Пятница, 05 Июня, 2020
   
(3 голоса, среднее 3.67 из 5)

 

Данное утверждение является, казалось бы, парадоксальным и неприемлемым для традиционного творца культурных ценностей в области массовой культуры. Считается, что деятельность человека искусства основана на самовыражении и это самовыражение никто сдерживать или определять не может. Самовыражающийся представитель «креативного класса» может делать всё что он захочет. И с точки зрения самовыражающегося художника уместно следующее утверждение: те, которые пытаются учить деятелей искусства, пусть попробуют сами создать нечто стоящее – по крайней мере, вызывающее интерес у различных аудиторий – читателей, зрителей, посетителей выставок. И действительно, указывать на то, что должен делать самовыражающийся художник, совершенно неправомерно. Но нас сейчас интересует деятель культуры, для которого творчество в области искусства сближено с религиозной практикой. В основе творчества именно такого автора непременно находится акт спасения.

Акт спасения всегда личностен, невозможно спасать народ, не опробовав действия акта спасения на самом себе. Но художник, писатель, музыкант, постановщик пьесы может говорить от имени всего народа и обращать продукт своего творчества ко всему народу – тогда его языком и его образностью будет говорить многомиллионный народ. Особенно интересен акт, когда художник говорит от имени многих миллионов уже ушедших и еще не родившихся.

Акт спасения как основа творчества противостоит акту самовыражения. И именно на этом противопоставлении была основана провокация «Пусси Райт», придуманная ее режиссерами для демонстрации на Западе. Поскольку для западных деятелей культуры никакой иной культурной деятельности, кроме акта самовыражения, не существует, то наказание членов группы «Пусси Райт» за их поведение в Храме Христа Спасителя выглядит чудовищно. Культурного деятеля наказали за его профессиональную работу – самовыражение вопреки всему.

Акт спасения, когда речь идет о стране или цивилизации, подразумевает инициацию тотального ответа, который предполагает подъем народной стихии. Поэтому задача и заключается в том, чтобы пробудить созидательную стихию населения России. Созидательная стихия нации – это не психоз толпы, это объективный рост и подъем сознания.

Мобилизуемая страна-цивилизация определяет свое место и свои возможности во взаимодействии с другими цивилизациями. Тотальная мобилизация цивилизации отличается от националистической мобилизации или мобилизации неимущих против имущих. Такая тотальная мобилизация происходит под воздействием постижения и почитания святости и в сопряжении с аналогичными возможностями других цивилизаций. Национальная или националистическая мобилизация строится на конкуренции с другими нациями. Заходя за тонкую грань национальных преимуществ в область национальной исключительности, национальная мобилизация превращается в фашизм. Социальная мобилизация неимущих порождает стихию социальной революции, направленной на разрушение сложившейся государственности и изничтожение элиты страны на основе культа формальной уравниловки вместо справедливости. Многонациональной, многоконфессиональной России нужна цивилизационная мобилизация, исключающая национальную мобилизацию и социальную революцию.

Централистский либерализм (Иммануил Валлерстайн) как форма организации власти ведущих государств мира (прежде всего США и Великобритании) боится как огня народной стихии и тотальной мобилизации у себя в стране, но пытается использовать национальную мобилизацию и мобилизацию социальной революции в других странах как форму борьбы с конкурентными правительствами. Задача при этом заключается в том, чтобы разрушить солидарность народа и народную традицию индивидуализацией и предложением прав и свобод индивида в качестве краеугольной ценности западной цивилизации. Исходная народная и цивилизационная солидарность, принадлежность к сообществу своего народа рассматриваются как нечто устарелое и архаичное, что легко модернизируется на основе индивидуализирующей ценностной рефлексии. США как страна иммигрантов перерабатывает мультитуду – множество разобщенных по языку и национальной культуре приехавших иммигрантов в рефлектирующих индивидов, которые одинаково осознают только одно – равенство личных прав и свобод по отношению друг к другу. За рамками подобной индивидуализирующей рефлексии остается осознание цивилизационного и народного родства и единства на основе ценностей и языка. Пройдя через индивидуализирующую «мясорубку» личных прав и свобод, человек причисляется к благословенной американской нации и американской цивилизации. Цивилизационное единство в рамках американской нации человек получает вторично, оно не дано ему в виде исходной цивилизационной идентичности. Точно так же, как в области протестантской этики, выявленной Максом Вебером, человек еще должен доказать свою богоизбранность на основе успешного предпринимательства, в области цивилизационной этики американец должен доказать себе исключительность и успешность американской нации-цивилизации, а также отсталость и вторичность других цивилизаций.

России необходима цивилизационная мобилизация, выводящая ее народ в область разумной творческой стихии и «умной» энергетики данной стихии. Такой цивилизационной мобилизацией обладает идея трансконтинентального пояса Razvitie. Возможность нового – прежде всего инфраструктурного – освоения евразийского континента и заселения огромных территорий русскими вместе с солидарным участием в процессах создания новых индустрий и городов народов других стран, других наций составляют важнейшие рычаги цивилизационной мобилизации. У данной цивилизационной мобилизации есть культурно-ценностная проекция, и есть социальная проекция.

Культурно-ценностная проекция цивилизационной мобилизации

Культурно-ценностная проекция состоит в предъявлении определенной ценностной таксономии (ценностного порядка), которая определяет космический прорыв русской цивилизации, в котором соучаствуют другие евразийские народы – прежде всего белорусский и казахстанский. Социальная проекция – это объективный масштаб проекта, который предлагается обществу и который основан на ценностной таксономии.

Основу этой таксономии составляет идея служения чему-то высшему, более высокому идеалу, нежели индивидуальное потребительское выживание. В самих по себе индивидуальном потреблении и выживании нет ничего зазорного и плохого. Плохим является всего лишь несоблюдение меры в этом процессе. После того как чувство голода и чувство опасности вызвали необходимые и адекватные реакции по удовлетворению данных первичных потребностей, в качестве побудителей действия должны вступить в действие более высокие цели и ценности. Но они не начинают действовать сами по себе. И человек остается на уровне доминирующей задачи индивидуального потребления. Этим более высоким типом ценности является расширение зоны жизни с выходом в космос и освоение ближнего и дальнего космоса. Первым шагом выхода в космос является создание интегрированных инфраструктур, мультинфраструктур еще на планете Земля. Вместо раздувшейся «опухоли Москвы» и опустевших территорий Северо-Запада должен появиться новый каркас городов и поселений – каркас, сдвинутый в сторону Восточной Сибири и Тихого океана. Подобный способ постоянного расширения зоны жизни и освоение все новых зон жизненного пространства не связаны с отниманием жизненного пространства у других народов. У России есть огромные опустевшие зоны, незаселенные места, территории вечной мерзлоты, где должны появиться города и новые производства.

Ценность служения с точки зрения концепта Razvitie предполагает сверхзадачи, которые могут быть реализованы только при условии цивилизационной мобилизации российских народов во главе с русским народом. Ценность служения определяет гигантское обилие дел, которое может быть осуществлено для подъема всего евразийского континента.

Цивилизационная мобилизация является обратной стороной тотальности развития. У самого процесса развития нет границы, поскольку Razvitie – это перешагивание через границу. Развитие – это всегда тотальный объективный разлом сложившихся оконтуренных целостностей, поскольку перешагивание через границу делает из целостности частичность. Как только появляется граница, возникает возможность и необходимость через нее перешагнуть.



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

© 2020 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1478 гостей онлайн