Понедельник, 25 Октября, 2021
   
(4 голоса, среднее 5.00 из 5)

 

С точки зрения современных научных представлений, Вселенная образовалась мгновенно, она расширяется и в конечном итоге рассыпается на атомы и частицы, растворяясь, таким образом, в Ничто. Сейчас это ни ставится под сомнение, постоянно тиражируется в массы. У нас в стране, по крайней мере.

Теория Большого взрыва берет свое начало в революционном большевистском Петрограде, где в 1922 году советский физик Александр Фридман опубликовал «нестационарные решения» гравитационного уравнения Эйнштейна, предсказал расширение Вселенной (так называемое решение Фридмана). И сделал вывод, что в самом начале вся материя Вселенной была сосредоточена в компактной области, из которой и начала свой разлет. Он первым и употребил выражение «Большой взрыв». В 1927 году католический аббат Жорж Леметр опубликовал статью «Однородная Вселенная постоянной массы и возрастающего радиуса, объясняющая радиальные скорости внегалактических туманностей». Леметр прямо увязал Big Bang c библейской идеей творения ex nihilo, которая, кстати, содержится в Писании не в Книге Бытия, а в очень поздних Книгах Маккавейских. 22 ноября 1951 года римский папа Пий XII объявил, что теория Большого взрыва не противоречит католическим представлениям о создании мира. В дальнейшем католические богословы прямо повторяли версию аббата Леметра. В сегодняшнем православии также существует в целом положительное отношение к этой теории. И консервативные протестантские конфессии приветствовали теорию Большого взрыва как поддерживающую историческую интерпретацию учения о творении ex nihilo – противопоставляя ему «языческие» концепции «эманационизма» (создания мира «из недр Божиих», ex Deo) и манифестационизма («проявления», «недвойственности», «всего во всём»). При этом само время – темпоральность – жестко отождествляется с линейным временем сотворенной «расширяющейся Вселенной». В социально-историческом отображении это означает прежде всего оправдание прогресса.

Ален де Бенуа в «Краткой истории идеи прогресса» пишет: «Идея прогресса является одной из теоретических предпосылок Модерна. Не без причины ее часто называют “подлинной религией западной цивилизации”. Исторически эта идея была сформулирована приблизительно в 1680 году в ходе спора “ревнителей древности” и “современников”. Теоретики прогресса согласны с тремя ключевыми идеями:

  • линейной концепцией времени и идеей о том, что история имеет смысл, устремленный в будущее;
  • идеей фундаментального единства человечества, эволюционирующего в одном и том же направлении;
  • идеей о том, что мир может и должен быть трансформирован, – идеей, подразумевающей, что человек является полноправным хозяином природы.

Эти три идеи обязаны своим появлением христианству. Начиная с XVII века, с расцветом науки и техники, они переформулируются в светском ключе».

Если «идея прогресса» укоренена в Творении, а Творение есть Большой взрыв, то всё, как кажется, встает на свои места, и все (в том числе и изложенные выше) выкладки в области языка должны быть отвергнуты – как «реакционные». Но и «реакция» в этом случае не может «бездействовать».

Следует заметить, что теория Большого взрыва действительно подвергалась критике при двух «недемократических» режимах XX века. Во-первых, в СССР начиная с середины 30-х и вплоть до конца 80-х – разумеется, с позиций «диалектико-материалистического учения о безконечности и вечности Вселенной» (на самом деле исполнявшего чисто «консервирующую» роль против «яда Запада», в том числе революционного наследия советских 20-х). Во-вторых, в Германии 30-х, где, в частности, крупнейший физик и философ Карл Фридрих фон Вайцзеккер (ученик и сотрудник Нильса Бора и Вернера Гейзенберга) говорил, что «общество, которое принимает идею, что происхождение космоса может быть объяснено на основе взрыва, открывает нам более суть самого общества, чем познание Вселенной». Добавим, и суть «прогресса».

В СССР видели (или считали, что видели) «буржуазно-клерикальную» подоплеку Большого взрыва, а в Третьем рейхе – «расовую». В конце концов, и советские, и германские ученые «прогнулись под изменчивый мир». Еще в 70-е крупные советские физики Евгений Лившиц и Исаак Халатников – без сомнения, выполняя не столько политическое, сколько «метафизическое» задание, – доказывали, что Большого взрыва не было и Вселенная однородна. Но если германское «сопротивление» имело за собой особую онтологию, то с советским всё выглядело несколько иначе. Метафизически советская и ватиканская «картины» были сходны. И та и другая исходили (а ватиканская и сейчас исходит) из принципа однородности. Креационистская – из однородности времени, «диалектико-материалистическая» – из однородности пространства. Это выявляет их глубинное метафизическое родство.

В 1981 году папа Иоанн Павел II созвал в Ватикане международную конференцию космологов, посвященную теории Большого взрыва. Глава Римско-католической церкви и одновременно один из важнейших – наряду, например, с академиком Сахаровым – лидеров «морального человечества» желал услышать от ученых подтверждения идей о Большом взрыве именно как о Божием творении, прежде всего времени. Это должно было официально «освятить» теорию прогресса, противопоставив ее «тоталитаризму».

Всё, однако, оказалось не так просто. Приглашенный на конференцию выдающийся физик-теоретик Стивен Хокинг в большом докладе впервые обнародовал свою теорию мнимого времени (imaginary time), существовавшего прежде Большого взрыва, вне его и существующего вне актуального линейного времени. Мнимое время оказывается фундаментальным по отношению к линейному, возникающему в связи с Большим взрывом. Несмотря на то что сам Хокинг – агностик (точнее, он считает, что как ученый должен «отмысливать» вопрос о бытии Бога), его открытие оказалось едва ли не  основным для понимания сути Творения – и отнюдь не в пользу ни Ватикана, ни советского диамата, который, правда, уже был близок к самоисчерпанию. Хотел того Хокинг или нет, он указал на возможность «третьего пути» – и религиозного, и научного.

Неожиданно на доклад Хокинга и вообще на его исследования отозвался русский православный епископ Василий (Родзянко), написавший в связи с этим столь же неожиданную книгу «Теория распада Вселенной и вера Отцов». Книга начинается с общеизвестного, однако сегодня – в общем контексте «мировой религиозности» – звучащего почти «экстремистски», «гностически». Однако это никакой не «гностицизм», а самое простое каноническое православие. «Мир сей, в котором мы живем, не был сотворен Богом, – пишет епископ Василий. – Бог зла не творил, а в мире сем, как мы знаем, зла хоть отбавляй. Его источник не Бог, а “князь мира сего” (Иоанн 12:31; 16:11). Но есть Мир Истинный – подлинный Мир Божий». Нашу Вселенную епископ Василий называет «второй Вселенной», возникшей «в результате катастрофического отпадения от Божиего Мира – в результате “Большого взрыва”». Согласно епископу Василю, как легко видеть, «Большой взрыв» тождествен грехопадению, вызванному действием Змия.

«Создав бо человека, – цитирует епископ Василий святителя Василия Великого, – положил еси в раи сладости, безсмертие жизни обещав ему, но прелестию змиевою привлекшася, умерщвлена же своими прегрешеньми, изгнал еси его праведным Твоим судом, Боже, от рая в мир сей». И разъясняет: «Разница в том, что мир сей – “века сего”, а Царство Божие “прежде всех век” и – “в конце времен”, то есть вне времени, и над временем, и вне пространства. Время, оторванное от вечности (линейное время. – В.К.) оказалось (в соотношении с материей и энергией) в этом мире тем, что составило основу для временного пребывания в мире сем».

Более того, оказывается, что история (линейная история того, что называется сегодня «библейским проектом», не тождественным, однако, Библии в целом) с ея линейным «августиновым» временем оказывается тоже результатом действия Змия. Или, по яркому определению дона Мигеля, «сказкой, рассказанной идиотом». Епископ Василий в связи с этим конкретизирует: «Нельзя не согласиться с предостережением против попыток исторически связать обнаруженных наукой генетических предков всех людей нашей планеты с библейскими Адамом и Евой – по той простой причине, что их творение в Раю не включается ни в какую историю нашей планеты: между этим творением и предками, обнаруженными на нашей планете, лежит бездна грехопадения. Игнорировать эту бездну нельзя».

История есть движение к антихристу и борьба с «удерживающим», стремление любою ценой «обрушить» его. Поняв это, мы легко поймем и нарочито общее стремление «науки и религии» отождествить «творение из ничто» с началом времени и началом «этой Вселенной», приближая такое толкование не столько к Бытию, где ничего этого нет, сколько к Маккавеям. Между тем в «Беседах на Шестоднев» святителя Василия Великого (как и вообще у Каппадокийцев) всё выглядит совершенно иначе: «Поелику начало естественным образом предшествовало тому, что от начала, то повествующий о вещах, получивших бытие во времени, по необходимости всему предпоставил это выражение: в начале сотворил. Было нечто, как, вероятно, и прежде сего мира; но сие, хотя и постижимо для нашего разумения, однако же не введено в повествование как несоответствующее силам новообучаемых и младенцев разумом. Еще ранее бытия мира было некоторое состояние, приличное премирным силам, превысшее времени, вечное, присно продолжающееся. В нем-то Творец и Зиждитель всяческих совершил создания – мысленный свет, приличный блаженству любящих Господа, разумные и невидимые природы и все украшение умосозерцаемых тварей, превосходящих наше разумение, так что нельзя изобрести для них и наименований. Они-то наполняют собою сущность невидимого мира, как научает нас Павел, говоря: ибо им создано всё видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли (Кол. 1:16) и ангельские воинства, и архангельские чиноначалия», – отмечает епископ Василий.

Здесь говорится и о Бытии «прежде всех век», и о «Бытии во времени», но до грехопадения. То есть в еще не линейном времени. В современной физике существует так называемая струнная космология, в рамках которой вводится так называемое дилатонное поле, кванты которого, в отличие, например, от электромагнитного поля, не являются безмассовыми, поэтому влияние данного поля существенно лишь на расстояниях порядка размера элементарных частиц или на ранней стадии развития Вселенной. Из теории струн следует, что Вселенная должна иметь минимально допустимый размер. Этот вывод меняет представление о структуре Вселенной непосредственно в момент Большого взрыва, для которого в стандартной модели получается нулевой размер Вселенной. Вообще особенность теории струн состоит в том, что в ней, по-видимому, геометрия пространства-времени не фундаментальна, а появляется в теории на больших масштабах или при слабой связи. Современный русский физик-теоретик Дмитрий Поляков идет еще дальше: «Необходимо признать, что наше пространство-время не четырехмерно (как это кажется наивному наблюдателю), но мы живем в десяти измерениях. Сохранение R-симметрии на квантовом уровне тесно связано с существованием Духов (так называемых духов Фаддеева-Попова). Духи – это поля (волны, вибрации, частицы), вероятность наблюдения которых отрицательна. Для рационалиста это, конечно же, абсурд: ведь классическая вероятность любого события лежит всегда между 0 (когда событие наверняка не произойдет) и 1 (когда, напротив, оно произойдет наверняка). Вероятность появления Духов, однако, отрицательна. Таково одно из возможных определений Духов. Апофатическое определение» (для удобства чтения незначительно отредактировано. – В.К.). Всё это уже гораздо более мощно и фундаментально, чем imaginary time у Хокинга.



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

© 2021 belkin.tmweb.ru. Все права защищены.
Сейчас 2999 гостей онлайн