезуиты, русская армия после смерти царя Бориса Годунова в 1605 году изменила его сыну и преемнику Федору, который был свергнут с престола и зверски убит вместе с матерью боярами в Кремле. Вместо убитого легитимного царя Феодора на царство был венчан самозванец Лжедмитрий! Но боярство быстро убедилось в самозванстве и политической зависимости от поляков и католичества царя «Димитрия Иоанновича», что стало причиной нового политического переворота, в ходе которого Лжедмитрий был жестоко убит. Новым царем был провозглашен князь Василий Шуйский – представитель боковой ветви династии Рюриковичей и глава боярского заговора против Лжедмитрия. Но в результате появления новых самозванцев и открытой польской интервенции в страну правительство Василия Шуйского не смогло удержаться у власти. С лета 1610 года официальной властью в России являлась так называемая Семибоярщина – совет из семи бояр – переходное правительство, призвавшее поляков в Россию. Опасаясь захвата власти в Москве новым самозванцем, московские бояре подписали в августе 1610 года договор с поляками, по которому королем России становился Владислав – сын польского короля Сигизмунда III, фанатичного католика и патрона польских иезуитов, а в сентябре 1610 года впустили польские войска в Кремль, после чего власть в России по сути перешла к командующему польским гарнизоном в Москве.

Предательство московских бояр привело к потере Россией государственного суверенитета почти на два года. Власть в этот период де-юре находилась в руках польского короля Сигизмунда III, который вследствие самоотверженного сопротивления русского народа польской агрессии, ярким примером чего является мужественная оборона жителей Смоленска в 1609–1611 годах, не смог добиться осуществления личной унии России с Речью Посполитой под собственной властью. Подобный шаг, несомненно, привел бы к долговременной потере Россией своего государственного суверенитета.

Именно личная уния Королевства Польского и Великого княжества Литовского, окончательно политически и юридически оформленная в 1569 году, привела к утрате Великим княжеством Литовским, два столетия назад присоединившим к себе огромную территорию Западной Руси, своего государственного суверенитета и фактическому подчинению в официально общем государстве «обоих народов» Королевству Польскому. Государственной статус Польши был в средневековой Европе существенно выше государственного статуса Великого княжества Литовского. Таким образом, территория Западной Руси, первично потеряв свой государственный суверенитет в середине XIV века, став частью Великого княжества Литовского, затем уже вторично утратила его в середине XVI века в результате присоединения своего нового государства к чужому государству – Королевству Польскому. Это событие резко ухудшило политический, правовой и социальный статус русского населения бывшей Западной Руси. В Речи Посполитой оно подверглось жестокой дискриминации по национальному и религиозному признакам со стороны своих новых господ – польской шляхты, – от произвола и гнета которых их бывшее «родное» государство – Великое княжество Литовское – вследствие потери государственного суверенитета более не могло защищать своих бывших подданных. Народ в Московском царстве периода Смуты видел, в каком тяжелом положении находилось русское население Речи Посполитой под властью короля Сигизмунда III, и поэтому не желал принять власть польской шляхты, то есть повторить в акте личной унии с Речью Посполитой трагический случай утраты государственности Великим княжеством Литовским.

Для борьбы с польскими интервентами возникли Первое и Второе народные ополчения, состоявшие из всех русских сословий – дворян, казаков, горожан и крестьян. Второму народному ополчению под руководством Кузьмы Минина и князя Дмитрия Пожарского в августе 1612 года удалось разбить польскую армию под Москвой, а в октябре того же года полностью освободить русскую столицу от польских оккупантов. Освобождение Москвы от поляков было актом фактического восстановления суверенитета Московского царства, юридическое оформление которого было осуществлено Земским собором 1613 года, провозгласившим избрание на царство Михаила Романова и положившим начало династии Романовых в качестве новой легитимной династии русских царей.

Суверенитет России нисколько не был умален, когда в 1721 году царь Петр I провозгласил новую форму русского государства – Российскую империю (1721–1917 годы). Из сословного Русского царства по указу царя Россия превратилась в империю – могущественную военную державу, объединявшую разные народы и территории в единое государство. Многочисленные войны, которые вела Российская империя с внешними врагами, в том числе такое эпохальное событие, как Отечественная война 1812 года, нисколько не смогли поколебать прочность государственного суверенитета страны.

Трагические военные неудачи Российской империи в Первой мировой войне и особенно внутренние революционные события в феврале-марте 1917 года, в результате которых был свергнут последний российский император Николай II, вновь поставили Россию на грань потери государственного суверенитета, поскольку новое Временное правительство России оказалось неспособным удержать власть до момента созыва Всероссийского Учредительного собрания – легитимного представительного органа власти, уполномоченного определить будущее государственное устройство России.

Октябрьская революция 1917 года на самом деле представляла собой абсолютно нелегитимный государственный переворот, опиравшийся исключительно на насилие партии большевиков над российским народом с целью прихода к власти и удержания ее любой ценой. Захват большевиками власти в России нанес существенный вред суверенитету российского государства. Трагедия России состояла в том, что для первого большевистского правительства России государственный суверенитет страны вообще не представлял никакой ценности. Грезя раздуванием в Европе мировой революции, российские большевики без колебаний были готовы принести на ее алтарь территориальную целостность и суверенитет России.



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1382 гостей онлайн