Пятница, 06 Декабря, 2019
   
(3 голоса, среднее 3.67 из 5)

Генерация событий как обмен святынями в пространстве культуры

Реальная культурная политика проблематизации может быть выстроена в ситуации угрозы мировой катастрофы – например, мировой войны. При таком раскладе особый спрос с интеллектуалов, которые должны просто включить разум, чтобы не допустить безумия. Но в сознании еще глубже мысли находится более важное и фундаментальное культурно-сакральное ядро, определяющее принципы своеобразной социокультурной экономики дара. Народы, которые через лучших своих представителей оказываются включенными в ритуал обмена дарами, восстанавливают для себя единое пространство святынь – живой динамический иконостас. Если теми, которые задумывают ритуал обмена дарами, святыни выбраны не случайно и за ними стоит определенное объективное содержание, то обменивающиеся дарами фактически создают единственно прочную основу для своего дальнейшего сотрудничества – единую систему ценностей.

Наиболее сложным вопросом является проблема обмена дарами представителей ключевых традиционных религий, поскольку эти религии как бы взаимно сомневаются в базовых основах своих вероучительных доктрин. А с точки зрения сторонников той или иной конфессии, уступка в символе веры ради сомнительных выгод взаимодействия с представителями другой конфессии выглядит как цивилизационное предательство. Но в случае символического обмена, дарения святынь на время подобные уступки делать не нужно: представителю другой конфессии драгоценная святыня предоставляется ради другого – чтобы предметом его внимания стало то, что сближает конфессии и одновременно разделяет, поскольку не воспринимается в качестве важнейшего символы веры другой конфессии.

Например, православным бесполезно обсуждать с католиками, от которого Лица Святой Троицы исходит Святой Дух и правомерно ли верить в непогрешимость папы. Для католиков Святой Дух исходит от Бога Отца и Бога Сына, а поскольку Бога Отца никто не видел, то религиозный порядок определяется прямой передачей апостольского служения через Иисуса Христа и верных апостолов римским папам и епископам в соответствии с чинами Католической церкви. Для православных же Святой Дух исходит исключительно от Бога Отца, поэтому «Дух дышит, аще хочет», например, через юродивого Христа ради (который «никто» в церковной иерархии до своей смерти и лишь после смерти канонизируется как святой), а не через структуру установленной раз и навсегда официальной церковной иерархии.

Но и не вступая в этот канонический спор и не призывая – как, например, делают иерархи Элладской церкви – римского папу покаяться в своей сатанинской гордыне, признать собственную погрешимость, можно предложить своеобразный набор святынь для обмена. Обмен этими святынями выступает своеобразным мостом над пропастью взаимного непонимания. Так, с точки зрения Католической церкви смертным людям не дано узреть Бога Живого и воспринимать при жизни божественную энергию. А у православных исихастов в результате подвига Иисусовой молитвы может получиться стяжание Божественной нетварной энергии (благодати). Такой подвижник способен встать на путь материальной переделки своего тела и обоˆ­жения (теозиса), уже при жизни обретая антропологическую достоверность бессмертия. Католицизм не разделяет подобное представление и потому, с точки зрения православия, остается исключительно словесно-концептуальной абстракций, не желающей телесно, материально прикоснуться к тайне бессмертия, которое возможно. Но существует одно пересечение обеих конфессий, где вдруг неожиданно намечается их сближение в восприятии подвига Христа по преодолению смерти. Действие божественных энергий, которое признает католицизм, проявляется в православной иконописи, поскольку иконописец стремится не просто осуществить самовыражение, но, сведя ум в сердце, проделать восхождение через возникающий у него образ к первообразу. И также через стяжание благодати «обвести красками заобразный зрак», куда он и будет двигать молящегося на созданный им лик иконы. Появление икон, как известно, связано с попытками воспроизвести нерукотворный образ Христа – утерянный плат с изображением лика Христа («Спас Мокрая Брада»), а также плат Вероники, которым Христос, восходя на Голгофу, стер пот и кровь. Лик Иисуса запечатлелся на этом куске ткани. Реликвия – плат Вероники – хранится в Соборе Святого Петра в Риме. Особенностью данного лика является то, что на нем отпечатался терновый венец. Существует и Туринская плащаница, где на убрусе отпечатался Лик Христа – как бы его своеобразная лицевая фотография, возникшая после того как Тело Христа, снятое с креста, было завернуто в этот плат Иосифом Аримафейским. Этот отпечаток Лика Спасителя обладает особым потенциалом воздействия на всякого человека, особенно верующего.

Существует также убрус с запечатленным Ликом Богоматери – плат, хранящийся в Мексике, в храме Мадонны Гваделупской. К этой святыне не прекращается паломничество, прежде всего латиноамериканцев, которое превратилось в настоящее народное движение, количественно превосходящее поток паломников в Ватикан. При этом Католическая церковь не признает подлинность Туринской плащаницы, но считает ее реликвией, очень важным напоминанием о Страстях Христовых. Некоторые православные иерархи почитают ее как подлинную святыню – действительный отпечаток Лика Спасителя. Обмен «Троицей» Рублева и платом Вероники, Туринской плащаницей или нерукотворным образом Мадонны Гваделупской является очень важным актом восстановления единого представления о Теле Христовом – в том числе и по вопросу, может ли человек при жизни приобщаться к божественным энергиям, наблюдая и воспринимая Лик Христа.

Способ стяжания и восприятия божественных энергий, а также Лика Спасителя (так, как Его представлял себе иконописец) заново обращает нас к проблеме личности и культуры – тому, с чего начинается статья. Если в пространстве западной культуры личность – это чаще индивидуальность, то в пространстве российской цивилизации личность – это сверхличность, способная преобразовывать себя на пути движения к Богу Живому. «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Матф. 5:8). Политический лидер в России всегда сверхличностен, иначе он не политик.

Эта сверхличностность политика основана на сбрасывании конвенциональных приличий ради своего народа и предполагает «забегание в личную смерть» (Евгений Шифферс) через сверхусилие, которое выше имеющихся всегда слабых и недостаточных человеческих сил. Нам совершенно понятно, что именно подобное сверхусилие политика и должно быть направлено на реализацию программы Трансъевразийского пояса Razvitie, демонстрирующей цивилизационное движение по восходящему тренду, а не захват жизненного пространства. Только в этой зоне невозможности могут открыться благодатные источники сверхспособностей – понимания на сверхскоростях, прорывающей серую пленку банальностей стратегической визуализации, нестандартного действия в ситуации, удержания принципа любой ценой. Эти сверхспособности требуют личной практики единоборств с самим собой и со своей всегда ограниченной природой.

4 мая 2014 года

Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1669 гостей онлайн