Суббота, 04 Декабря, 2021
   
(3 голоса, среднее 4.00 из 5)

 

Более того, Россия, благодаря православию, хранит многие из тех культурных ценностей, которые прежде были присущи западной культуре-цивилизации.

Речь идет в первую очередь о традиционных семейных ценностях. Основные из них:

  • чадородие и многодетность;
  • святость человеческой жизни от зачатия до естественной смерти (не только запрет абортов и абортивной контрацепции, но и воспитание в обществе глубокого отвращения к ним);
  • половозрастная иерархия, подразумевающая вежливость, уважение к старшим, защиту младших, главенствующая роль мужчины-воина, мужчины-труженика в обществе, почитание женщины-матери, «рыцарское» отношение к женщине, нелицемерная любовь к детям и забота о них не только со стороны родителей и профессиональных воспитателей, но со стороны всего общества;
  • целомудрие и супружеская верность;
  • знание и культ родословной.

Таким образом, если в случае культуры труда речь шла об укладе, то в случае культуры семьи речь идет об устое.

Подводя итог, можно сказать, что нарождающаяся русская культура зиждется на трех главных столпах – правде, труде и семье. Это самоочевидные вещи, которые приходится доказывать только потому, что наше общество глубоко больно, отравлено национал-предателями и в этом страшном бреду не узнает свое и целует пагубное чужое.

Огонь по штабам!

Сегодня обремененные научными степенями заседатели ученых советов твердят о культуре, которую они собираются привить «обществу» (таких же, как они, потерянных и космополитичных горожан), причем подразумевая именно par excellence западноевропейскую культуру. Это чистое издевательство, возможное со стороны дармоедов с профессиональным философским образованием лишь в эпоху Пост­модерна. Жалкое и эйдетически, и по формальным признакам искусство, превращение живой теургической ткани творческого бытия в бесконечный шопинг в тотальном супермаркете «услуг на рынке культуры», юридически выклянченное и выторгованное дозволение под видом «культурной нормы» цвести самым гнусным порокам и перверсиям, от которых тошнотворно пахнет в прямом и переносном смыслах, – вот что такое эта «европейская культура».

Немного отступив от темы, хочу проиллюстрировать свои нелестные замечания в адрес «профессиональных философов и культурологов», с которыми знаком отнюдь не понаслышке, одним маленьким, но разительным примером. Еще в студенческие годы один мой очень близкий знакомый, впоследствии сделавший научную карьеру и ставший уважаемым человеком в Институте философии РАН, буквально трясясь, сжав кулаки и выпучив глаза, кричал: «Я никогда не буду заниматься физическим трудом! Я всё сделаю, чтобы не стать дворником, как это быдло! Я готов что угодно для этого делать». Имя этого человека не буду называть по этическим соображениям.

Однако не один этот господин думает так. Это клановый образ мысли. Во всей этой среде процветают клановость и кумовство по принципу причастности к иностранной кормушке. Как же еще их называть, как не социальными паразитами, присосавшимися одновременно к государственному бюджету и к западным грантам? Совершенно очевидно, что второе обстоятельство предполагает обслуживание западных интересов и в конечном итоге сдачу национальных интересов России во имя собственных шкурных интересов. «Топ-эксперты и топ-профессионалы» – это всегда потенциальные предатели, что хорошо известно из базовых основ менеджмента. Причем количество денег, затраченных на любые их поощрения со стороны государства, никак не сказывается на их мотивации. Они всё равно себя чувствуют незаслуженно обделенными, обойденными вниманием, почетом, материальными благами. Это люди с большим опытом и маленькой мотивацией. Практически весь этот клан в его нынешнем виде необходимо подвергнуть если не санации, то самым жестким проверкам на лояльность интересам России.

Едва ли не единственное приятное исключение из этого правила на сегодняшний день – соцфак МГУ, где стараниями декана Владимира Добренькова и завкафедрой социологии международных отношений Александра Дугина проводится высококвалифицированная подготовка патриотических кадров для будущей России. Причем, разумеется, это не просто будущие чиновники и эксперты по международным отношениям. Растет и воспитывается государствостроительная смена очень широкого профиля. Так что места профессиональных философов, культурологов и чиновников от культуры не будут оставаться вакантными.

Прочие представители пятой колонны

Что касается собственно «творческих личностей», превративших искусство в рупор, откуда в явной или не очень явной форме извергаются деструктивные для государства, религии, семьи «теги», «мемы» и т.п., то со стороны государства даже малейшие попытки репрессий в их отношении были бы крайне неосмотрительными. Репрессии из людей душетленных и нравственно никчемных сделают едва ли не мучеников. У нас любят мучеников. Ведь как раньше часто бывало? Даже если страшного преступника казнят, все ему сочувствуют, переживают. Поэтому пятую колонну в культуре нельзя репрессировать. На них должен быть направлен общественный остракизм, бойкот их произведений культуры, осмеяние, идущее снизу, хотя и направляемое государством. Таким «деятелям» должно быть отказано во всяческих бонусах и преференциях точно так же, как это было по отношению к патриотическим деятелям культуры в 90-е. Им должен быть ограничен доступ на центральные каналы ТВ. Всеми силами им нужно давать понять, что они – лишние в новой России.

При этом нужно отдавать себе отчет, что поколение 80–90-х, выбравшее «пепси», почти полностью испорчено, растлено навязанными извне неаутентичными культурными ценностями и нормами. Возвращение к традиционным ценностям отпугнет поколение «пепси», выбравшее «тусовку», несвязанный с какой-либо ответственностью «безопасный секс» и бесконечный бессмысленный интернет-сёрфинг. Держа в виду это обстоятельство, в культурной политике следует действовать с крайней осторожностью. Это поколение, исправно подпитывающее белоленточное движение человеческим ресурсом, уже почти не перевоспитываемо. Что делать с целым поколением – уже другой вопрос. Но этому поколению не нужно ничего, кроме вседозволенности.

При этом особую угрозу для российской государственности в культурном и политическом отношениях представляет неоязычество, становящееся год от года всё более антихристианским, антигосударственным и агрессивным. Появилось уже третье испорченное поколение. Это давно не те, которые из юношеского конфликта «отцов и детей» ушли в «секту», «раскрестившись» или отринув атеизм своих родителей. Тех мы проморгали 20 лет назад. Народились язычники, у которых не только родители, но и дедушки с бабушками являются таковыми. А наш народ чтит «традицию» и готов за нее умирать. Даже если это такая вот псевдотрадиция. Что же, Владимиру заново крестить Русь? Аутентичную традиционную славянскую культуру приватизировали манипулируемые из-за рубежа экстремисты, ставящие своей целью свержение не устраивающего их государственного устройства и уничтожение православия как якобы «чуждой веры еврейского народа». Поэтому крайне необходимо просвещать молодежь, работать с ней через патриотические, исторические клубы, клубы исторической реконструкции, которые должны быть под государственным надзором и ни в коем случае не становиться прибежищами для всякого рода антигосударственных «волхвов всеславьевичей», следить за тем, чтобы там не пускало свои поганые поросли неоязычество. Неоязычество крайне опасно и разрушительно для нашей культуры, поскольку оно основано на шовинистическом противопоставлении нашей этнической культуры другим этническим культурам России. Язычество – это религия рода и народа в узком смысле. Если ты другого цвета кожи или родился где-то в другом месте, то ты чужак, враг, в лучшем случае турист, что с неизбежностью ведет к сепаратизму. Однако если полностью задавить те положительные моменты культуры, которые сохраняются в среде, где чтят наши народные традиции, это будет чревато тем, что неподконтрольное государству движение будет не просто оппозиционным, а экстремистским. Это примерно тот же контингент, который лег в основу «Правого сектора» на Украине. Этнонацонализм в культуре – это очень опасный путь, ведущий к утрате не только территорий нашего государства, населенных другими этносами, но и к утрате собственных – исконно русских – территорий. Так называемые Залесская республика, Ингерманландия, Сибирская Вольготта, культура народа Меря, казачий сепаратизм – все эти «культурные» начинания государство обязано душить в самом начале ради нашего всеобщего русского будущего.

Культурполитика: цели, задачи, методы

Нет смысла говорить о целях и задачах культуры, ибо культура, подобно цветам, без цели рождается, радует наши органы чувств и без цели умирает. Нет у культуры и имманентно присущих ей задач. Все задачи культуры акцидентальны и волевым усилием в нее инкорпорированы, «вчитаны». Имеет смысл говорить лишь о целях и задачах культурполитики.

Единственная и главная цель культурполитики – сделать народ подлинно счастливым, предоставить народу возможность для духовной и творческой самореализации.

Главной – но не единственной – задачей культурполитики является воспитание поколений. Если чем и должно заниматься Министерство культуры, то именно воспитанием. Не просвещением, которым должно заниматься Министерство образования, а именно воспитанием. Причем не только детей, но и взрослых. Воспитанием нравов, воспитанием вкусов, культурных привычек. Поэтому необходим государственный патернализм в вопросах культуры. Нам, пожалуй, скажут: так это же прямой путь к «Культуре Два», как ее называет Владимир Паперный. Может быть. Но это в любом случае культура и культура аутентичная.

Напомню, Паперный в своей работе «Культура Два» говорит, что есть два типа культуры – «Культура Один» и «Культура Два». В качестве примера «Культуры Два» Паперный рассматривает сталинскую архитектуру. Условно говоря, «Культура Один» – это обычная, зависимая от внешних влияний, текучая культура, а «Культура Два» – это культура застывшей вечности.


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

© 2021 belkin.tmweb.ru. Все права защищены.
Сейчас 3010 гостей онлайн